Основные занятия населения Средней Азии и Казахстана: земледелие и скотоводство

В хозяйственном отношении к началу XX в. большая часть населения региона занималась земледелием, удельный вес которого в экономической системе увеличился за счет деятельности переселенцев-славян, а также в связи с кризисом кочевого скотоводства, ускорившем процесс оседания кочевников

__________

Земледельческие оазисы и система орошения

В хозяйственном отношении к началу XX в. большая часть населения региона занималась земледелием, удельный вес которого в экономической системе увеличился за счет деятельности переселенцев-славян, а также в связи с кризисом кочевого скотоводства, ускорившем процесс оседания кочевников. 

Преобладающим типом являлось орошаемое земледелие. В начале XX в. в Средней Азии насчитывалось около 3500 отдельных оросительных систем с общей протяженностью каналов 40-45 тысяч км. Богарное, неполивное земледелие практиковалось ограниченно, в основном в предгорных районах с достаточным количеством осадков.

Наиболее крупные земледельческие оазисы Средней Азии расположены в ее южной части. Это Ферганская долина, орошаемая водами Сырдарьи и многочисленных горных рек, Бухарский и Самаркандский оазисы в долине реки Зеравшан, Ташкентский оазис, питаемый водами рек Чирчика и Ангрена, Мургабский, Тедженский оазисы — вдоль рек Мургаба и Теджена. Ахальский и Атекский оазисы, расположенные в подгорной части Копетдага, орошаются небольшими речками, стекающими с гор. Значительные площади орошены человеком вдоль среднего течения Амударьи. Далеко к северу от этого зеленого пояса отстоит Хорезмский оазис, расположенный в дельте Амударьи. На долю его жителей выпала самая упорная борьба с природой, поскольку оазис со всех сторон окружен пустыней, песчаные волны которой знойный ветер неумолимо гонит в сторону полей и садов. Река Амударья, которую в древности называли Джейхун — "кипящая", имеет крутой нрав своего течения, поэтому взять у нее воду для орошения было не просто. Чтобы направить часть потока реки в прорытые магистральные каналы и более мелкие арыки, по которым вода подавалась на поля, земледельцы перегораживали реку плотиной. Отдельные оросительные системы могли быть очень масштабными, как, например, самаркандская, насчитывавшая восемь головных каналов по нескольку километров длиной, на которых было сооружено 680 плотин. Головная плотина через р. Заравшан представляла собой гигантское заграждение длиной до 7 км, возведенное из бревен, хвороста, дерна, камней. Сохранности оросительных систем постоянно угрожали бурные паводки, когда потоки воды прорывали плотины, иногда несколько раз за сезон, сводя на нет плоды колоссального труда людей.

Создание оросительных систем требовало и грамотных инженерных решений. Так, важно было правильно рассчитать уклон канала — если он будет небольшим, то недостаточный ток воды приведет к быстрому заиливанию канала, а если слишком большим, то вода быстро размоет его русло. В тех случаях, если вода не могла поступать на поля самотеком, сооружались водоподъемные сооружения — чигири.

Земля без воды не имела для земледельца ценности по пословице "родит не земля, а вода". Сельское общество в лице выборного мираба строго регулировало потребление воды. У мираба имелись водяные часы (сосуд с маленьким отверстием на дне по типу античной клепсидры) для точного отпуска воды на поля сообразно праву каждого земледельца на известную меру времени полива.

Природные факторы — изменения русла рек, длительные периоды засухи, засоление почвы являлись причинами изменения границ оазисов, а то и полного их исчезновения. 

К этому приводили также и войны, междоусобицы, набеги жестоких завоевателей, которые сопровождались уничтожением населения и разорением хозяйства. Наиболее катастрофические последствия для земледельцев имело монгольское завоевание — даже в индустриальном XX в. во многих районах Средней Азии масштаб ирригационных сооружений не мог достичь уровня XII в.

