Культура обработки текстиля у народов Прибалтики

Роль текстиля в быту народов региона

Богатство и достоинство дома и человека оценивалось по количеству и качеству используемого текстиля. 

На праздники по стенам дома развешивали покрывала, ковры, полотенца, дорожки. Несоразмерно большое количество отдельных деталей отличает праздничный костюм. Например, латышские женщины одновременно надевали до девяти наплечных покрывал "виллайне" и трех юбок. В составе приданого обязательно были рубахи, юбки, кофты, покрывала. Считалось, что хорошей невестой является та, что может с головы до ног одеть будущую свекровь. Невероятно большим — до нескольких сотен — могло быть количество поясов, вязаных рукавиц и перчаток, раздариваемых на свадьбе у литовцев, латышей и эстонцев. Велика была символическая и магическая роль тканых и вязаных предметов. 

Не случайно в XIX веке — в период национального пробуждения — именно крестьянские ткани и костюм стали осознаваться как ярчайшие символы народных культур региона.

Ткацкое производство

Из всех видов домашних занятий в быту народов Балтийского региона особенно велика была роль ткачества, что позволяет назвать их культуру "текстильной". 

К началу XIX века в странах региона существовали крупные ремесленные центры и значительное число профессиональных сельских ткачей. Особенно в этом отношении выделяется Латвия. 

Местное текстильное производство представлено большим разнообразием техник: тканье на бердечке и собственно ткачество, плетение "на дощечках", "на пальцах", витье, вязание, ковроткачество, войлоковаляние. Самыми распространенным материалами были и до сих пор остаются лен и шерсть. 

Со времен знаменитой Ганзы для постановки ткацкого производства в городах и создания мануфактур в имениях местной аристократии приглашали специалистов из известных центров — Силезии, Богемии, Фламандии и Франции. Благодаря этому были привнесены новые технологии, трудовые навыки, усовершенствованные орудия труда; уже к XVII веку налажено производство сложных многоремизных тканей из шерсти, "льняного дамаста", длинноворсового ткачества в технике "рю". К началу XIX века в странах региона существовали крупные ремесленные центры и значительное число профессиональных сельских ткачей. Особенно в этом отношении выделяется Латвия. Одним из самых известных центров ткачества была Пиебалга в северной Видземе.

Тканье и плетение поясов

Самый древний и наиболее распространенный вид ткачества у народов Балтики — изготовление поясов, тесемок, перевязей различного назначения. 

Известны самые различные способы тканья на дощечках, бердечке и ткацком станке, а также кручение, витье и плетение. 

Орнамент поясов — архаичен и устойчив, о чем свидетельствует сопоставление с орнаментикой археологического средневекового текстиля. 

Пояс является также древним небесным символом. Поясом богини Лаймы/Лаумы — дочери бога Диевса называли радугу (латыши, литовцы). Важную обрядово-ритуальную роль они играли в культуре финнов, эстонцев, латышей и особенно литовцев. Из пояса делали девичьи венки и первые свивальники для новорожденного; колыбель в тот день, когда младенца впервые клали в неё, также подвешивали к потолку на поясе. Сотни поясов изготавливали девушки для приданого и раздаривали их не только родным и гостям на свадьбе, но и жертвовали их так называемым хозяевам дома, бани, колодца. Поясами обвивали свадебные дуги и хомуты лошадей, перевязывали подарки, подпоясывали дорогих гостей, их использовали как главный элемент живых ворот для прохода той или иной праздничной церемонии. И ныне пояс — не только традиционный элемент народного костюма, он по-прежнему символический и дорогой подарок на юбилейные торжества людей. В начале XX века любители народного искусства, особенно в Латвии, предпринимали попытки расшифровки орнаментального языка поясов; древние космологические, растительные, зоо- и орнитоморфные мотивы, сохранявшие свои названия, создававшие неповторимые ритмические композиции рассматривались как послания из прошлого подобно узелковому письму американских индейцев.

