Коллекции по культуре народов Сибири и Дальнего Востока

В настоящее время коллекционное собрание Российского этнографического музея по культуре коренного населения Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока насчитывает около 50 000 этнографических памятников. Являясь самым крупным в мире, коллекционный фонд по сибирскому региону представляет собой ценнейший источник, характеризующий все стороны культуры 36 сибирских народов.


 

Коренные народы Сибири и Дальнего Востока

Бескрайние просторы Сибири, охватывающие 67% территории России, — родина 34 народов. На Крайнем Северо-Востоке (Чукотке и Камчатке) обитают охотники на морских животных — азиатские эскимосы, алеуты и приморские чукчи, оленеводы тундры — чукчи и коряки, рыболовы — ительмены. На юге Дальнего Востока (Приморье, Приамурье, остров Сахалин) по большим рекам расселены рыболовы — нивхи, нанайцы, ульчи, орочи, ороки, негидальцы и охотники — удэгейцы. Южная Сибирь — место обитания скотоводов и земледельцев: алтайцев, тувинцев, хакасов, шорцев, тофалар и бурят. В Западной Сибири живут рыболовы — ханты и манси, охотники — селькупы, и оленеводы — ненцы.

На полуострове Таймыр (север Восточной Сибири) обитают охотники на диких оленей — нганасаны, и оленеводы — долганы и энцы. По всей территории Восточной Сибири расселены охотники эвенки, а на стыке между ней и Северо-Востоком — юкагиры (охотники и рыболовы) и эвены — оленеводы. Центральная часть Восточной и запад Северо-Восточной Сибири — место обитания второго по численности народа сибирского региона — самых северных в мире коневодов — якутов.

Первые собиратели

Основа обширного и ценнейшего собрания РЭМ по народам Сибири и Дальнего Востока была заложена в первом десятилетии XX века, когда для музея собирали коллекции такие яркие личности и глубокие исследователи народного быта как Д.А. Клеменц, Э.К. Пекарский, В.К. Арсеньев, А.А. Макаренко, Ф.Я. Кон, В.Н. Васильев, С.И. Руденко. 

Многие из них увлеклись исследованием традиционной культуры местного населения, отбывая в суровых условиях Сибири политическую ссылку. Неоценимый вклад в музейное собрание внесли также местные жители — чиновники, учителя, краеведы.

Первые экспонаты

В 1902 году была зарегистрирована первая коллекция мужской меховой одежды, предметов охоты и оленеводства эвенков, переданная в Этнографический отдел волостным головой из Якутской области. Вторую коллекцию музея составила редкая уже в то время кожаная утварь для приготовления кумыса, подаренная в 1901 году также местным жителем А.И. Поповым.

Привлечение местной интеллигенции

С момента создания этнографического музея его первый заведующий Д.А. Клеменц, курировавший обширный регион Сибири, возлагал особую надежду на помощь местных корреспондентов и привлекал их к сотрудничеству.

Коллекция А.И. Попова по якутам

Одним из первых откликнулся советник Якутского областного управления А.И. Попов. Он привлек к работе известного этнографа, фольклориста и языковеда Э.К. Пекарского, отбывавшего ссылку в Якутии. А.И. Поповым было собрано свыше 900 этнографических памятников якутской культуры, в том числе комплекс ритуальных предметов, приданое невесты, праздничное убранство коня, предметы шаманского культа.

Коллекция Э.К. Пекарского по якутам и корякам

Э.К. Пекарский приобрел около 400 экспонатов у якутов: культовые предметы, изделия из бивня мамонта, резные деревянные календари, утварь и украшения. Особый интерес представляют вырезанные из клыка моржа изображения птиц, морских и сухопутных животных, фигурок шаманов и бытовых сцен из жизни коряков.

Коллекция Н.П.Сокольникова по народам Северо-Восточной Сибири

Большая коллекция мелкой пластики из клыка моржа поступила в эти годы от статского советника Н.П. Сокольникова и доктора Н.В. Слюнина. 