В подгорных районах Ферганы, юга Таджикистана и восточных районах Узбекистана, получили распространение менее масштабные оросительные системы на небольших реках. Они не требовали очень больших затрат труда, но и не позволяли оросить значительные площади. В этих местах оазисы представляли собой узкие полосы, протянувшиеся вдоль рек и каналов.

Еще одним приемом искусственного орошения почвы являлось применение кяризов в предгорных районах, где подъемы рельефа соответствуют конусам выноса подземных вод. Кяризы представляют собой систему колодцев, соединенных подземной водозаборной галереей, по которой вода из водоносного пласта выводилась на поверхность у подошвы холма. Оросительная мощность кяриза небольшая, но если их много, то площадь поливных земель может быть и довольно обширной, как, например, в Ахальском оазисе. Кяризы, при периодической очистке, исправно действовали многие десятки лет.

Дефицит воды побуждал население создавать ее резервные запасы, сооружая разного рода водохранилища. В городах ими являлись хаузы — довольно глубокие бассейны, которые могли питаться подземными водами. В Бухаре, например, хаузы были непроточными, отчего вода в них быстро портилась, становясь источником различных заболеваний.

Высокогорное земледелие

Зоной, пригодной для земледелия, являются в Средней Азии и горные долины. Основным земледельческим населением в горах Памиро-Алая являются припамирские народности и таджики. Высокогорное земледелие на Памире тоже орошаемое, поскольку отличительная особенность климата этой горной системы в том, что количество осадков уменьшается по мере увеличения высоты. Горцы широко используют влагу ручьев и родников, поскольку воду из мало-мальски крупной реки взять можно только в очень немногих местах. Вследствие этого горные ирригационные системы с инженерной точки зрения очень оригинальны — это каналы из дерева и дерна, удерживаемые на скалистых обрывах с помощью кронштейнов, висячие желоба-водоводы, специальные отстойники и водосливы. Если на равнине возделывались в основном плодородные лессовые пласты, то в горах земледельцы постоянно сталкивались с проблемой сохранения тонкого слоя почвы и нехватки посевных площадей. Поэтому они выработали своеобразные приемы планировки полей и очень высокую культуру полива, сокращающую до минимума смыв почвы и разрушение ее структуры.

Богарное земледелие велось в предгорьях на высоте от 400 до 2000 м, занимая в отдельных районах до половины и более всех возделываемых земель. В масштабах региона богарным культурам принадлежало всего 2 % засеваемых площадей. При достаточном количестве осадков богарные земли давали высокие урожаи зерновых, в засушливые же годы земледельцы могли не оправдать даже посеянного зерна. Поэтому богарное земледелие всегда сочеталось либо с орошаемым земледелием, либо, чаще, со скотоводством у групп, ведущих полукочевое хозяйство.

Что сеяли и чем обрабатывали землю

Основным пахотным орудием в Средней Азии являлся омач, относящийся к архаичному типу однорукояточных прямогрядильных рал. Ареал распространения этого типа орудий очень широк — от Передней Азии до Монголии. Омач, имевший чугунный наконечник, только рыхлил землю на глубину 15-18 см, поэтому вспашку осуществляли несколько раз в продольном и поперечном направлении. В горных районах часто употребляли кованый железный наконечник, так как литой чугунный был слишком хрупок для каменистой почвы. Локальные варианты омача отличались лишь формой остова, изготовляемого из цельной естественно изогнутой под тупым углом части ствола дерева, степенью его массивности, высотой насадки дышла и ручки для управления. Тягловой силой при вспашке была пара быков, реже — лошади, в горных районах на очень маленьких участках люди иногда пахали на себе. Универсальным сельскохозяйственным орудием в Средней Азии являлся кетмень — вид мотыги с широкой рабочей частью, которым также могли рыхлить землю. Бороной в Средней Азии служила деревянная доска, с зубьями и без, на которую вставал земледелец, или рама с закрепленным на ней сучковатым хворостом. Сев осуществлялся вручную, обычно из полы одежды. Воду на поля пускали несколько раза за сезон, в зависимости от потребностей возделываемых культур. Жатвенным орудием являлся серп слабоизогнутой формы, без зазубрин, наряду с которым в Хорезме бытовал серп другого типа — с зазубринами и с сильным изгибом лезвия. Обычным способом обмолота был прогон животных по колосьям. В Ферганской долине и Ташкентском оазисе пшеницу обмолачивали с помощью плетеной из веток волокуши. Веяли повсеместно на ветру вручную с помощью лопат. Мельницы в Средней Азии работали на силе воды или животных, также в хозяйствах широко использовались ручные каменные жернова.

