Кумление (посестримство)

В период от Пасхи до Духова дня 

Обычай установления духовного родства на определенное время между представительницами женского пола, не имеющими детей, с клятвенным обещанием дружбы и взаимопомощи. Кумление сопровождалось завиванием березок, обменом магическими вещами и подарками, ритуальной трапезой. Обряд обычно совершали на Пасху, день Иоанна Богослова, Николин день, Вознесение и Духов день.

__________ 

Кумление (посестримство)

Кумление (посестримство) — обычай установления особых отношений духовного родства между представительницами женского пола на определенное время, составной компонент обрядовых действий весенне-летнего цикла. Основа кумления — клятвенное обещание дружбы и взаимопомощи, подкрепленное обменом поцелуями, подарками, личными вещами. Обряд носит двухчастный характер: спустя некоторое время покумившиеся раскумляются. 

Кумились обычно в период от Пасхи до Духова дня включительно, приурочивая обрядовое действие к какому-либо празднику: Пасхе, дню Иоанна Богослова (8 мая), Николину дню, Вознесенью, Семику, Троице, Духову дню. В некоторых местах обряд проводился в Петров день (новгородск.). 

В обряде участвовала обычно женская часть населения: девушки и молодые женщины, имевшие и не имевшие детей. Тайно от всех, они уходили в лес, к реке, на луг, на кладбище, собирались в снятом у кого-либо из крестьян доме, саду или во дворе. Уединившись, девушки и молодки разбивались на пары: каждая выбирала себе подругу по душе. Кумление пар происходило одновременно или по очереди. В последнем случае кумящиеся стояли в центре круга, образованного подругами, иногда скрытые от них большим платком, раскинутым над их головами. При этом остальные девушки исполняли песни, иллюстрировавшие ход обряда. 

Как правило, кумление совершалось около дерева, которое выбирали все участницы обряда или только что образованные пары за пределами поселения или в саду. При выборе предпочтение отдавали: березе, раките, черемухе, бузине, яблоне, непременно сладкой, или дереву любой породы, но растущему близ недавно распустившихся ракитовых кустов (орловск.). В ряде мест кумление включало завивание берез (реже, других деревьев). В этом случае девушки, желавшие стать кумами, должны были сначала вдвоем заплести древесные ветки. Затем они вешали на дерево свои нательные крестики (ленточка по этому случаю должна быть новой и нарядной), крестились, трижды целовали друг друга через крест или, просунув голову в шнурок креста, на котором он висел, а также целовали сам крест с двух сторон, обменивались крестами и объявляли себя кумами: 
                    "Покумимся, кума, покумимся, 
                    Чтобы нам с тобой не бранится, 
                    А вечно дружится". 
                                (смоленск.; Громыко М.М. 1985. С. 13). 

                    "Вы, кумушки, вы, голубушки, 
                    Кумитеся, любитеся! 
                    Не ругайтеся, не бранитеся! 
                    Сойдитеся, полюбитеся! 
                    Полюбитеся, подружитеся! 
                    Подружитеся, поцелуйтеся!" 
                                (орловск.; Громыко М.М. 1985. С. 19). 

                    "Кумушки, голубушки, 
                    Кумитеся, любитеся, 
                    Любитеся, даритеся!" 
                    (калужск.; Кедрина Р.Е. 1912. С. 110). 

Иногда, чтобы стать кумами, девушки, взявшись за руки, три раза обходили дерево, проходили через свитый венок или под "воротами" (см. Завивание берез, Троицкий венок). В ряде мест растущее дерево заменяли древесная ветка, которую одна из участниц держала в руке, или коса "без косья" (часть косы), воткнутая в землю перпендикулярно (орловск.). 

Кумление сопровождалось обменом вещами. Обычно дарили друг другу навсегда или на время бусы, ожерелья, серьги; обменивались также предметами одежды — "платьем", фартуками, головными уборами, платками, лентами, венками. Во Владимирской губ. при обмене головными уборами, происходящем во время ритуальной трапезы, девушки надевали женские уборы, а молодки — девичьи. 

В ряде мест при кумлении девушки давали друг другу куличи, варенные яйца, окрашенные в красный или желтый цвет. В Новгородской губ. каждая девушка приглашала ближайших подруг к себе в гости на угощение. Обмен приглашениями и собственно взаимное посещение трапез совершались для того чтобы, как говорили местные крестьяне, девушки могли "покумиться". В некоторых местах при кумлении бились яйцами (калужск., рязанск.). 

У русских известен и обычай обмениваться волосами: кумящийся вырывает волос у себя и кладет его на голову своей куме. 