Всего Н.П. Сокольникову удалось собрать свыше 2 600 предметов по культуре чукчей, коряков, эвенов, эскимосов, кереков, чуванцев и алеутов. Его жена Евдокия, имевшая чуванско-корякское происхождение, помогала ему в налаживании контактов с местным населением, в сборе и обработке материала. Особо ценными памятниками алеутской культуры здесь являются деревянные головные уборы охотников на морских животных, одежда из птичьих шкурок и кишок морских животных, плетенные из травы, игрушки. Уникальны также корякская погребальная одежда, культовые маски, женские лечебные головные повязки.

Сборы В.И. Иохельсона на Камчатке и Алеутских островах

Вместе с собранием Музея народов к нам поступила коллекция из 700 предметов по этнографии коряков, эвенов, алеутов и ительменов, собранная известным ученым В.И. Иохельсоном в 1909—1911 годах. Это собрание по сей день составляет золотой фонд музея по этим народам. 

В формировании коллекций по народам Северо-Востока активное участие принимали управляющий горными промыслами на Чукотском полуострове Г.А. Борисов и помощник начальника Петропавловского округа К.Д. Логиновский. В эти годы ими было собрано около 800 исчезающих предметов быта чукчей, азиатских эскимосов, алеутов, эвенов, коряков и ительменов.

Результаты путешествий В.К. Арсеьева на Дальний Восток

Яркую роль в комплектовании фонда музея сыграл В.К. Арсеньев — известный путешественник, этнограф, писатель, вся деятельность которого теснейшим образом была связана с народами Дальнего Востока. Он хорошо понимал и искренне любил местных жителей, которые холодной зимой 1909 года спасли его отряд от замерзания и голодной смерти. Он передал в фонд Этнографического музея свыше 200 предметов быта орочей, нанайцев, ульчей.

Коллекции известного охотоведа и географа Д.К. Соловьева

С 1910 года по поручению музея на Дальнем Востоке собирательской деятельностью активно занимались известный охотовед и географ Д.К. Соловьев и этнограф В.Н. Васильев. Еще будучи студентом географического факультета Санкт-Петербургского университета, Д.К. Соловьев отправился на Дальний Восток, где среди орочей, удэгейцев, ульчей и нанайцев приобретал этнографические предметы за свой счет (позднее частично возмещенный). Д.К. Соловьеву удалось приобрести более 1 000 экспонатов, характеризующих все стороны жизни исследуемых народов. Наиболее ценными из них являются предметы культового назначения, шаманские костюмы, резная утварь с медвежьего праздника, погребальная мужская одежда.

Легендарная личность-этнограф В.Н. Васильев

Культура нивхов, ороков и негидальцев была обстоятельно обследована другим собирателем, легендарной и яркой личностью В.Н. Васильевым. Во время экспедиции 1910—1911 годов в течение восьми месяцев непрерывной полевой работы в сложнейших условиях В.Н. Васильевым было собрано 2 600 предметов по культуре этих народов. Собрание содержит поистине уникальные и высокохудожественные памятники: комплекс предметов, связанных с медвежьим праздником, покрышки из рыбьей кожи для чума, мужской погребальный костюм с вышивкой подшейным волосом оленя, принадлежности шамана. Д.К. Соловьевым собрана единственная в мире коллекция по культуре манегров, особой группы эвенков, проживающих в верховьях реки Амур.

Вклад А.А. Макаренко в комплектование коллекций

Серьезный вклад в формирование коллекций по эвенкам, внес также известный этнограф и фольклорист, бывший политссыльный А.А. Макаренко. Собранные им этнографические материалы насчитывают около 800 экспонатов. Наиболее ценными из его собрания являются: полный комплекс шаманского чума, обрядовая охотничья одежда сымских эвенков, орудия охоты, принадлежности кузнечества, детские игрушки эвенков-орочонов Забайкалья. 

А.А. Макаренко привлекал к сбору коллекций местных жителей, успешно направлял их собирательскую деятельность. Так крестьянин-сибиряк П.Т. Воронов в течение нескольких лет собрал для музея коллекцию, характеризующую практически все стороны культуры эвенков Средней и Нижней Тунгуски. Собранные местным инженером Е.В. Близняком по поручению А.А. Макаренко включают уникальную берестяную лодку и атрибуты шаманского культа.