Все этапы земледельческого цикла у народов Средней Азии сопровождались комплексом обрядовых действий, символически направленных на стимулирование плодородия. Центральным аграрным культом являлся культ деда-земледельца Бобо Дехкона — покровителя земледелия. Еще в начале XX в. среди горных таджиков в каждом селении имелся свой "Бобо Дехкон". Это был крепкий хозяин и уважаемый человек. Он начинал все земледельческие работы, посвящал мальчиков в земледельцы, давая им в руки серп. При колхозном строе такого дехканина назначали председателем совета урожайности.

Всю орошенную землю делили на три сектора — полевые угодья, участки для огородов и садов.

Основными зерновыми культурами, которые выращивали в Средней Азии, как на поливных, так и на богарных землях, были пшеница и ячмень. Особенно разнообразны в регионе сорта мягкой пшеницы, родиной которой и является Средняя Азия наряду с Афганистаном и Северо-Западной Индией. Также широко, особенно в Хорезмском оазисе, культивировалось сорго, дающее наиболее высокие урожаи (150-180 пудов с десятины), и просо, которое предпочитали полукочевые и кочевые группы населения.

Очень высоко ценился рис, возделывание которого требовало большого количества воды. В связи с трудоемкостью культуры рисоводческие хозяйства имели специализированный характер, существуя за счет обмена риса на другие товары.

Бобовые — горох, фасоль, чечевица — ценились за их высокие питательные свойства, поэтому их особенно широко высевали в горных районах Таджикистана, где население получало невысокие урожаи зерновых.

Среди технических культур ведущее место занимали растения-красители (сафлор, марена) и хлопок — "белое золото" Средней Азии. Недостатками местных сортов хлопка являлись невысокая урожайность, а также необходимость дополнительных усилий при его обработке, так как коробочка среднеазиатского хлопчатника в период созревания не раскрывается. Несмотря на высокие трудовые затраты, разведение хлопка стимулировалось большой потребностью населения в хлопчатобумажных тканях. Длинноволокнистые американские сорта хлопка стали культивировать в русском Туркестане в последней четверти XIX в., чтобы расширить сырьевую базу российской промышленности.

Большое место в земледелии занимало культивирование масличных растений (кунжута, льна-кудряша), огородничество и бахчеводство. На огородах оседлое население выращивало, прежде всего, морковь, лук, зелень. Именно эти овощи необходимы для приготовления плова — излюбленного праздничного блюда оседлых народов региона. Несъедобную тыкву-горлянку выращивали как материал для сосудов, табакерок, кальянов, специально деформируя плод в процессе его роста.

Вкусовые качества среднеазиатских арбузов и дынь были отмечены еще в раннесредневековых источниках как особая достопримечательность этого края. "На отменность мервских плодов указывает то, что дыни режутся ломтями и вывозятся в Ирак, и я не знаю, возможно ли это в каком другом городе", — сообщает арабский географ X в. Аль-Истахри.

Путешественники восхищались и красотой среднеазиатских садов как в пору их цветения, так и во время сбора урожая, когда напоенные солнцем плоды яблонь, абрикосов, персиков отяжеляли ветви деревьев. Для Средней Азии характерно и большое разнообразие диких плодовых культур. Так, одним из мировых очагов культуры яблони является Семиречье, где произрастает большое разнообразие сортов диких яблок, в том числе близкие к культурным крупные сладкие виды. Недаром название бывшей столицы Казахстана Алма-Аты означает "яблочный город". Ведущим способом заготовки плодов была их сушка. Сушеные фрукты составляли важнейшую часть среднеазиатского экспорта.

