К истории комплектования коллекций по этнографии Средней Азии

Проведение первых экспедиционных поездок в Среднюю Азию с целью собирания этнографических коллекций было предложено С.М. Дудину — художнику, прекрасному специалисту по документальной фотографии, который уже работал в Средней Азии в составе археологических экспедиций и был знатоком среднеазиатского прикладного искусства. Собирательская деятельность С.М. Дудина в Средней Азии стала поистине научным подвигом, потребовавшим от него большой самоотдачи.


 

Начало собирания: научный подвиг С.М. Дудина

Начало формирования собрания музея по народам Средней Азии и Казахстана было положено в 1900 году. В это время среднеазиатский регион России являлся одним из наименее изученных и мало знакомых европейцам. Географическая удаленность, религиозная обособленность и связанная с ней враждебность населения к чужестранцам делали его малодоступным для исследователей. Проведение первых экспедиционных поездок в Среднюю Азию с целью собирания этнографических коллекций было предложено С.М. Дудину — художнику, прекрасному специалисту по документальной фотографии, который уже работал в Средней Азии в составе археологических экспедиций и был знатоком среднеазиатского прикладного искусства. Собирательская деятельность С.М. Дудина в Средней Азии стала поистине научным подвигом, потребовавшим от него большой самоотдачи.

С.М. Дудин проехал сотни километров от западных границ Средней Азии до Кашгара, через плодородные оазисы, пустыни и степные просторы, работал во всех крупных городах региона и во многих земледельческих селениях, бывал на стойбищах кочевников и в высокогорных аулах, мужественно преодолевая как дорожные тяготы, так и недоверчивое отношение населения.

В результате трех поездок он скомплектовал обширное собрание этнографических памятников, состоящее почти из четырех тысяч экспонатов, где во всем богатстве и многообразии представлена традиционно-бытовая культура большинства народов региона: таджиков, полукочевых и оседлых (сартов) узбеков, туркмен, киргизов, казахов и отчасти некоторых малых этнографических групп (белуджей, уйгуров, афганцев). Коллекционные материалы С.М. Дудина стали базой, на которой строилась вся дальнейшая собирательская работа музея в Средней Азии и Казахстане.

Создание регионального отдела и Ф.А. Фиельструп

В первые десятилетия XX века экспедиций в Среднюю Азию, по своим масштабам подобных поездкам С.М. Дудина, больше не предпринималось. Лишь с 1920-х годов, после учреждения в музее самостоятельного регионального отдела начинается систематическая и планомерная экспедиционно-собирательская работа. Одновременно складывается коллектив профессиональных этнографов — серьезных исследователей и энтузиастов — фондообразователей. Первым из них стал тюрколог, этнограф Ф.А. Фиельструп. В 1920 — начале 1930-х годов им были собраны ценнейшие материалы по скотоводству, охоте с ловчими птицами, жилищу, одежде, верованиям казахов и особенно киргизов, с культурой которых были связаны его научные интересы.

Ф.А. Фиельструп объездил Семиречье и Ферганскую долину, первым из этнографов работал на Тянь-Шане, где культурные традиции киргизов дольше сохраняли "в неприкосновенности свой неповторимый облик". Повсеместно ученый приобретал для музея этнографические памятники. Подробные описания экспонатов и тщательная фиксация местной терминологии сделали его коллекции ценнейшим научным источником по этнографии тюркоязычных народов Средней Азии и Казахстана, прежде всего киргизов.

Формирование коллекций по киргизам

Важное место в собрании Российского этнографического музея принадлежит материалам, собранным накануне Великой отечественной войны в совместной экспедиции в Киргизию сотрудника музея Б.К. Балакина и сотрудника московского Музея Народоведения Е.И. Маховой. В итоге были приобретены многочисленные, в большинстве своем раритетные предметы убранства юрты, утвари, одежды, украшений. В послевоенные годы на протяжении более 25 лет изучением этнографии киргизов и комплектованием собрания по культуре этого народа занималась С.М. Лейкина. За свою экспедиционную работу, насчитывающую десятки поездок в разные районы Средней Азии и Казахстана, она приобрела для музея почти 1 000 экспонатов, больше половины которых связаны с традиционно-бытовой культурой киргизов. В одной из ее поездок к киргизам-ичкиликам — уникальной этнографической группе, особенно долго сохранявшей в своем быту многие реликты тюркской культуры.

Ею собраны более двухсот ценнейших памятников, недостаточно представленных даже в киргизских этнографических музеях. Разнообразное собрание по киргизам было дополнено в конце 1980-х. годов коллекциями по киргизам Джиргаталя — еще одной локальной группе, живущей на Памире в длительном соседстве с горными таджиками. Сегодня в фондах музея полно представлены этнографические памятники по двум основным массивам киргизского народа — северным и южным киргизам, а также по наиболее своеобразным этнолокальным группам.