Работа Д.М.Головачева среди эвенков

Ценным дополнением собрания музея по культуре эвенков-орочонов стали приобретения известного общественного деятеля, литератора и статистика Д.М. Головачева. Его коллекция содержит инструменты для обработки шкур, утварь, детские колыбели, а также сопроводительный инвентарь шаманского камлания и погребения.

Бурятские коллекции. Роль М.Н. Хангалова и Ц.Ж. Жамцарано

Основным собирателем коллекций по бурятам в первом десятилетии XX века был учитель М.Н. Хангалов, бурят по национальности. С большим пониманием и знанием материала М.Н. Хангалов собрал свыше 300 предметов, значительную часть которых составляют онгоны (изображения духов предков) различного назначения: скотоводческие, охотничьи, лечебные, семейные. Экспонаты подобного же типа, приобретенные у восточных бурят, поступили от известного востоковеда и филолога Ц.Ж. Жамцарано. Помимо онгонов в его коллекции представлены предметы шаманского культа, одежда ламы, буддийские иконы и амулеты. Это собрание особенно ценно тем, что на фоне широко распространенного буддизма, собирателю удалось обнаружить и приобрести у агинских бурят уникальные предметы шаманского культа. 

Буддизм в форме ламаизма, глубоко проникший в жизнь бурят, представлен в двух небольших, но очень ценных коллекциях, приобретенных у известного коллекционера князя Э.Э. Ухтомского, а позднее у его сына Д.Э. Ухтомского.

Сборы Д.А. Клеменца и его помощников на Алтае

В 1904 году состоялась экспедиция на Алтай заведующего Этнографическим отделом Русского музея Д.А. Клеменца, во время которой было собрано более 600 предметов. В коллекции отражены все стороны культуры алтайцев-теленгитов, прежде всего, — шаманизм. В эти же годы большой вклад в собрание музея по региону внес чиновник Управления акцизными сборами Иркутской губернии А.В. Адрианов. 

Основная часть собрания А.В. Адрианова была скомплектована среди различных групп хакасов. Особое внимание он уделил сбору коллекций у кызыльцев и койбалов, традиционная культура которых в начале XX века уже стремительно исчезала.

Вклад Ф.Я. Кона в коллекции по народам Алтая

Прекрасным дополнением к собранию по культуре качинцев явилась коллекция из 250 предметов известного этнографа и антрополога Ф.Я. Кона. 

В 1902 году он приступил к работе среди тувинцев. У Ф.Я. Кона сложился хороший контакт с местным населением, которому он оказывал всевозможную помощь, включая медицинскую. Исследователю удалось собрать точную информацию о процессе камлания, записать точный текст, произносимый шаманом во время этого сеанса, выяснить семантику изображений на шаманской одежде и атрибутах шаманского комплекса. 

Ф.Я. Кон собрал более 1000 предметов, заложив основу крупнейшего в мире фонда по культуре тувинцев. Особую ценность в его коллекции представляют полные костюмы шаманов, бронзовые зеркала, играющие важную роль в камлании, трость начинающего шамана, заменяющая бубен, амулеты от различных болезней, уникальный головной убор ламы.

Уникальные коллекции по культуре тофаларов и шорцев

Связующей нитью между культурами народов Южной и Западной Сибири стало небольшое коллекционное собрание по тофаларам (карагасам). Основная коллекция, насчитывающая свыше 300 предметов по культуре этого народа, была собрана В.Н. Васильевым. Она отражает все стороны традиционной культуры народа. Ценнейшим дополнением этой коллекции стали 48 предметов, переданные в 1948 году из Государственного музея народов СССР. Среди них имеются полный шаманский костюм, бубен и колотушка, снятые с погребения шамана этнографом И.А. Евсениным. Сделано это было с согласия Иннокентия Бухтурбаева — отца умершего шамана. 

Культура народа Южной Сибири — шорцев представлена в фондах музея небольшой коллекцией, частично собранной известными исследователями — этнографами Л.П. Потаповым и А.К. Супинским в 1934 году. В ней имеются предметы первой четверти XIX века, среди которых особый интерес представляет одежда охотника, сшитая из домотканого полотна.