Виноградную лозу разводили в Средней Азии еще в древности. Каждый оазис гордился своими сортами винограда, прежде всего изюмными и столовыми. Специальных винных сортов винограда Средняя Азии не знает, однако изготовление вина из столовых сортов практиковалось издавна

Особенности кочевого скотоводства и состав стада

Традиции скотоводства в Средней Азии имеют столь же длительную историю развития, как и земледельческие. Для региона характерны три типа скотоводческого хозяйства: кочевничество, отгонное скотоводство и стойловое.

Кочевание — это передвижение кочевого коллектива вместе со стадами с одного сезонного пастбища на другое ради свежей кормовой базы для скота — основного богатства номадов. "Здоровы ли твой скот и люди?" — именно так звучало у кочевников традиционное приветствие. В Средней Азии сложилось три способа кочевания, обусловленных географическими условиями: "меридиональный", "вертикальный" и "стационарный". Первый характерен для северного и центрального Казахстана, то есть его степных частей, и юго-запада Туркмении. При этом способе кочевания зимние кочевья скотоводов располагались в наиболее южных районах их обитания, а летние — в северных, где скот меньше страдал от смертоносного гнуса. Кочевые маршруты постепенно закрепились за определенными родами номадов, хотя согласно обычному праву земля считалась "божьей", на ней должно быть место всем, а лучшие угодья достаются тем, кто успел занять их первым.

Вертикальное кочевание применялось скотоводами в горных местностях. Зиму скотоводы проводили в горных долинах, где люди и скот защищены от холодных ветров. Весной животных выпасали на южных склонах гор, где снег тает быстрее и появляется молодая трава. Так постепенно скотоводы поднимались на альпийские луга в высокогорье. С приближением зимы скот перегоняли вниз на весенне-осенние пастбища, где за лето восстанавливался травяной покров. К зиме возвращались в долины. Кочевые пути в горах часто не приходилось выбирать — это были естественные проходы, единственно возможные в данной местности. Улучшение этих проходов, строительство и укрепление мостов составляло особую заботу при вертикальном кочевании.

Стационарное кочевание было распространено в наиболее засушливых районах Средней Азии — на большей части территории Туркмении, на полуострове Мангышлак и в южных районах Узбекистана. При этом виде кочевания зиму проводили в песках, где снежный покров практически отсутствует, а корма для скота вполне достаточно — это полынь, осока, солончаковая растительность, которая необходима животным. В других районах при дефиците солончаков соль скоту давали специально. Главной проблемой в зоне пустынь является дефицит воды. Основным способом обводнения пастбищ являлось строительство колодцев, которое требовало огромных затрат труда из-за очень глубокого залегания водоносных слоев. Глубина отдельных колодцев составляла 200 метров! Они имели сравнительно узкое отверстие, но сильно расширялись ко дну для увеличения количества собираемой воды. Скот пригоняли к колодцу на водопой не реже чем один раз в 2-3 дня, а в знойную пору и чаще, поэтому его пасли на сравнительно небольшом расстоянии от колодца.

В состав стада у кочевников входили лошади, овцы, верблюды, реже — крупный рогатый скот, который наименее приспособлен к длительным кочевкам. Самой престижной частью поголовья считался конский табун. Конь как верховое животное составлял с всадником, в известном смысле, одно целое. Конь белой масти у казахов являлся наивысшим по ценности жертвенным животным. В Средней Азии разводили как мериносные, так и курдючные породы овец, среди которых особенно знаменита гиссарская порода. Баран выступал в качестве условной денежной единицы, применяемой и для обмена и для выплаты штрафов, калыма и др. Традиционный культ барана был связан с представлением о воплощении в этом животном космической благодатной силы, называемой у тюркских народов "кут", а у иранских — "фарн". Верблюд в условиях засушливых зон обитания являлся незаменимым помощником кочевника. Выносливое, неприхотливое животное, способное несколько дней обходится без воды, и нести при этом груз более 100 кг, было окружено особой заботой и почитанием номадов. В Средней Азии обитает два вида верблюдов — двугорбый и одногорбый. Первый вид распространен в северных степных районах, так как лучше переносит зимний холод, а второй — в пустынях, поскольку превосходно адаптирован к жаре. Туркмены вывели помесь двух видов, отличающуюся большой выносливостью. Крупный рогатый скот (коров и волов) содержали те группы кочевников, которые перегоняли стада на сравнительно близкое расстояние. Киргизы в высокогорных зонах разводили яков.

