Отходничество, торговля и транспорт на Кавказе

Различные стороны жизни кавказских народов формировало явление отходничества, диктуемое в первую очередь малоземельем в горских селах и межобщинными неурядицами. Значительная часть мужчин уходила на заработки, делая это в летнее время года. Отходничество особенно было свойственно Армении и Дагестану. Работники могли переходить из своего селения в соседнее, стоящее на другой высоте, где те же полевые работы проводились в другое время. По знакомым дорогам уходили отходники на привычные работы в земли соседних народов. Так грузины-сваны уходили на сенокос на северные склоны Большого Кавказа, а ингуши на строительство домов-башен в Осетию или в грузинские провинции Тушетию и Хевсуретию.

Роль отходничества на Кавказе

Различные стороны жизни кавказских народов определяло явление отходничества, диктуемое в первую очередь малоземельем в горских селах и межобщинными неурядицами. Значительная часть мужчин уходила на заработки, делая это в летнее время года. Отходничество особенно было свойственно Армении и Дагестану. Работники могли переходить из своего селения в соседнее, с которым у них была разница в высоте, а потому и во времени проведения одинаковых полевых работ. По знакомым дорогам уходили отходники на привычные работы в земли соседних народов. Так грузины-сваны уходили на сенокос на северные склоны Большого Кавказа, а ингуши на строительство домов-башен в Осетию или в грузинские провинции Тушетию и Хевсуретию. К концу XIX века почти в каждом селении можно было встретить одного или нескольких кубачинских или лакских ювелиров, а в городах — и целые кварталы выходцев из Дагестана. Частыми фигурами были ремесленник-армянин, дворник-курд; точильщик-лакец, рутулец, агул; сапожник-айсор; турок-переносчик тяжестей. На базарах городов и предгорных селений появлялись и лезгинские женщины.

География отхода постоянно расширялась. С эпохи Николая I кавказцы служили в императорском конвое, в конце XIX века черкесские и чеченские мужчины уже нанимались охранниками в богатые дома юга России. В середине XX века чеченские бригады строили дома в российских селах, а лезгины селились на западе Казахстана. В последние 20 лет начался массовый исход населения и с Северного, и с Южного Кавказа в Россию. В миграциях последних лет стимулами выступили и охватившие Кавказ конфликты, и образовавшиеся в экономике ниши занятости в торговле, посреднической деятельности, в т.ч. там, где передел собственности проходил в криминальных формах. В психологии отходника типичной является быстрая, но не всегда глубокая адаптация к условиям временного проживания.

Особенности экономического обмена и торговли

В плане обмена товарами сельская периферия кавказского региона была экономически инертна. Эта инертность преодолевалась в ходе хозяйственного взаимодействия горных и равнинных обществ, а также (в Средневековье) насильственным изъятием части необходимого продукта горской верхушкой, проводимым с большой жестокостью. Часть продукта горцы присваивали в межобщинных столкновениях или в набегах на равнинные земли. Полоса такого контакта сложилась в пограничье горного Дагестана и Восточной Грузии. Еще одним механизмом обмена были посреднические операции в мелкой торговле, выполняемые разъездными торговцами, проникавшими из города в горные аулы. Эту посредническую функцию выполняли кавказские евреи (горские, грузинские и исчезнувшие как общность прикубанские), малочисленными группами, а иногда и просто семьями расселенные по всему региону. Еврейская торговля охватывала небольшие дистанции, в дальних торговых связях большая роль принадлежала армянским купцам.

Присоединение Кавказа к России вызвало изменения в его экономике как в виде появления товарного хозяйства славянских колонистов, так и индустриального развития некоторых городов-центров добывающей промышленности (Баку, Грозный), а также внедрения новых видов хозяйства (чаеводство, курортное дело, туризм и т.п.). 

Следует отметить, что такое экономическое развитие имело смысл при наличии общероссийского рынка и утратило его при разрыве экономических связей.

Транспортные пути и способы передвижения

В обеспечении культурно-экономического единства Кавказа большое значение имели транспортные пути: речные долины и большие реки (Кура, Риони, Кубань, Терек). Реки были судоходны в нижней части, вдоль русла шли большие и малые дороги. Второй составляющей транспортных магистралей были горные перевалы, проходимые, правда, не во все времена года. Дорожная сеть Кавказа состояла преимущественно из труднопроходимых горных троп, сливавшихся кое-где в дороги, ведущие в дальние страны. Одной из магистралей был путь вдоль берега Каспийского моря, ведший в Иран. В истории Евразии он был частью Великого шелкового пути, проходившего от Китая до Средиземного моря. Другая магистраль проходила через Центральный Кавказ по верховьям Терека, Арагви, через Крестовый перевал, Тбилиси, Ахалцихе, и далее в Анатолию. Путь вдоль Черного моря функционировал не всегда из-за Колхидских болот, осушенных только в 1930-х годов.


В горных районах преобладали пешие способы передвижения, грузы переносились в заплечных мешках. Дорога от моря до моря по Большому Кавказу занимала от 4 до 8 недель. Основными вьючными животными были ослы, в равнинном Прикаспии и на юге Кавказа использовались верблюды. В упряжке ходили медлительные волы, тянувшие двухколесную арбу или сани. Одно колесо арбы жестко крепилось на оси, что позволяло быстро ее развернуть на узкой горной дороге. Сани в горах использовались круглый год, часто можно было увидеть арбу с присоединенными санными полозами.

Мореплавание было развито слабо, местное население ограничивалось прибрежным плаванием.