Кумление включало в себя и обмен ритуальными фразами. Так, в Трубчевском у. Орловской губ. кумящиеся девушки становились под платок, наброшенный на сплетенные березовые ветви, обменивались крестами, после чего между ними происходил следующий диалог: 
                                " — Куку, кума! 
                                — Крещу дитя. 
                                — Какое? — Слепое. 
                                — Чье? — Мое". 
                                (Зеленин Д.К. 1916. С. 266). 

Во Владимирской губ., обмениваясь крашеными яйцами, девушки говорили друг другу: "Христос Воскресе" — "Воистину Воскресе" (Смирнов М.И. 1927. С. 29). 

В некоторых местах кумление происходило во время гуляний, вождения хоровода и игр. В Пермской губ. группы девушек образовывали на улице кружки, внутри которых и выбирали куму; с ней целовались и обменивались крестами. В Даниловском у. Ярославской губ. девушки во время игры вылавливали себе подругу, под ручку с которой прохаживались по деревне, неся в руках завернутый в платок куличок с крашеным яичком наверху; это хождение и называлось кумлением. 

В Зарайском у. Рязанской губ. кумились при бросании венков в водоемы (см. Троицкий венок). Опуская венок на поверхность реки, девушки поочередно черпали из его середины воду, пили ее, а потом обменивались яйцами. 

Во время обряда "крещение и похороны кукушки" кумление могло проходить и на кладбище. Девушки приносили туда ритуальное чучелко — "кукушку". Чтобы стать кумами, они менялись над кукушкой желтыми яйцами, разбивали их и оставляли на могилках (калужск.). 

В Брянском у. Орловской губ. кумились сразу четыре девушки. Под пение песен они усаживались вокруг березки и начинали разговор. Одна говорила: "Куку", — другая: "Кума", — третья: "Откуль?", — четвертая: "Отсуль" (Громыко М.М. 1985. С. 17). Затем все четверо целовались между собой и присоединялись к хору, а их место занимала другая четверка. В ряде мест все девушки одновременно кумились друг с другом. В Дмитровском у. Московской губ. их союз скреплял венок, который по очереди одевали все участницы. В Ярославской и Владимирской губ. уже покумившиеся пары кумились еще раз с одной и той же девушкой, таким образом совершая совместное кумление. 

После кумления участницы обряда называли друг друга "сестрами", "кумами" или "подругами". Сестринские отношения сохранялись на всю жизнь, на год, но в большинстве случаев они оканчивались при первой ссоре или после раскумления. Есть сведения, что покумившиеся один раз пары возобновляли свои отношения через год, совершая обряд кумления заново. 

Во многих местах "кумой" величали троицкую березку, ей отдавали свои ленты и украшения (вешали на березу), к ней обращались в песнях: 
                                "Кумушка, Свет-голубушка! 
                                Мы к тебе идем, 
                                По яичку несем 
                                По ложечке, по лепешечке!" 
                                (московск.; Денисова И.М. 1995. С. 122). 
                                
                                "Покумимся, кумушка, 
                                Белая голубушка, 
                                Чтоб нам не браниться, 
                                А весь век дружится!" 
                                (орловск.; Громыко М.М. 1985. С. 15). 

Кумились также и с "кукушкой" — центральным персонажем обряда "крещения и похороны кукушки": сначала целовали ее, а затем — друг друга; в песнях также называли ее "кумушкой": 
                                "Кукушечка, кукушечка, 
                                Птичка серая, рябушечка, 
                                Кому ты кума, кому кумушка? 
                                Красным девушкам и молодушкам". 
                                (калужск.; Кедрина Р.Е. 1912. С. 104). 

В ходе обряда обычно выделялись одна-две девушки, игравшие в нем особую роль. Это могла быть девушка, оставшаяся при кумлении без пары — "подкумок" (ярославск.)/ "подкумыш" (рязанск.). С ней кумились все участницы действия; она же во время хождения покумившихся девушек по деревне возглавляла шествие и несла "красоту" — завитую березовую ветку с повешенными на нее венками (рязанск.), — или репейник (ярославск.). В Переславль-Залесском (владимирск.) после кумления парами девушки выбирали самую худенькую и маленькую девочку-подростка, которую называли "оленем"; ее ставили под березу, а затем по очереди подходили к ней и целовали. В Саратовской губ. покумившиеся девушки выбирали старшую куму: они подбрасывали вверх свои платки: кто выше кинет, тот — старшая кума. В Брянском у. Орловской губ. также выбирали двух самых старших девушек, которые должны были выполнить оставшуюся часть обрядового действия с березой. 

