Город и горожане. Среднеазиатский базар

Типы поселений и структура городов

С занятиями населения и его социальной организацией тесно связаны типы поселений, которые в регионе были весьма многообразны: город шахр, пригородные селения (загородные кварталы), торговые селения на больших торговых путях, ремесленные селения, селения зоны орошаемого земледелия (компактные кишлаки, кишлаки с хуторским расселением), кишлаки богарной зоны, селения горных таджиков, селения полукочевого населения, поселения и кочевья кочевников, сезонные поселения.

Города в крупных оазисах являлись центрами управления, ремесла, торговли, а также религиозного образования. Часть городов (по переписи 1897 г.) была населена преимущественно ираноязычным населением (Самарканд, Ходжент, Пенджикент, Бухара), часть — тюркоязычным (Ташкент, Маргилан, Коканд, Хива и др.), но независимо от этого население городов зачастую именовалось сартами. Как замечал исследователь Средней Азии Л.Н. Соболев: "Сарт не есть особое племя, как то пытались многие доказать. Сартом называется безразлично узбек и таджик, живущий в городе и занимающийся торговлей. Это род мещанства, сословие, но не племя".

Многие города Средней Азии сохраняли средневековую структуру. 

Старейшей частью города была территория вокруг цитадели (арк, урда), где изначально находилась резиденция правителя, канцелярия главного сановника, казна и сокровищницы, тюрьма, иногда мастерские, обслуживающие нужды двора. Бухарский арк располагался на высоком холме, по гребню которого шла стена с зубцами. В арк вели громадные тяжелые ворота, на которых висела плеть как знак безграничной власти эмира.

Рядом с арком находилась соборная пятничная мечеть с кафедрой, откуда провозглашалась хутба — молитва за правящего государя и всех мусульман. Наличие такой мечети было важным преимуществом города, так как способствовало привлечению окрестного населения и способствовало оживлению торговли на базарах. Города были не только центрами религиозной жизни, но и мусульманского образования. В Бухаре в XIX в. находилось около сорока медресе — духовных академий ислама, в которых обучались тысячи студентов. Культовые сооружения, построенные в Бухаре и Самарканде в XV в. при Тимуре и Тимуридах, представляют собой исполинские здания с огромным стрельчатым порталом. При этом они кажутся почти ажурными благодаря сверкающей майоликовой облицовке с изящными арабесками голубого и синего цветов.

Вокруг арка располагалась укрепленная часть города — шахристон, также обнесенная стеной с несколькими воротами. Жилая застройка делилась на кварталы (махалля, гузар), которые представляли собой общины, формируемые по профессиональному, родственному или этническому принципу. Во главе квартала находился выборный староста. Главным предметом забот всего коллектива было совместное проведение обрядов календарного и жизненного цикла.

Жизнь квартала была довольно замкнутой. В квартале непременно была мечеть, так что общность его жителей скреплялась и принадлежностью к одному приходу. 

Мечеть содержали на собственные средства. Такая слитность общинной и религиозной систем была залогом их особой устойчивости в мусульманских обществах. Квартал имел свой большой арык и водоем "хауз". Дома квартала были обращены входом на одну улицу, которая имела ворота, запиравшиеся на ночь. Улицы среднеазиатских городов всегда производили на европейских путешественников унылое впечатление, поскольку взору открывались лишь глухие стены домов и заборы усадеб с закрытыми воротами. Но если ворота отпирались для гостя, его встречал уютный зеленый дворик усадьбы, где имелось глинобитное возвышение для трапез и отдыха в теплое время года.

Летом жители большинства городов (кроме Бухары, Ходжента, Исфары) переселялись в пригородные дачные поселки, где занимались садоводством и огородничеством. Таким образом, можно говорить о своего рода билокальности среднеазиатских горожан.

Среднеазиатский базар

Средоточием жизни города были базары. "Узкие улицы и тенистые базары были битком набиты двигавшимся, стоявшим и сидевшим народом", — описывает свои впечатления от бухарского базара русский путешественник Е. Марков. — "Целые потоки ярко-пестрых тюрбанов и еще более ярких и пестрых халатов текли со всех сторон и во все стороны. Ни в каком самом многолюдном европейском городе вы никогда не увидите такого непрерывного движения и толкотни народных масс, как в центрах пресловутой восточной лени и апатии. Что они тут делают, куда и зачем идут, из-за чего спешат и толкаются, они и сами хорошо не знают. Улица, базар, это их жизнь; они тут живут, вот и всё".

