Передача информации в бесписьменной культуре эвенков

Культура эвенков богата охотничьими обрядами и традициями, о чем свидетельствуют использовавшиеся способы бесписьменной передачи информации. примечательно, что Эвенки использовали такие средства коммуникации и в повседневной жизни.

Эвенки — жители Сибири

Сибирь занимает огромную территорию, населенную разными этносами. От Енисея до Охотского моря, от Чукотки и Камчатки до Амура и Уссурийского края еще в начале XX в. можно было встретить кочевников на оленях — эвенков, которых в прошлом называли тунгусами. Несмотря на обширную территорию расселения, этот народ имеет единую культуру, уникальность которой заключается, в частности, в особенностях уклада жизни.

Охотничий промысел

Жизненный уклад эвенков формировался с учетом основных занятий — охоты и оленеводства, а рыболовство и сбор даров леса помогали разнообразить рацион.
Охотничий промысел занимал особое место в жизни эвенков. Часто от результатов охоты зависела жизнь целого рода. Арсенал охотника составляли простейшие виды оружия: лук и стрелы, позже, с XVII–XVIII в., — огнестрельное оружие. Эвенки были меткими стрелками и, как правило, удачливыми охотниками. Этим искусством в одинаковой степени владели как мужчины, так и женщины. Мальчиков начинали обучать стрельбе из лука с раннего возраста; с 6-7 лет они уже ходили на охоту невдалеке от стойбища, а в 12 лет могли под присмотром мужчин полноценно заниматься охотничьим промыслом.

Навыки охотника

Известно, что у эвенков занятие охотой имеет глубокие корни. Кочевой образ жизни формировал особенности культуры, отличающие эвенков от других народов Сибири. Освоение огромного пространства способствовало совершенствованию их индивидуальных навыков. Они могли подолгу жить под открытым небом, а также обладали недюжинной силой — во время охоты передвигаться приходилось зачастую достаточно быстро и на большие расстояния. Охотнику также необходимы были знание повадок зверей и природная наблюдательность. Стоило ему один раз пройти по таежной тропе, проплыть по реке или отыскать незаметный брод, как всё это запечатлевалось в памяти в мельчайших подробностях.
Говоря об особенностях культуры эвенков, следует обратить внимание на отсутствие у них письменности вплоть до начала 1930-х гг. Тем не менее передача информации была порой необходима; с этой целью использовали всевозможные знаки, символы и рисунки.

Знаки-сообщения охотников

В Российском этнографическом музее представлено “знаковое письмо” (рис. 1), рассказывающее о том, что люди уехали на лодке вниз по течению за четыре речных порога и там будут охотиться.
Зафиксировано множество фактов аналогичной бесписьменной передачи информации. Например, если во время охоты на лис эвенки пользовались отравленной приманкой, то они обязательно оставляли сообщение об этом: подвешивали на приметный сучок вырезанное из бересты изображение собачьей головы с настороженными ушами (рис. 2), что помогало другим охотникам уберечь своих собак. Чтобы сообщить о количестве охотников, ушедших в определенном направлении, на воткнутом в землю шесте делали соответствующее число зарубок, при этом наклон шеста указывал не только направление, но и предполагаемое расстояние: чем больше наклон, тем длиннее дорога (рис. 3). К условным знакам относятся также затесы на деревьях (ильконы), которые оставляли по пути следования. Расстояние между ними могло быть немалым — от 20 до 60 и более километров. Для указания направления пути эвенки вставляли в затесы небольшие прутики или ветки (рис. 4). На месте переправы через реку также ставили жердь-указатель (хуву). В зимнее время охотники поступали таким же образом, причем по этим указателям можно было получить дополнительные сведения. Например, если охотник уходил от стойбища на большое расстояние, он вставлял в хуву или илькон длинную палку (хонин-хуву) (рис. 5), если же предполагал находиться поблизости короткую (умрумкун-хуву) (рис. 6). Количество дней, которое эвенки рассчитывали провести в походе, обозначали кольцами, сплетенными из прутьев ивы, черемухи или березы (рис. 7). Одно кольцо, надетое на хуву, соответствовало одному дню пути, два кольца — двум дням и т.д. (рис. 8). В чаще леса можно было увидеть срубленное дерево, в зарубку которого была воткнута стрела острием вниз. Это был знак: «я расставляю луки поблизости» (рис. 9); если стрела была направлена косо вверх охотник ушел далеко в указанном направлении. Сучок, положенный поперек следа, запрещал идти в этом направлении (рис. 10). Чуть наклоненный в сторону шест, на котором висел кусок бересты с изображением соболя, сообщал о том, что рядом (в стороне наклона шеста) охотятся на соболя (рис. 11).
Информацию также фиксировали с помощью рисунков, сделанных углем на стесанной поверхности дерева. Например, рисовали столько фигурок людей, оленей и собак, сколько ушло на промысел.

Передача информации в повседневной жизни

Эвенки использовали бесписьменные формы передачи информации и в повседневной жизни. На протяжении длительного времени среди родоплеменных объединений кочевников вспыхивали эпидемии оспы, из-за которой вымирали целые рода; оставшиеся в живых покидали зараженные стоянки. Чтобы предупредить об опасности, на опустевшем стойбище ставили шест, к которому прикрепляли изображение человечка из бересты, покрытого пятнами (рис. 12), а место входа в чум, где прежде лежал больной, обозначали чурбаном (рис. 13). Когда в семье кто-либо заболевал, на затесах углем рисовали человека, лежащего на боку, а если кто-либо умирал, человек изображался лежащим на спине (рис. 14).

В представленном материале использованы работы: Н.А. Александрова (1900), Н. Леонова (1927), Н.Н. Грибановского (1946), П.П. Хороших (1950), Ю.Б. Симченко (1976), В.М. Кулемзина (1991).
Выражаем благодарность за предоставленные рисунки студентам Института прикладного искусства Санкт-Петербургского университета технологии и дизайна Е. Арбузовой, М. Делянской и Д. Кононовой.