Вклад С.И.Руденко в комплектование коллекций по Сибири

Большая часть коллекций по культуре хантов и манси были собраны корреспондентом Этнографического отдела, в те годы студента Санкт-Петербургского университета, С.И. Руденко во время экспедиции 1909—1910 годов в Тобольскую губернию. Результаты его экспедиции до сих пор производят большое впечатление на многих исследователей. На высочайшем профессиональном уровне им была проделана огромная работа: проведены раскопки Обдорского могильника, давшего уникальные палеоэтнографические материалы по культуре хантов, отснято и сделано свыше 600 фотографий, проведены антропометрические измерения. Собирателем приобретено свыше 2000 этнографических предметов по хантам, манси и ненцам. Ненецкая коллекция С.И. Руденко — крупнейшая по культуре этого народа. Наибольший интерес представляет уникальный комплекс предметов, использовавшихся хантами и манси на медвежьем празднике, что уже в то время было большой редкостью.

Коллекции по культуре юраков (енисейских ненцев)

Дополнением к коллекции С.И. Руденко, собранной у основной группы ненцев Тобольского Севера, стало поступление по культуре енисейских ненцев (юраков) от податного инспектора и краеведа П.Е. Островских. Основная же часть этнографических памятников (около 1 500 предметов) была собрана им у тунгусов, нганасан, якутов, долган, эвенков, кетов и селькупов, проживавших в Туруханском крае Енисейской губернии. Собрание П.Е. Островских содержит уникальные и весьма редкие экспонаты, среди которых календари, предметы культа, одежда и атрибуты шамана. 

Собирательская деятельность музея, проводившаяся в конце XIX — первой четверти XX века, заложила серьезную основу для формирования коллекций по культуре многих коренных народов Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока.

Результаты экспедиций 20-х годов в пополнении фондов

Комплектование фондов по культуре народов Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока было возобновлено с 1920-х годов. В 1923 году благодаря средствам, отпущенным Главнаукой, состоялась первая крупная экспедиция в Забайкалье и Иркутскую область под руководством С.И. Руденко. Участниками экспедиции были также сотрудники музея известные исследователи А.А. Макаренко и А.П. Баранников. Им удалось приобрести большую коллекцию по культуре бурят, характеризующую различные стороны культуры этого народа: охоту, скотоводство, рыболовство, земледелие, одежду, домашние промыслы, жилище, украшения, детское воспитание и верования.

В бурятских дацанах было собрано для музея около 280 предметов буддизма, большинство из которых уникальны. В 1923 году для всестороннего обследования бассейна реки Обь и ее населения Российской академией наук была организована комплексная экспедиция под руководством известного ученого Б.Н. Городкова. В состав экспедиции была включена внештатный сотрудник музея Р.П. Митусова, которая собрала большую коллекцию по культуре аганских хантов. В следующем году она продолжила собирательскую деятельность в бассейне реки Пур Тобольского округа среди малоизвестной группы лесных ненцев. В результате этих поездок собрание музея пополнилось ценной в научном отношении и хорошо аннотированной коллекцией в количестве 850 предметов. 

В 1924 году состоялась комплексная Саяно-Алтайская экспедиция в труднодоступную восточную часть Алтая. Во время экспедиции, несмотря на сложности сообщения и недостаток средств, сотрудникам музея С.И. Руденко и А.Н. Глухову удалось провести этнографическое обследование различных групп алтайцев. Участники экспедиции проводили палеоэтнографическую разведку, занимались исследованием хозяйственной деятельности, родового строя, системы родства, взаимоотношений в семье, верований и пантеона божеств алтайцев. Особое внимание уделялось изучению эволюции жилища. В результате этой экспедиции в музей поступило около 500 этнографических предметов. 

Летом того же года состоялась палеоэтнографическая экспедиция крупного археолога — сибиреведа С.А. Теплоухова в Минусинский край. Ее участник Е.Р. Шнейдер собрал небольшую коллекцию по четырем группам хакасов: сагайцам, качинцам, кызыльцам и койбалам. Значительную часть экспонатов составляют предметы скотоводства, трафареты орнаментов и образцы вышивок. Наибольший интерес среди них представляют культовые изображения — тoс. Им же в 1927 году была продолжена собирательская деятельность на Дальнем Востоке. Первоначальным районом исследования было низовье Амура — район расселения нанайцев и негидальцев.

Полевая работа здесь, начавшаяся с проведения археологических раскопок, переросла в сбор этнографических памятников и оказалась очень успешной. В результате этой командировки было собрано около 900 предметов, отражающих все стороны культуры нанайцев. 