Торговля начиналась с раннего утра. В шесть часов открывали городские ворота, а к семи часам базары заполняли прибывшие из кишлаков дехкане. К этому времени открывались и мастерские. Однако прежде чем приступить к работе, нужно было обязательно зайти в мечеть. За этим строго смотрел раис — "блюститель нравственности", на попечении которого были все базары и торговые ряды города.

Базары и торговые ряды размещались по видам изделий. Основное место среди товаров занимала разнообразная продукция городских ремесленников. Практически никогда не было отбоя у торговцев лепешками, сладостями и мороженым. Тонкий аромат витал над рядами с чаем и пряностями. Напротив, специфический запах доносился со стороны скотных базаров, но их старались вынести за городские ворота.

Часто на базарах можно было встретить бродячих каляндаров — членов нищенствующего братства, имевшего в городах свои общины. С середины XIX в. возрастает популярность чайных чайхона, ставших местом отдыха и общения, как горожан, так и приезжих. Практически легальный характер имели опиекурильни и игральные заведения.

На базаре можно было воспользоваться услугами цирюльника и табиба — знахаря, принимавшего пациентов в небольших помещениях при караван-сараях.

Торговые караван-сараи

Караван-сараи представляли собой одновременно постоялые дворы и предприятия, которые обслуживали оптовую торговлю. Владелец сарая "саройбон" встречал прибывших, отводил им помещения, принимал товары в подвалы под свою ответственность. В сбыте товара сайробону помогали маклеры, без которых не совершалась ни одна крупная сделка.

Торговля в крупных городах осуществлялась за деньги, но сохранялась и меновая торговля. Широкое обращение в Средней Азии имели бухарские монеты. Они чеканились в трех видах — золотые "тилля", серебряные "теньга", медные "фельс" или "пул" (народное название). Теньга была основной денежной единицей Бухарского эмирата. Одна серебряная теньга содержала в разное время 44-64 пула. В 1892 г. теньга была приравнена к 20 копейкам. Поставщиком серебра в Среднюю Азию был Китай, а в конце XIX в. — Россия. Золото ввозили из Европы, но в то же время осуществлялась и добыча золота местным населением путем промывки золотоносных песков. На территории Бухарского эмирата обращались и иностранные монеты — русские рубли, персидские краны, афганские и индийские рупии. Стоимость этих денег колебалась от курса теньги, что было питательной почвой для спекуляции менял, без которых трудно представить большой среднеазиатский базар.

Меновая торговля велась, в частности, с кочевым населением, которое поставляло жителям оазиса скот и продукты животноводства — кожи, кость, шерсть, а также изделия из них. Взаимная польза от торговых контактов оседлых и кочевников породила такое интересное явление как институт "торгового друга", когда скотовод имел в городе "приятеля", помогавшего продать скот и приобрести нужные товары. Расчеты между "приятелями" имели форму взаимных услуг и подарков. Обычно скотовод брал на выпас несколько голов скота горожанина, привозил ему мясо, масло, сыр, шерсть, соль.

Торговые селения располагались на границах оазисов, являясь важным звеном внутренней торговли региона. Раз в неделю на базар сюда стекались жители окрестных селений, степных и горных районов, странствующие торговцы.

Селения, расположенные по большим караванным дорогам, имели особый уклад жизни, связанный с обслуживанием караванов. Караваны, состоящие иногда из нескольких сот верблюдов, направлялись из Средней Азии в Европейскую часть России, Сибирь, Китай, Иран, Индию. Они везли ткани, сушеные фрукты, коконы шелкопряда, растительные красители, хлопок. С караваном отправлялась пушка, а люди были вооружены ружьями, поскольку караваны часто подвергались нападениям воинственной части кочевников. Во главе каждого каравана стоял караванбош, который руководил движением и отвечал за товар. Глава каравана должен был хорошо знать маршрут и обычаи народов, по земле которых пролегала дорога. В качестве караванбошей очень ценились представители кочевых народов, поскольку они умели великолепно ориентироваться на местности и справляться с бездорожьем. Выдающимся изобретением кочевников являются наплавные мосты, которые быстро плели из камыша при необходимости переправы каравана на другой берег реки. Такие мосты выдерживали огромную нагрузку, их повреждал только весенний паводок.