Магия пасхальной заутрени

На Пасху 

Магические действия и приговоры прихожан во время пасхальной службы в церкви. Рыбаки просили об удачном улове, охотники - о везении на охоте, девушки - о хорошем женихе. Такое колдовство в церкви противоречило христианской морали, но широко практиковалось в народном быту. 

__________

Магия пасхальной заутрени

Магия пасхальной заутрени - магические действия и словесные формулы, совершаемые и произносимые в церкви во время пасхальной службы или во время ее на "границе" с иным миром: на перекрестке, у воды и т.п. 

Более распространенными и менее предосудительными с точки зрения народной христианской морали считались приговоры, произносимые по ходу пасхальной службы. Когда перед открытием царских врат священник отдергивал занавеску (см. Пасха), от чего был слышен шорох ("шарканье"), крестьяне произносили про себя: "Шаркни, Боже, по душе, по телу, по жене, по деткам, по моему здоровью", а крестьянки твердили: "Шаркни, Боже, по батьке, по матке, по братьям, по сестрам, по моим животам, по моем здоровьи" (Терещенко А. 1848. Ч. VI. С. 69). Во время пасхальной службы девушки шептали: "Воскресение Христово! Пошли мне жениха холостого, в чулочках да в порточках!" или "Дай Бог жениха хорошего, в сапогах да с галошами, не на корове, а на лошади!" (Некрылова А.Ф. 1991. С. 297). Надо отметить, что отсутствие девушки на пасхальной службе могло сослужить ей плохую службу. Например, в Сибири считалось, если девушка проспит пасхальную заутреню, ей достанется плохой муж: бранчивый, ревнивый и пьяница. Односельчане говорили о ней с укоризной: "Христовску заутреню проспала" (Неклепаев И.Я. 1903. С. 66). Тоже относилось и к парням. 

Пасхальный крестный ход также считалось благоприятным моментом для колдовства. Рыбаки Вятской губ. во время обхода вокруг храма - "встречи Христа", отщипывали от своей свечи небольшой кусочек воска и клали его за пазуху, а саму свечу прилепляли, входя в церковь, к двери или к косяку, приговаривая про себя: "Как сюда валит теперь народ, так бы шла летом и рыба в сети". Кусочек свечного воска приносили домой и хранили до начала рыбной ловли. В течение всего сезона его по чуть-чуть прилепляли к каждой сети с приговором: "Как Пасхой в церковь шел народ, так теперь рыба идет в сети" (Русские, вотяки...1879. С. 38). Для воров в тот же момент церковной службы предоставлялась возможность обеспечить себе успех на весь год. Считалось, если вор украдет хотя бы мелочь, и никто этого не заметит, то его весь год не поймают. 

По народным представлениям, наибольшей способностью влиять на окружающий мир обладал тот момент пасхальной службы, когда священник впервые обращался к прихожанам со словами: "Христос Воскресе!", - на которое они отвечали: "Воистину Воскресе!". В середине XIX в. в народе рассказывали, что именно первый возглас священника, возвещающий о воскресении Христовом, ежегодно спасает мир от конца света. По легенде, когда Господь воскрес, он посадил Сатану в подземелье, находившееся под той самой скалой, в которой был гроб Господень. Заковал Христос Сатану в 12 цепей, закрыл на 12 замков за 12 железными дверьми. И с тех пор от одного Светлого Воскресенья до другого грызет Нечистый те цепи и запоры, а когда перегрызет все, и ему останется только сомкнуть зубы, чтобы перекусить последнюю цепь, священники возглашают "Христос Воскресе!", и цепи, замки и двери восстанавливаются, выковываются вновь, и заново начинает их грызть из Сатана. 

В олонецкой легенде действенная сила, которой обладают эти слова, показывалась на примере спора христианина и иудея. Описываемое легендой событие случилось, якобы, вскоре после воскресения Христа. Иудей три раза искушал веру парня-христианина: сначала он спрашивал, запоет ли петух с надрезанным горлом, потом отрубал петуху голову совсем и повторял вопрос, а затем спрашивал с насмешкой, сможет ли белое яйцо покраснеть, если будут произнесены эти слова. Парень три раза повторял "Христос воскресе!", и каждый раз выходил победителем из спора: петух пел, яйцо краснело, а убежденный чудесами иудей стал христианином. 

"Отчаянные головы" среди русских крестьян, убежденные в том, что впервые произнесенные священником слова "Христос Воскресе!" обладают такой чудодейственной силой, верили, что, ответив на них определенной магической формулой, они добьются исполнения своего желания. В большинстве случаев прибегать к описанным выше способам колдовства в народе считалось "непрошшоным" грехом. Крестьяне говорили, что тем, кто так поступает, помогать будет Сатана. Рыбаки на первый возглас священника отвечали: "У меня рыба есть", - чтобы в течение лета сети были полны рыбы. Охотники, держа в кармане пулю, приговаривали: "У меня пуля есь", - или стреляли в ответ около церковного порога из ружей, которые перед христовой заутреней мыли водой с четверговой солью, чтобы они били далеко, без промаха и наповал. Считалось, что охотнику будет весь год везти в промысле, он сможет добыть любого зверя. 

