Хуторяне (традиционное земледелие и животноводство народов Балтики)

Особенности землепользования

В Финляндии на протяжении всей истории местные крестьяне оставались лично свободным, как и в Швеции. 

Но их земли были захвачены шведскими феодалами, и в результате они вынуждены были перейти на положение безземельных арендаторов — торпарей. Торпа — название арендуемого участка земли, за который крестьяне платили натурой и отработкой. Торпарская система, привнесенная из Швеции, серьезно отличала финских крестьян от положения крепостных в Остзейском крае. Однако у всех народов региона пахотные земли находились в подворном пользовании. Хуторская система землепользования Эстляндии и Лифляндии известна уже в XIV веке, а на западе Литвы — с XVI века. При этом долгое время сохранялось коллективное владение лесными, пастбищными и рыболовными угодьями. Согласно обычному праву земельный участок делился между сыновьями. Однако действовал и другой принцип — майората: в этом случае всю землю наследовал старший сын.

Владелец хутора мог избрать тот или другой способ передачи своих угодий наследникам. Важно, что они обусловили особенности и сложности взаимоотношений между членами семьи, делая их зачастую уже от рождения принадлежащими к разным слоям крестьянского общества. Младшие сыновья в семье обычно пополняли армию сельскохозяйственных рабочих, зачастую работая на своего старшего брата. Постоянный рост числа безземельных крестьян был отличительной чертой процесса капитализации крестьянского хозяйства и придавал ему острый социально-экономический характер. К XIX веку начинает возрастать стоимость сельскохозяйственных угодий: земля была здесь в два-три раза дороже, чем в черноземных губерниях России.

Нарастающее недовольство крестьян выливалось в различные акции протеста и, для того чтобы избежать кровопролития среди населения Прибалтики, в 1816-1819 годах (т. е. раньше, чем в остальной части империи) император Александр I даровал свободу крепостным Эстляндии и Лифляндии. Отныне они стали лично свободными, но их абсолютное большинство — неимущими. Крестьян фактически вынуждали арендовать землю или же выкупать свой надел. К этому времени малоимущие крестьяне и батраки в Эстонии и Латвии составили 65% всего сельского населения. Быстрыми темпами начался процесс распада старой патриархальной семьи. С тех пор в Латвии сохранилась пословица: "Спорят, точно землю собрались делить". Согласно особой юридической системе, наследник — обычно старший сын — подписывал договор, так называемый депутат.

В нем подробно перечислялись не только передаваемые хуторские угодья, движимое имущество, но и пожизненные обязательства наследника по содержанию своих престарелых и немощных родителей с указанием количества, качества и срока предоставления продуктов питания (зерна, молока, мяса и т. д.) Однако еще и в начале XX века в деревне сохранялись старинные общинные традиции: обычаи взаимопомощи во время сельскохозяйственных работ, при несчастных случаях, обычаи угощения всякой свежей пищей, первым пивом. Одной из древних форм родового сообщества в Литве вплоть до 1930-х годов было так называемое сябровство — совместное владение ульями и пчелами, мелким скотом, что накладывало своеобразный отпечаток на все стороны крестьянской жизни.

Земледелие — исконное древнее занятие

Земледелие — древнее и исконное занятие для жителей Финляндии, материковой Эстонии и внутренних районов Латвии и Литвы. 

Для XIX века преобладающей системой земледелия оставалось трехполье, однако в лесных районах Финляндии и отчасти Эстонии сохранялась древняя подсечная система. Князь А.И. Вяземский, побывавший в южной Финляндии в 1782 году с удивлением отмечал, что местные крестьяне выращивали хлеб не только для себя, но и поставляли в Швецию. Он отмечал: "Мужики живут очень изрядно, и мне кажется, что избыточнее, чем наши". Постепенно определенное распространение стали получать многополье и травосеяние, основательно изменившие характер этого традиционного занятия, прежде всего в западных районах. Наряду с озимой рожью — главной зерновой культурой, сеяли яровые ячмень и овес, коноплю, горох, гречиху; из технических — в основном лен, а также сажали картофель.

