Особенности скотоводства на Кавказе

В скотоводстве при наличии разных его типов можно выделить три основных его разновидности: кочевое равнинное с привязкой к водным источникам, стойловое (придомное или на открытых площадках) в равнинных районах, а также преобладавшее в горных и предгорных районах отгонно-пастбищное с частично стойловым содержанием скота. Отгонно-пастбищное овцеводство требовало долговременного пребывания мужчин вне дома под открытым небом, постоянной настороженности в охране стада. Эпитет "пастух" являлся почетным и обозначал типичную мужскую деятельность.

В скотоводстве при наличии разных его типов можно выделить три основных его разновидности: кочевое равнинное с привязкой к водным источникам, стойловое (придомное или на открытых площадках) в равнинных районах, а также преобладавшее в горных и предгорных районах отгонно-пастбищное с частично стойловым содержанием скота. Отгонно-пастбищное овцеводство требовало долговременного пребывания мужчин вне дома под открытым небом, постоянной настороженности в охране стада. Эпитет "пастух" являлся почетным, выражая типичную мужскую деятельность.

Ведущим в хозяйственном отношении домашним животным была овца. 

Выведены местные породы овец, среди которых наиболее известны тушинская (грубошерстная), карачаевская (грубошерстная, курдючная), лезгинская (тонкорунно-грубошерстная) и отличавшаяся многими свойствами какарабахская. Выпас овец был строго организованным мужским делом. Овцы давали мясо, шерсть, кожу, молоко. Мясо ягненка карачаевской овцы славилось на курортах и в российских столицах, сам ягненок был дорогим подарком. Овец стригли пружинными ножницами два раза в год, весенняя шерсть шла на набивку матрасов, осенняя годилась на качественные валяные и тканые изделия. Доили, как и стригли овец, мужчины, молочные продукты часто составляли единственную пищу пастухов. Типичным для горных районов были объединения пастухов, основой которых были семейно-родственные отношения, которые, впрочем, не исключали аренды и распределения прибавочного продукта, что позволило в овцеводческом хозяйстве в середине XIX в. перейти к найму работников из других мест и расчетам на товарной основе. На Западном Кавказе разводили коз, что было следствием древней Балкано-Кавказской традиции. Козел был жертвенным животным, особенно в обрядах почитания молнии, козья шерсть являлась ценной добавкой в тканых изделиях, прежде всего в коврах.

Крупный рогатый скот на Кавказе имел другое назначение. Быков разводили как тягловый скот для пахоты и перевозки грузов, рабочий скот усиленно подкармливали. Корова на Большом Кавказе не везде принималась всерьез как источник молока. Молодой скот рассматривался, скорее как источник мяса для общественных празднеств. Отдельное животное было единицей, в которой исчисляли различного рода штрафы и взаимные выплаты. В горах северного хребта породы коров были малорослы, но легко лазали по крутым склонам, самостоятельно находя пищу. Некоторые их породы, как, например, хевсурская, признаны ценным результатом народной селекции. Южнее хозяйственное значение коров было значительнее, что не исключало и символического отношения к ним. В Армении стада коров отгонялись в горы, но пасли их женщины, откочевавшие наверх из селений, мужья посещали их в летнее время, но только один раз. Сакральное значение крупного рогатого скота охватывало широкие территории, особенно на западном Кавказе, где была известна легенда о выходящей из моря корове и самостоятельно приходящей к месту ее приношения. Из других видов крупного рогатого скота были известны в равнинных районах Восточного Кавказа буйволы, самки которых давали очень жирное молоко, и завезенные в высокогорье уже в советское время яки.

Транспортное назначение имели помимо волов, ослы, мулы, лошади. В Азербайджане, а также среди курдских погонщиков, в качестве транспортного средства использовались верблюды. Ослов разводили в центральной части Большого Кавказа, в Дагестане, где селекционировали и мулов, а также в Армении. Вес, перевозимый ишаком, достигал 80 кг. Лошадь, хотя и поднимала до 120 кг, не использовалась в перевозках грузов, ее основное предназначение объясняла поговорка "конь — крылья джигита" т.е. вооруженного наездника, находящегося в набеге. Хороший конь составлял единое целое с наездником, сам чувствовал дорогу, нагайка всаднику не нужна была для управления конем, а скорее служила символом его намерений для окружающих. Верховых лошадей разводили повсеместно, но лучшими породами считались кабардинская и карабахская породы, находившиеся в родстве с арабскими.

Еще нужно вспомнить о разведении свиней. Хотя это животное считалось нечистым в мусульманских землях, в христианской части Кавказа свиноводство сохранилось в его древней форме свободном выпасе полудиких животных, так же, как было в те времена, когда свинья стала первым одомашненным животным. В Сванетии поросенка называли "ангелом бога".