В конце 1920-х годов изучением таежного народа удэгейцев занимался Е.Р. Шнейдер. В течение календарного года он жил в стойбище Джонго, обучал грамоте местное население. Результаты его поездки оказались удачными: около 200 предметов, 400 фотографий, 400 страниц этнографических записей. Собранные материалы охватывают практически все стороны жизни удэгейцев бассейна реки Хор. Наиболее яркими из вещественных памятников являются богато орнаментированная берестяная утварь, образцы вышивок, комплексы одежды, культовые предметы из дерева. Коллекционное собрание Е.Р. Шнейдера дополняют этнографические зарисовки. 

С 1923 по 1930 год сотрудники музея принимали участие в двенадцати экспедициях в сибирский регион. Для всех экспедиций было характерно комплексное обследование региона, включающее сбор этнографического, статистического, антропологического, археологического, ботанического и геологического материалов. В 1928 году общее количество экспонатов в сибирских фондах составляло 97 тысяч номеров.

Особенности комплектования коллекций в 30—40-е годы

1930-е годы, время репрессий, были довольно сложным периодом для Этнографического отдела. Перед музеем были поставлены новые задачи, которые нашли отражение во всех видах музейной деятельности, в том числе и экспедиционной. Наряду с этнографическими материалами, в обязательном порядке собирался материал, лишенный национальной специфики — газеты, статистические данные, плакаты и т.п. В это непростое время произошло сокращение экспедиционных сборов. С 1933 по 1937 год отделением этнографии Сибири и Дальнего Востока было осуществлено всего 5 экспедиций, в состав которых входили этнографический и археологический отряды, но они существенно не пополнили фонды музея.

Собирательская деятельность была прервана в период Великой Отечественной войны. После войны вплоть до 1950-х годов основная деятельность отдела была сосредоточена на восстановительных работах, а с 1948 года — на регистрации коллекций, переданных из Государственного музея народов СССР.

Возобновление экспедиционных сборов в начале 50-х годов

В первое послевоенное десятилетие памятники культуры приобретались в основном для строящейся экспозиции "Народы Севера". В 1951 году состоялись две экспедиции: Н.Н. Никитиной — в Ненецкий национальный округ и М.А. Каплан в Эвенкийский национальный округ. 

1955 год — важная дата в комплектовании фондов отдела Сибири. С этого времени возобновился планомерный сбор экспонатов сотрудниками отдела, которые стали выезжать в Сибирь на довольно длительный срок. Только с 1955 по 1958 год было осуществлено шесть таких экспедиций.

Вклад М.А. Каплан и Е.П. Орловой в коллекции РЭМ

В эти годы значительная роль в комплектовании фондов принадлежит сотруднице отдела М.А. Каплан. Работая среди многих народов Сибири в тяжелейших условиях Крайнего Севера, она собрала свыше 1000 предметов, дополнивших пробелы в приобретениях прежних десятилетий. В работе ей помогало не только этнографическое чутье, но и знание языков изучаемых народов. 

В эти же годы в низовьях Амура и на Сахалине проводила сбор материала заведующая отделом народов Сибири Е.П. Орлова. Во время двух полевых сезонов она также собрала свыше 1000 предметов по культуре народов региона. Значительную часть коллекции занимает свадебно-погребальная одежда и другие предметы погребального культа. Собрание Е.П. Орловой и М.А. Каплан и сегодня служит базой для научных исследований и используются в многочисленных выставках.

Собиратели 70—-90-х годов и их коллекции

Собирательская деятельность отдела была успешно продолжена в последующие десятилетия другими сотрудниками. На протяжении 1960—1970-х годов основным способом пополнения фондов продолжали оставаться систематические, целенаправленные экспедиционные сборы. 

В 1960—1970-е годы состоялись экспедиции Л.Г. Лельчук к бурятам. Ей удалось значительно пополнить фонд по культуре этого народа, в частности, приобрести в бурятских дацанах коллекцию интереснейших предметов ламаизма. Но большая часть ее собрания, включающего около 500 экспонатов, была приобретена ею позже у якутов, исследованием культуры которых Л. Г. Лельчук занимается на протяжении многих лет. 

