Мир русской избы

Традиционные материалы и техника строительства

Для русского крестьянина основным строительным материалом издревле служило дерево. Дом (избу или хату) рубили из целых очищенных от коры стволов сосны или ели, а на юге России плели из хвороста, затем обмазывали глиной.

Кирпичи и камень стали использовать для крестьянского строительства только с конца XVIII века. Использование кирпича и камня (известняка, бутовой плиты и др.) в крестьянском хозяйстве, хотя и не было массовым, но заметно возросло к концу XIX века. В лесистых северорусских областях кирпичный дом был знаком престижа, символом богатства и приобщенности к городской культуре. 


И все же преобладающим материалом оставалось дерево. Срубные постройки возводились самостоятельно или при помощи артели плотников. Лучшими считались плотники из Костромской, Ярославской, Владимирской губерний. Уровень их мастерства, ритуальное оформление каждого этапа работы, связанное с представлениями о единстве судьбы дома и его обитателей, придавали плотникам в глазах народа статус людей знающих и стоящих на границе человеческого и потустороннего миров. 

Строительная техника в разных районах России имела много общего. Чаще всего бревна укладывались в полукруглые выемки, прорубленные на расстоянии 20 см от края так, чтобы в углах сруба выступали концы бревен — "зауголки" (т.н. рубка "в угол", "в обло", "в чашку", "в коровку", "в зарубу"). Вдоль бревна делалась неглубокая борозда — паз, который устилался для утепления дома мхом, реже паклей, и прижимался следующим бревном. Основным инструментом плотника был топор. Фундаментом служили крупные камни, врытые в землю под углами постройки, или короткие толстые столбы — "стулья", а опорой для потолка — горизонтальная балка - "матица" . В ходе строительства внутри дома встраивалась мебель — лавки и полки для посуды и скарба ("полавошники").

Типы сельских усадеб

В Европейской России этнографы выделяют нескольких комплексов крестьянского жилища. Северорусская изба ставилась на высоком подполье ("подклете", "подъизбице"), которое использовалось как кладовая или хлев. Дом был обращен на улицу фронтоном и покрыт двускатной деревянной крышей на "самцах" (концы бревен фронтона). Двор, где располагались помещения для скота, хранения сена, телег, саней и прочего хозяйственного инвентаря, находился под одной крышей с избой: в одних районах позади нее (однорядная связь), в других — сбоку (двурядная связь). Такая застройка давала возможность в суровые зимы переходить в любое хозяйственное помещение, не выходя на улицу. 

В Средней России избы строили меньшего размера с невысоким подклетом, а двор имел отдельную крышу и был ниже дома. 
Близок к первым двум и западнорусский комплекс, который отличался трехрядной застройкой двора: с одной стороны от избы крытый двор, с другой на некотором расстоянии — ряд хозяйственных построек. 
Яркой особенностью домов на Русском Севере и в Поволжье было обилие резных украшений, росписи, а также архитектурных деталей — резных крылечек, балконов, галерей, наличников, карнизов и т.д. 
В южнорусских районах дома ставились непосредственно на землю. Чаще всего это была рубленная из дерева "хата" под четырехскатной соломенной крышей, с земляным или глинобитным полом. Если делался деревянный пол, то он покрывал лишь небольшую часть площади и как правило служил спальным местом. К улице хата была обращена не фронтоном, а боковой стороной. Хозяйственные постройки располагались отдельно от дома и объединялись сплошной оградой с навесом. 

Сходная организация усадьбы была в станицах и селах Кубани и Терека, с тем отличием, что там преобладали глинобитные жилища, а крышу могли крыть не только соломой, но и камышом. На Дону бытовало два типа жилища: многокомнатный деревянный дом на высоком подклете, с четырехскатной тесовой крышей, снабженный галереями, и хата из самана под соломенной двускатной крышей.

Внутренняя планировка дома

Разнообразной была и внутренняя планировка жилища. Для всей территории расселения русского народа были характерны двух- и трехкамерные дома, состоящие из жилого помещения с русской печью, сеней — неотапливаемого хозяйственного помещения и клети (горницы) — холодного жилого помещения или кладовой. При всех различиях в размещении переднего (красного, святого) угла, положении печи и ориентации ее устья планировка жилого помещения имела одну важную особенность: печь всегда располагалась по диагонали к переднему углу. Эта диагональ разделяла в избе "чистое" и "нечистое" пространство, отделяла мужскую и женскую половину.

Центром чистого пространства был передний угол, обычно ориентированный на восток. 