Игроки в карты, отправляясь в церковь, клали в сапог под пятку монету в надежде получить крупный выигрыш. Если же игрок хотел всегда выигрывать, он захватывал в церковь колоду карт, и когда священник первый раз произносил: "Христос воскресе", - картежник должен был сказать: "Карты здеся"; на второй возглас священника - "Хлюст здеся", а на третий - "Тузы здеся". По словам описавшего этот обычай С.М. Максимова, "это святотатство, по убеждению игроков, может принести несметные выигрыши, но только до тех пор, пока святотатец не покается" (Максимов С.М. 1986. С. 315). 

В Тюменской губ. мальчишки рассказывали, что, если запастись пиковым - "винным" тузом и вместо слов "Воистину Воскрес!" сказать: "Винный туз есть", - то этот туз станет равносилен цветку папоротника: с ним можно будет стать настоящим невидимкой и достать все, что захочется. 

Во многих местах были известны разные способы получения неразменного рубля. Желающий обзавестись таким рублем, должен был, держа в левой руке серебряную монету, на первое восклицание священника "Христос воскрес!" ответить: "Антмоз маго"; тогда монета, будто бы, приобретала чудодейственную силу возвращаться к своему хозяину и приносить ему те деньги, среди которых она находилась. По другим рассказам, для этой цели брали обыкновенный бумажный рубль и вечером, в то время, когда в церкви начинали читать "Деяния", его клали на каменку в бане, топящейся по-черному. Когда же наступало время крестного хода, владелец рубля отправлялся в церковь, захватив с собой рубль и предварительно обтерев им черную кошку. Стоя на паперти, ему следовало три раза в ответ на слова священника отвечать: "У меня неразменный рубль есть", - после чего рубль приобретал свойства неразменного. 

В Западной Сибири, чтобы достать рубль, обладающий свойствами всегда возвращаться к своему владельцу, если хотя бы копейка от него сохранилась в кармане, стоило немало потрудиться. Прежде всего для этого надо было запастись черной кошкой. Это считалось не таким простым делом, так как, по мнению крестьян, нечистый имел обыкновение забирать к себе всех черных кошек сразу же после их появления на свет. Поэтому желающий заполучить неразменный рубль должен был следить за какой-нибудь беременной кошкой, и если у нее появлялся черный, без единого белого волоска, котенок, его надо было взять в руки, так как, если кошка побывала в руках человека, нечистый уже не сможет воспользоваться ею. В Христовскую заутреню с этой кошкой надо было пойти к церкви и, встав на паперти, дождаться, когда священник после обхода храма с крестным ходом вновь подойдет к церковным дверям и возгласит: "Христос Воскрес". В этот момент следовало трижды ответить ему: "У меня черная кошка есть". Тогда, по поверью крестьян, к обладателю кошки обязательно явился бы нечистый и начал требовать кошку, обещая за нее всякие блага. От всего предложенного надо отказаться и требовать только неразменный рубль. Получив желаемое, следовало как можно скорее уходить из церкви, запасшись зажженной пасхальной свечой. Последнюю нужно было нести бережно, чтобы она не погасла до дома и поставить ее в передний угол под стол, закрыть двери и окропить все святой водой. Эти предосторожности должны были защитить человека от нечистого, который непременно погнался бы, чтобы отнять рубль. Для того, чтобы дольше задержать нечистого, прежде, чем нести кошку в церковь, ее советовали перевязать веревкой со множеством крестообразных узлов, развязывая которые нечистый, упустил бы время, а обладатель рубля успел бы добежать до дома и принять меры. 

Неразменный рубль можно было заполучить в пасхальную ночь и другим способом. Вместо того, чтобы идти в церковь, человек должен был отправиться в полночь на перекресток, захватив с собой ту же черную кошку или нитку с узлами. В народе верили, что в это время на перекрестках собираются черти и делят неразменный рубль. Поговаривали, что надо кинуть им кошку или нитку и, схватив рубль, бежать, не оглядываясь. Если черти успеют развязать узлы или разорвут кошку раньше, чем беглец скроется из виду, они его догонят, и тогда ему не поздоровится. 

Считалось, что заполучивший неразменный рубль человек может им пользоваться только до тех пор, пока кто-либо не опознает этот рубль среди других денег. А узнать его считалось возможным по тому, что он всегда "шевелится", "имеет трепетание как живой". Чтобы рубль прекратил свое хождение по свету, не вернулся к хозяину и не увел за собой другие деньги, его надо было проткнуть иголкой или насадить на проволоку. 

Слова "Христос Воскресе!" обладали, по народным представлениям, магической силой в течение всего праздничного послепасхального периода и часто использовались в охранительных и продуцирующих обрядах: при обходе деревни, в обрядности первого выгона скота и т.д. (см. также "Пение Христа").