Длина перекочевок зависела от разных факторов, в том числе и от количества скота. Кочевать на дальние расстояния с маленьким поголовьем нецелесообразно — ему хватит пропитания и поблизости. Бедные семьи, потерявшие скот, вынуждены были переходить к оседлому образу жизни, однако при первой возможности стремились снова вернуться к кочеванию, поскольку в глазах кочевников оседлый образ жизни был непрестижен. Ощущение движения и простора ассоциировалось у них с полноценным существованием. Как писал о казахах среднеазиатский историк XVI в. Ибн Рузбихан, "кроме своего полного недостатков образа жизни, они не признают ничего более благородного и приятного". Тем не менее, процесс оседания кочевников во все века имел постоянный характер, являясь в регионе существенным фактором этнических процессов.

Самым тяжелым временем для номадов являлась зима, когда животные должны были пастись на довольно ограниченной территории зимовья, что не могло дать достаточного количества кормов. Страховочные запасы сена на зиму были невелики, а многие группы кочевников не создавали их совсем. Лошади зимой тебенюют, разрыхляя копытами снег, чтобы найти растительность, а остальная часть стада пасется на расчищенных участках. Самым страшным бедствием зимой являлось обледенение почвы. Лошади не могли взломать наст, вследствие чего начинался джут — массовый падеж скота, в одночасье обрекавший на голод и нищету весь кочевой коллектив.

Весеннюю перекочевку ждали с особым нетерпением как главное событие года. В то же время весна была самым хлопотным сезоном. Мужчины ухаживали за молодняком, клеймили скот, объезжали лошадей, стригли овец, снимали шерсть с верблюдов. Женщины более всего были заняты доением: овец нужно доить два-три раза в день, кобылиц и верблюдиц — четыре-пять раз. Молочные продукты в это время заготовляли впрок — сбивали и перетапливали масло, сушили сыр. На летних выпасах кочевники проводили самое благодатное время года, наслаждаясь теплом, изобилием пищи, а также возможностью общения с родичами. Если зимой кочевая община распадалась на небольшие аулы, чтобы прокормиться на маленькой территории зимовья, то летом, наоборот, собиралась вместе на обширных летних пастбищах, что способствовало оживлению социальных связей.

Кочевой цикл завершался в ноябре-декабре, после возвращения на зимовку, где происходил забой скота для зимнего пропитания. Эти дни были периодом игр и развлечений, пиров и взаимных угощений.

Отгонное и стойловое содержание скота

Отгонное скотоводство приобрело особое значение у горных земледельцев, не имеющих достаточного объема пастбищных угодий подле жилищ. Скот летом выгоняли в высокогорную зону, причем делали это только женщины, для мужчин же существовал ритуальный запрет на посещение летовки первые семь дней. На летовках женщины занимались заготовкой молочных продуктов. Отношение к скоту у горцев носило следы архаичных воззрений. Так, например, павшую корову женщина оплакивала как близкого родственника.

Стойловое содержание скота применялось на равнинах, где земельные угодья были заняты посевами, соответственно существовала опасность их потравы, а подножного корма было не достаточно. Основной уход земледельцы осуществляли за рабочим скотом — быками. Молочный скот держали в небольшом количестве для нужд семьи, мясо же покупали на базарах.