Здесь на божнице ("в киоте"), а нередко и по прилегающим стенам, размешались иконы, стоял обеденный стол — "божья ладонь", за которым происходили не только каждодневные трапезы, но и отмечались все важнейшие семейные события (крестины, свадьба, похороны, календарные праздники). Под иконами находилось самое почетное в избе место, в обычные дни оно принадлежало главе семьи, по праздникам сюда усаживали наиболее уважаемых гостей, например, священника. Рядом с хозяином, на "мужской" лавке, тянувшейся вдоль правой стены к выходу, садились по старшинству его сыновья, на "женской", идущей вдоль фронтона, — дочери; хозяйка размещалась напротив мужа со стороны печи на приставной скамье. Святой угол старались выделить, украсить: его оклеивали обоями, рядом размещали лубочные картинки, литографии, фотографии родных. На божницу вешали вышитые или тканые полотенца, складывали искусственные цветы. Наиболее пышно красный угол украшали в праздники, когда к обычным полотенцам — "набожникам" добавляли атрибуты праздника: вербу — в Вербное воскресенье, "верес" (можжевельник) — в Великий четверг, березовые веточки — в Троицу.

Русская печь и женское пространство избы

Приблизительно четверть избы занимала "русская" духовая печь, характерная для восточных славян. Ею обогревались, в ней готовили пищу, корм скоту, пекли хлеб, мылись (в тех местах, где не было бань), на ней спали, сушили одежду, продукты, в подпечке зимой держали кур. Вплоть до конца XIX века у русских бытовали глинобитные печи, топившиеся по-черному, в т.н. "курных" избах дым выходил через приоткрытую дверь и специальное отверстие в стене. Постепенно они были вытеснены печами с дымоходом. В мифологическом сознании народа печь и пространство за ней наделялись свойствами границы между человеческим и потусторонним мирами. Считалось, что за печью живет домовой, прячется кикимора. В печь выкрикивали имя "обмершего" новорожденного, чтобы его оживить, звали потерявшуюся в лесу скотину, с печью были связаны и другие лечебные и колдовские практики. 

От устья печи до передней стены тянулась женская половина избы ("бабий кут"), на которой готовилась пища и хранилась утварь для стряпни, иногда ее отделяли занавесом или дощатой перегородкой. За печью вдоль боковой стены шла "судная" лавка ("залавок"), под ней располагался шкафчик для кухонной посуды и съестных припасов — "судница" ("залавошник"). Над судной лавкой вешали полки для столовой посуды ("грядки"), над которыми на полке-полавошнике располагали крупную кухонную утварь. На полу под лавкой ставились ведра, чугуны, деревянные кадки. Около устья печи, под рукой, хранились необходимые печные приспособления: помело, хлебная лопата, кочерга, ухват и сковородник ("чапля"). В северно — и среднерусских домах, имевших подклет, к печи был пристроен "голбец" ("казенка", "каржина") — вход в подполье в виде шкафа или ящика из досок. Также женской считалась "долгая" лавка, шедшая по боковой стене дома; сидя на ней, женщины пряли, шили, ткали, тут же висела детская люлька. Зайти мужчине в "бабий кут"считалось зазорным, а чужому человеку даже заглянуть туда — оскорбительным. Сходной семантикой запретного и даже опасного для мужчин наделялась и женская утварь.

Мужская половина избы

Мужская половина дома с правой стороны от двери начиналась с широкой лавки, огражденной с боков досками, вырезанными в форме конской головы, — коником ("кутником"). Под ней нередко делали шкафчик для хранения инструментов для различных мужских работ. Здесь хозяин занимался починкой утвари, мелкого сельхозинвентаря, плетением или шитьем обуви. На нее же присаживались зашедшие на короткий срок гости. В задней части избы на боковой лавке мужчины отдыхали днем и часто спали ночью.

Места для сна и отдыха

Места для сна и отдыха были строго регламентированы. На Русском Севере на полатях — настиле из досок, тянувшемся от печи к боковой стене на высоте человеческого роста, спали дети и молодежь; под полатями на лавке, к которой придвигалась широкая скамья, а позднее на кровати, спали хозяин с хозяйкой, на печи или "голбце" укладывались старики. Нередко вся семья спала на соломенных тюфяках прямо на полу. В западных губерниях России, где женская хозяйственная зона в избе находилась у входа, спальные места — "примост", "пол", располагались за печью, тут же вешалась детская люлька. На юге, где жилище ставилось к улице длинной стороной, "пол" размещали также у печи, но по боковой короткой стене хаты. Под влиянием города в крестьянском интерьере появилась подвижная мебель — столики, стулья, кровати, шкафы, комоды, деревянных диванов и т.д. В "моду" вошли занавески на окнах, коврики, зеркала, скатерти на столах, цветы.

Освещение крестьянского дома

Жилые помещения традиционно освещались лучиной, закреплявшейся в светец, на юге — жирником (глиняной плошкой с фитилем). Свечи использовались редко, обычно в зажиточных семьях или по праздникам во время молитвы. В конце XIX — начале ХХ в. с ростом товарно-денежных отношений в деревне и под влиянием города широко распространились керосиновые лампы.