Создание фонда по культуре казахов

В коллекциях по казахам выделяются комплексы по южным, западным и центральным областям Казахстана, границы которых совпадают с исторически сложившимися районами образования основных племенных союзов. Освоение этнографами южных районов Казахстана было начато еще экспедициями С.М. Дудина. Из своих поездок он привез прекрасные образцы текстильного производства — ковровые изделия, узорные войлоки, вышитые вещи и многие другие произведения народных промыслов. Отдельно собирались коллекции по казахам Западного Казахстана и Мангышлака, у казахов-адаевцев, которые выделялись длительным сохранением кочевого образа жизни и патриархальностью бытового уклада.

Наиболее полно исследованы и представлены в фондах музея северные и северо-восточные территории Казахстана — районы исторически ранних контактов казахов с Россией. Коллекции, включающие весьма архаичные и типичные элементы бытовой культуры казахов, были собраны в первые десятилетия XX века во время экспедиций Ф.А. Фиельструпа и А.П. Булгакова. В последующие годы эта работа была продолжена сотрудниками отдела С.М. Лейкиной, А.С. Морозовой, Б.З. Гамбургом, А.В. Коноваловым. Обследовались районы проживания казахов на территории Узбекистана, а в 1970—1980-е годы были собраны материалы по кош-агачским казахам — особой группе, которая более ста лет тому назад прикочевала на Южный Алтай и по сей день проживает среди теленгитов и русских.

Работать приходилось в сложнейших условиях. После одной из своих поездок в Казахстан, А.С.Морозова вспоминала: "Путь лежал по совершенному бездорожью, безлюдным местам, особенно по берегу Балхаша, где дикое нагромождение скал, солончаки, размытые дождями, и представляющиеся непроходимыми озера. Ночевать иногда приходилось в открытом поле, под открытым небом, во время дождя — в палатке". Эти слова прекрасно выражают отношение музейных этнографов к своей полной ярких впечатлений, но очень не простой экспедиционной работе.

История разноплеменного собрания по туркменам

Особенно разнообразны по территории расселения и родоплеменному составу были туркмены. За многолетнюю экспедиционную работу удалось собрать материалы почти по всем группам туркмен на территории современного Туркменистана, а также проживающим в России и Узбекистане. С.М. Дудиным была привезена прекрасная коллекция одежды, утвари, предметов домашнего интерьера, конского и верблюжьего убранства, произведений ткачества, войлочного производства и особенно богатое собрание ковровых изделий текинцев, йомудов, эрсаринцев и других туркменских племен. В 1940—1960-х годах экспедиционно-собирательскую работу среди различных групп туркмен вела А.С. Морозова. Особое внимание она обращала на локальные и возрастные комплексы традиционной одежды, что было связано с научными интересами исследовательницы. 

Туркменское собрание музея всегда активно пополнялось за счет поступлений от частных лиц. В 1902 году генерал А.А. Боголюбов, начальник Закаспийской области Туркестанского генерал-губернаторства, передал в Этнографический отдел 37 раритетных ковров из своей коллекции. Это было жестом благодарности императору Николаю II, который личными средствами помог А.А.Боголюбову издать первую в мире научно-художественную книгу о среднеазиатских коврах. А спустя 80 лет музей приобрел 300 прекрасно аннотированных предметов традиционной одежды, ковров, войлочных кошм, украшений у коллекционера Ю.А. Яковлева.

Коллекции императорской семьи Романовых по узбекам и таджикам

Наиболее многочисленно и полно по охвату собрание памятников традиционно-бытовой культуры оседлых узбеков и таджиков, проживавших в центре самых ярких достижений среднеазиатской цивилизации — градостроительства и архитектуры, художественных ремесел и промыслов, которые всегда привлекали внимание европейцев. Первые экспонаты были приобретены С.М. Дудиным. Он работал в древнейших городах Бухаре, Самарканде, Коканде и окрестных селениях, откуда привез более двух с половиной тысяч этнографических экспонатов по узбекам и таджикам. 

В 1920-х годах среднеазиатский фонд пополнился многими замечательными произведениями ремесел и прикладного искусства из частных и дворцовых собраний Петербурга и его пригородов. Среди них особую ценность имеют предметы, преподнесенные в свое время бухарскими эмирами членам императорской семьи Романовых в виде посольских и личных даров. Это расшитые шелком и золотошвейные мужские халаты, конское убранство, занавеси и покрывала, парадное оружие с золотыми и серебряными накладками и драгоценными камнями, орнаментированные в технике "икат" шелковые ткани и бархаты, изделия бухарских ювелиров и седла с тонкой арабесковой росписью. Они не только знакомят с мастерством ремесленников, но и отражают сложную эпоху взаимоотношений российской власти и среднеазиатских правителей.

Роль музейных сотрудников в пополнении собрания по узбекам

Первая после длительного перерыва экспедиция музея в районы расселения узбеков состоялась в Хорезм в 1931 году. Население Хорезмского оазиса вплоть до XX века сохраняло в своей культуре элементы, уходящие корнями в древнюю эпоху, и анализ материалов экспедиций, многое дает для воссоздания картины этнических процессов в регионе. 