После кумления участники обряда шествовали по деревне, водили хороводы, плясали, пели песни, устраивали обрядовую трапезу вскладчину, нередко в месте кумления (непременным блюдом здесь была яичница или яйца), а также молодежные гуляния. Во время трапезы покумившиеся обменивались пожеланиями, соответствующими возрасту и семейному положению каждой участницы. При разнесении кваса каждая девушка или женщина, поклонившись всем, выслушивала пожелания. Юным девушкам говорили: "Еще тебе подрасти, да побольше расцвести!"; невестам или заневестившимся девицам желали: "До налетья (до следующего года) косу тебе расплести надвое! Чтобы свахи и сваты не выходили из хаты, чтоб не сидеть тебе век по подлавочью (т.е. не остаться в девках)"; женщинам говорили: "На лето сына родить! На тот год сам-третий тебе быть (т.е. родить двойню)" (Максимов С.В. 1993. С. 428; Громыко М.М. 1985. С. 14). После этого девушки шептали друг другу пожелания, называли имена женихов, обращаясь при этом "кума", "кумочка". 

В некоторых местах на обрядовую трапезу приглашали мужчин, которые обычно приносили подарки — мед, "груздики", "орехи", водку; девушки угощали их яичницей. Иногда в обрядовой трапезе могли участвовать и дети (орловск.). После угощения молодежь расходилась гулять парами; причем девушка сама выбирала себе парня и, не стесняясь, обнималась с ним на глазах у всех. Такое поведение позволялось только в этот день. 

Вторая часть обряда — раскумление, приходившееся в основном на Семик, Троицу, Духов день, представляло собой самостоятельное обрядовое действо, или отождествлялось с расплетением/обламыванием веток берез (см. Завивание берез), или вовсе не оформлялось как ритуал. В назначенный день участницы обряда в том же составе собирались в месте кумления. Здесь девушки возвращали друг другу подарки, личные вещи, которые носили в период закумливания, также отдавали своей куме яйца, которые перепекали и хранили до этого времени (орловск.). В Калужской губ. бывшие кумушки дарили при этом друг другу орехи, бусы, но несмотря на это установленные отношения прерывались. Кумовство прекращалось и в случае нарушения договора: возвращалась часть подарков, а яйца отдавались детям, чтобы те их съели, со словами: "На том и наша дружба кончилась". Раскумлялись и в процессе развивания веток на березах: возвращали себе подарки и личные вещи, отданные подругам и повешенные на березу. Выпрямляя ветки, девушки пели: 
                                "Я в лес пойду, я венок разовью; 
                                Раскумимся, кума, разбранимся, душа!" 
                                (курск.; Громыко М.М. 1985. С. 16). 

Выплетая ленты из ветвей, снимая с них кресты, девушки таким образом раскумлялись с березой. В Ярославской губ. говорили так о раскумлении при развивании венков: "Кто мой венок разовьет, того "кума бей", "кума бей" до гробовой доски" (Традиционные обряды…1985. № 333). 

В ряде мест, раскумляясь, девушки бросали венки в воду и пели: 
                                "Уж ты кумушка-кума! 
                                Раскумимся мы с тобой: 
                                И браниться, и ругаться, 
                                И куличики казать!" 
                                (Обрядовая поэзия. 1989. № 385). 

В некоторых местах не совершали каких-либо действий при раскумлении. По прошествии определенного срока покумившиеся переставали называть друг друга "кумами", на этом и оканчивался заключенный прежде союз. 

В 19 в. у русских отмечено и кумление парней, хотя встречается оно редко. Молодые мужчины братались, т.е. клялись в дружбе, целуясь через березку (московск.), целуя крест, повешенный на венке, и обмениваясь нательными крестиками (пензенск.), целуя крест, повешенный на косе под платком и троекратно целуясь друг с другом (орловск.). Есть сведения и о кумлении девушек с парнями: кумились у дерева, соблюдая все правила девичьего кумовства (воронежск., смоленск.), или во время игры (сибирск.). В Брянской обл. наряду с девичьим кумлением было известно и кумление взрослых. 

В народной традиции кумовство, приходившееся на весенне-летний период, связывали с урожаем льна, а также огурцов: "кумятся для того, чтобы лен родился" (нижегородск., владимирск.; Зеленин Д.К. 1926. С. 273), "чтобы червяки не заводились на огурцах" (владимирск.; Смирнов М.И. 1927. С. 64). В научных исследованиях кумление считают особой формой посестримства, цель которого — подготовка девушек и молодых женщин к будущему материнству. Существует гипотеза, что "древний акт кумления подразумевал когда-то кумление с божеством (а может быть и в первую очередь с ним), в ходе которого, вероятно, женщины испрашивали потомство" (Денисова И.М. 1995. С. 153). Приобщаясь к единому божеству, они устанавливали и сестринские отношения между собой.