Традиционный сельскохозяйственный инвентарь

Сельскохозяйственный инвентарь у прибалтов включал архаичные и специфические орудия труда, применявшиеся в особых природных условиях. В их числе — эстонское рало. Это орудие в народе называли "свиное рыло", поскольку механизм его действия, приспособленного для неглубокой вспашки на каменистых почвах, уподоблялся тому, как свинья рыхлила землю для добычи пропитания. Распространенными пахотными орудиями были сохи различных типов. Бытование конкретных приспособлений и приемов земледелия было обусловлено особенностями почвы, климата, природы, закреплено местными традициями.

Картографирование сельскохозяйственного инструментария, как и многих других компонентов культуры (типов жилых и хозяйственных построек, мужской и женской одежды, пищевых рационов, форм семейной и календарной обрядности), говорят об их древних этнических истоках и зачастую указывают на свое конкретное племенное, региональное или заимствованное происхождение. Так, например, старинные молотильные скамьи в Эстонии и на севере Латвии были наилучшим образом приспособлены для тяжелых, с твердой остью колосьев местной ржи. Если же для уборки зерновых в восточных районах использовали восточноевропейского типа серпы и полукосу с граблями, то в западных — большие двуручные косы. Дольше всего старинный крестьянский инструментарий сохранялся в Литве, Латгалии, на эстонских островах и у сету. Локальные различия касались и видов рабочего скота: так, на востоке Финляндии и Эстонии, в Латвии и Литве применялись исключительно лошади, а на западе Финляндии и северо-западе Эстонии — волы. 

С другой стороны, крупные крестьянские хозяйства по примеру помещичьих имений со второй половины XIX века стали приобретать и даже выписывать из-за рубежа через распространявшиеся сельскохозяйственные журналы новую технику, удобрения, вводить новые приемы промышленного земледелия. С этого времени стали известны так называемые "прусские плуги", уборочные машины, конные и паровые молотилки.

Аграрная магия

Литовские крестьяне пытались расположить к себе матушку-землю, называемую мать хлеба; они верили, что ее душа убегает во время косьбы от косарей и прячется в последних несжатых колосьях. Эти колосья крестьяне срывали с особым почтением во время дожинок и плели из них особые пояса, венки, трости. По окончании сбора урожая их хранили в течение целого года и использовали в первый день весеннего сева, символически высевая из них сохранившиеся зерна как залог будущего урожая. Эта традиция со временем трансформировалась и сохранялась как игровой элемент праздников урожая еще в 1980-х годах.

Роль животноводства в хозяйственном укладе

Заметное место в крестьянском хозяйстве занимало и животноводство. Разводили лошадей, коров, овец, коз, свиней и домашнюю птицу. 

В Литве и восточных районах Эстонии и Латвии еще в XIX веке существовал обычай совместного выпаса скота, т. к. вплоть до процесса расселения на хутора здесь сохранялись общие деревенские выгоны. Для этого на общем сходе выбирали старшего пастуха, чаще всего из бедных крестьян. Ему помогали мальчики-подпаски. Первый выгон скота, как и у всех земледельцев Европы, был приурочен ко дню св. Георгия, который согласно поверьям "открывал" ключом землю и тем самым способствовал росту трав. 

После отмены крепостного права животноводство стало приобретать товарный характер, прежде всего у эстонцев и латышей. Упорная селекционная работа позволила вывести знаменитые породы мясомолочного скота: латвийскую бурую корову, эстонские черно-белую и красную, ряд беконных пород свиней, а также заметно улучшить качество овец. В итоге уже с середины XIX века наметилась тенденция к специализации хозяйств на молочном животноводстве и свиноводстве, которые постепенно превращались в ведущие отрасли эстонской и латвийской экономики. При этом заметим, что свежее молоко, сметана, масло и мясо в основном шли на продажу, а в рацион крестьянского питания вошли лишь в первой трети XX века.