Более 50 лет этнографией узбеков Хорезма занималась М.В. Сазонова, особое внимание уделявшая изучению и собиранию одежды и украшений по узбекам. Она опубликовала десятки работ, способствуя научной популяризации фондовых материалов. Музей всегда уделял большое внимание исследованию традиционных ремесел и промыслов как одной из важнейших отраслей хозяйственной деятельности узбеков в прошлом. Так, Б.З. Гамбург занимался изучением и сбором предметов шелкоткачества, чугунолитейного и кузнечного производств, сельскохозяйственных орудий. Благодаря экспедициям Б.З. Гамбурга 1960—1970-х годов были сформированы комплексные коллекции по культуре различных групп узбеков Сурхандарьинской и Самаркандской областей. 

М.Д. Перлина работала над пополнением фондов образцами вышивок, изделий набоечного производства, предметами одежды, произведениями народного художественного творчества, как современного, так и более раннего периода. Всего по узбекам и таджикам в музее сосредоточено 18500 предметов быта и фотодокументов.

К истории таджикских коллекций

В собрании памятников по этнографии таджиков нашли отражение культурные особенности исторически сложившихся подразделений этого народа — равнинных, горных и памирских таджиков. Прекрасная коллекция, включившая земледельческие орудия, утварь, предметы интерьера, уникальные образцы старинной одежды была привезена сотрудниками музея из экспедиции в Дарваз и на Памир. 

В 1972 году фонды музея пополнились обширной, очень разнообразной по тематике коллекцией, сформированной группой ведущих этнографов Таджикистана и переданной в дар музею Правительством Таджикской ССР. В 1970-е годы сотрудниками музея Б.З. Гамбургом и Е.Г. Царевой было приобретено около 700 экспонатов по культуре горных и памирских таджиков. Коллекция отражает практически все этнографические темы — хозяйство, ремесла, жилище, одежду, воспитание детей, праздники, верования. Значение этих коллекций особенно велико, поскольку они были результатом последних крупномасштабных экспедиций музейных сотрудников в Таджикистан.

Впоследствии пополнение собрания шло преимущественно за счет приобретений у частных лиц отдельных экспонатов, главным образом настенных вышивок и праздничной женской одежды. В 1988 году этнограф А.К. Писарчик передала музею уникальную коллекцию таджикской керамики, которую ее семья собирала на протяжении почти 50 лет. 

Сегодня Российский этнографический музей стал единственным музеем, в котором материальная культура таджиков представлена столь широко и полно.

Создание основ коллекции по каракалпакам

Уникальным можно считать и собрание музея по этнографии каракалпаков, насчитывающее свыше 2000 памятников. Российский этнографический музей в Петербурге, удаленный на тысячи километров от территории расселения этого народа, стал самым значительным центром, в котором сосредоточились прекрасно укомплектованные коллекции, дающие отчетливое представление об основных чертах этнического своеобразия этого народа. Первая каракалпакская коллекция, собранная художником А.С. Мелковым, поступила в музей только в 1930 году, но она сразу заложила прочные основы для этнографического изучения народа. В коллекции достаточно полно отражена хозяйственная деятельность каракалпаков, специфика их жилища, некоторые ремесла и промыслы, традиционный костюм. Следующая каракалпакская коллекция была приобретена музеем только спустя 30 лет.

Ее собрал художник И.В. Савицкий, большой знаток прикладного искусства каракалпаков, влюбленный в культуру этого народа. В его собрание вошли не просто этнографические предметы, а в большинстве своем шедевры народного искусства. В 1960-х годах состоялись еще две экспедиции сотрудников отдела в Каракалпакию, в них приобретались преимущественно сельскохозяйственные орудия и ремесленные инструменты, недостаточно представленные в предыдущих коллекциях. Исследователи не баловали своим вниманием этот народ, поэтому каждый памятник истории каракалпаков в собрании Российского этнографического музея или в собраниях других музеев со временем приобретает все большую научную и общекультурную значимость.

«Малые» народы Средней Азии: белуджи, уйгуры, среднеазиатские арабы, бухарские евреи, дунгане, цыгане. Комплектование коллекций

Недостаточно представленной в музейном собрании оказалась и культура так называемых малых народов Средней Азии и Казахстана, основной этнический массив которых живет вне пределов региона. Но от этого еще ценнее становится каждый из немногочисленных памятников их прошлого. С.М. Дудин включил в свои коллекции несколько прекрасных, ныне раритетных белуджских ковров и отдельные предметы афганской этнографии на территории Средней Азии. Кроме того, он собрал коллекцию по традиционной культуре уйгуров. 13 хотанских ковров прислал в музей в 1906 году акцизный ревизор Енисейской губернии А.В. Адрианов, давно сотрудничавший с Этнографическим отделом.

Самыми значительными по объему и содержанию стали коллекция по среднеазиатским арабам, собранная Б.З. Гамбургом в 1981 году в Кашкадарьинской области Узбекистана, и собрание по этнографии среднеазиатских (бухарских) евреев из коллекции ташкентского коллекционера В.В. Кучеровым. В дальнейшем музейное собрание по малым народам региона пополнилось экспонатами по этнографии дунган, среднеазиатских цыган и индийцев, которые в 1948 году были переданы в музей в составе обширного собрания по народам Средней Азии и Казахстана из Министерства науки СССР.