Ткачество в мифологических представлениях народов Балтики

В мифологии народов Балтийского и Баренцева регионов ткачество выступает как космогонический акт творения или "тканье света". Отнюдь неслучайно в эстонской традиции исполнение эпических сказаний о сотворении мира образно называется "витьем песен", а повествование о временах героев начинается словами: "Ткать сказание начну я, вытку облики былого, чтоб глядели как живые". Ткачеством, согласно мифологическим представлениям занимаются дочери Солнца, Месяца или морские девы, когда приходит время готовиться к свадьбе. Согласно балтскому мифу о "небесной свадьбе" богини зари Аушры дочери Солнца. Бог громовержец Перкунас подносит золотой пояс дубу (символу мирового древа), а Солнце одаривает деревья белым покровом весеннего цветения, который в латышских народных песнях сравнивают с белым наплечным покрывалом женщины. Синие и черные покрывала уподобляют небу и морю. Широко распространенными у народов региона были представления о тканях и несшитых архаичных частях одежды как оберегающих покровах (женские полотенчатые головные уборы и покрывала, наплечные и поясные покрывала и передники). Сотканная Лаймой простыня оберегает женщину во время родов, платок Лаймы, подложенный ею новорожденному предопределяет счастливую будущую жизнь, а полотенце, которое стлали перед новобрачными называют "дорогой Лаймы".

Вышивка эстонцев острова Муху

У эстонцев особую роль в формировании национального орнамента сыграли вышивальщицы острова Муху. Свое происхождение мухуская вышивка ведет от "вьющейся ветви" стиля барокко. В крестьянскую среду она проникает через городских и сельских мастериц-немок в конце XIX — начале XX века. Первоначально (XVIII век) вьющаяся ветвь напоминает гирлянду роскошных, но фантастических цветов, в которых среди золотых и серебряных нитей угадываются очертания лилий, роз, листьев аканфа. Постепенно можем наблюдать, как стараниями эстонских девушек в XIX веке вплетаются полевые цветы: васильки, ромашки, маки. В конце XIX — начале XX века "вьющаяся ветвь" привлекает внимание мастериц с острова Муху, и вскоре она вытесняет древний геометрический узор вышивки. Характерной особенностью современной мухуской вышивки является: принцип контраста — на черном фоне гладью вышиты гирлянда или букет цветов, среди которых специфический мотив — цветы и ягоды земляники. 

С 1950-х годов ковры, перчатки, футляры для очков, подушечки для иголок, кисеты, тапочки, украшенные мухуской вышивкой и изготовленные рукодельницами творческого объединения народных мастеров Эстонии "Уку", становятся самыми популярными сувенирами у туристов из России и Западной Европы.

Вязание

Этот вид женского домашнего творчества характерен особенно для эстонцев, финнов и латышей. 

Рассказывали, что, когда на смену древней костяной игле в XVII веке пришли  спицы, женщины не расставались с ними. Они вязали, идя по дороге, сидя на телеге или у печи. В эстонской народной песне поется: "Печь топя, чулок вязала / Пояс в сумерки плела, / Рукавички украшала, / Лишь засветится заря". Рукавицы, перчатки и носки играли важную роль в обрядовой культуре. Вязанию их уделяли большое время девушки, т.к. они составляли значительную часть свадебных подарков. На острове Сааремаа свадебное пиво варили в специальных красных рукавицах, чтобы пиво было крепче. Особый магический смысл имели не только цвет, но и орнамент. Так на каждом кончике пальцев свадебных перчаток у финнов и эстонцев вязали разный орнамент, т.к. каждый палец по народным представлениям имел свое особое предназначение. Бахрома перчаток, достигавшая 10 сантиметров, препятствовала проникновению злой силы, которая запутывалась в длинных нитях шерсти. О древней оберегающей функции бахромы говорит и изготовление ее в виде очень маленьких куколок. Латышская невеста дарила своему суженому черные рукавицы, на тыльной стороне которых красовалось изображение красного сердца и цветов. Особенно нарядно выглядели ажурные белые перчатки и носки с изящным красно-оранжевым орнаментом. С начала XX века благодаря кружкам рукоделия получили широкое распространение вязаные шали, шарфы, кофты, свитера, жилеты, шапочки и береты; они прочно вошли в местную городскую моду.