В 1960—1980-е годы состоялись успешные экспедиции М.С. Поповой к хантам и манси, европейским ненцам, нганасанам и долганам. М.С. Поповой удалось приобрести исчезающую из обихода национальную одежду, утварь и другие предметы традиционной культуры. Вместе с коллекцией по корякам и эвенам Камчатки ее собрание достигает 500 экспонатов. 

Культурой народов Южной Сибири, занимался заведующий отделом П.И. Каралькин, кумандинец по национальности. Несмотря на то, что собрание его сравнительно невелико (около 200 предметов), роль П.И. Каралькина в совместных экспедициях с известным ученым Л.П. Потаповым, занимавшимся исследованием традиционных верований и шаманизма алтайцев, была весьма существенна. 

В 1970—1980-х годах была продолжена собирательская деятельность в районах Дальневосточного региона. Состоялись две комплексные палеоэтнографические экспедиции в Чукотский район Магаданской области, возглавляемые директором Государственного музея этнографии народов СССР Д.А. Сергеевым. Им, вместе с участником экспедиции Б.З. Гамбургом, было собрано около 800 предметов по культуре азиатских эскимосов и приморских чукчей. Значительный интерес в собранных коллекциях представляют единственный в стране полный комплекс предметов морского зверобойного промысла и изделия мастеров косторезной Уэленской мастерской. 

В 1970—1990-е годы комплектование коллекций по народам Сибири успешно продолжило следующее поколение сотрудников отдела, бережно использовавших традиции и опыт старших. Так заведующая отделом В.В. Горбачева и И.В. Куликова, чукчанка по национальности, собрали коллекцию по культуре чукчей. Ими было приобретено свыше 600 предметов, среди них яранга — традиционное жилище чукчей, уникальные приборы для добывания, одежда шаманки.

Исследованием и сбором предметов по культуре эвенков в 1970-е годы начала заниматься заведующая отделом этнографии народов Сибири и Дальнего Востока Л.А. Фотий, а 1980—1990-х годах эту работу продолжила и плодотворно занимается ею до сих пор Т.Ю. Сем.

Собранные ими коллекции являются хорошим дополнением к коллекциям по культуре эвенков начала века. Свыше 150 предметов Т.Ю. Сем было также приобретено у негидальцев, чукчей, эвенов. Комплектованием коллекций по народам юга Дальнего Востока в последние десятилетия активно занималась Н.Б. Марголина. Ею было собрано у нивхов, ороков, нанайцев, ульчей и орочей свыше 500 предметов, значительную часть которых составляют одежда, утварь, ковры, берестяные и деревянные изделия народных мастеров, богато украшенные традиционным орнаментом. 

Основными собирателями коллекций по культуре народов Западной Сибири — лесных ненцев, хантов и манси в последние годы являются И.А. Карапетова и К.Ю. Соловьева.

Объем и научная значимость сибирских коллекций РЭМ

В настоящее время коллекционное собрание Российского этнографического музея по культуре коренного населения Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока насчитывает около 50 000 этнографических памятников. Являясь самым крупным в мире, коллекционный фонд по сибирскому региону представляет собой ценнейший источник, характеризующий все стороны культуры 36 сибирских народов. Самым большим из всего фонда является коллекционное собрание по культуре бурят (свыше 4 000 экспонатов). Значительную часть в нем представляют предметы по ламаизму. Вторым по численности является собрание по культуре эвенков (свыше 3 000 экспонатов).

Оно представляет собой ценнейший источник по традиционным верованиям и, особенно, по шаманизму народов Сибири. Чуть меньше по объему коллекционные собрания этнографических памятников по культуре тувинцев, якутов, чукчей, нанайцев, ненцев, хантов, манси, коряков, эвенов и алтайцев — каждое из них насчитывает около 2000 памятников. Имеются небольшие, в пределах 200-500 предметов, но очень ценные коллекции по культуре нганасан, азиатских эскимосов, негидальцев, долган, кетов, селькупов и ительменов. 

Коллекции музея, являясь ценнейшим этнографическим источником, широко используются при создании выставок, разработке постоянных экспозиций музея, неизменно привлекают исследователей разных стран, используются в научных публикациях и иллюстрированных изданиях.