Пасхальные молебны

Пасхальная неделя 

Обычай обхода домов прихожан крестным ходом во главе со священником, служением молебнов и поздравлениями. В благодарность хозяева одаривали священника деньгами, угощением и горстью зерна, после чего "вся нечисть сходит с дома". 

__________

Пасхальные молебны

Пасхальные молебны (Кресты носят, Кресты ходят, Иконы/Святы/Боги носят, Иконы/Святы/Боги ходят, Богородица ходит) - обходы домов прихожан с крестным ходом священником в сопровождении причта и крестьян, несших крест и иконы, в первый день празднования Пасхи или в один из дней пасхальной недели с праздничным поздравлением служением молебна. По убеждению крестьян, пасхальные обходы были призваны обеспечить благополучие хозяйства. С точки зрения церкви, участники обходов с пасхальными молебнами изображали ангелов, благовествовавших о воскресении Христовом или жен мироносиц, принесших апостолам весть о воскресении Спасителя. 

Людей, вызвавшихся нести иконы, в народе называли "богоносами", "заветниками" или "оброшниками". Во многих местах "богоносами" становились особенно верующие, обычно пожилые люди, давшие обет всю пасхальную неделю "ходить под богами", а также те, кто хотели заслужить этим у Бога прощение грехов, а также вымолить какую-нибудь милость: исцеление от болезни; избавление сына от военной службы; прекращение пьянства мужа, его побоев и т.д. В ряде местных традиций участницами обряда были преимущественно девушки и женщины. 

Прежде чем преступить к исполнению своей священной обязанности они должны были испросить благословения у священника, например: "Благослови, батюшка, под богов стать" (Максимов С.В. 1986. С.306). По народным представлениям, ношение икон в пасхальную неделю засчитывалась у Бога как седьмая часть дороги паломника в Иерусалим: "Семь седьмиц под богом походить - в Ерусалим-град не ходить!" (Коринфский А.А. 1995. С.181). А паломничество в Святую землю (Иерусалим), по мнению крестьян, полностью очищало душу от греха. 

Под колокольный звон крестный ход во главе со священником с пением "Христос Воскресе" направлялся от церкви к первому хозяйству. В одежде "богоносов" обязательно присутствовал белый цвет в память о белых одеждах жен мироносиц, первыми встретивших воскресшего Христа: мужчины подпоясывались белыми полотенцами, головы женщин покрывали белые платки. В некоторых местах иконы на вышитых полотенцах несли только женщины и девушки, а кресты и хоругви только мужчины. При входе в каждую деревню "богоносов" встречали местные жители, сопровождавшие процессию от дома к дому, женщины и девушки при этом пели "Христос Воскресе". 

В каждой избе, готовясь к приходу священника, покрывали стол белой скатертью, клали одну или две ковриги хлеба, пасхальный кулич, миску с крашеными яйцами и другие угощения для священника. Иногда под угол скатерти или на то место, где должно было лежать Евангелие или крест во время молебна, хозяйка высыпала горсть соли. Крестьяне верили, что после богослужения соль эта приобретала целебные свойства, поэтому ее использовали как лекарство и давали скоту. Особенные магические свойства приписывались и самой скатерти с пасхального стола. 

По мнению крестьянок Новгородской губ., одна и та же скатерть, которой застилали стол во время пасахального молебна, и на которой оставались следы воска от свечей, горевших во время него, могла исцелить ребенка от болезни, вызванной материнским проклятием. Рассказывали, что мать ненароком обругала сына, и его начало "трясти". Никакие средства не помогали против этой болезни, но однажды в дом зашла богомольная старушка и посоветовала во время очередного приступа накрыть мальчика той скатертью, что была на столе во время молебна, и не снимать ее, пока ребенка не перестанет трясти, что бы он при этом не говорил. Мать так и сделала, мальчик несколько раз кричал, что ему страшно, но она уговаривала его потерпеть и скатерти не снимала, пока он не успокоился. После этого он выздоровел; по словам крестьян, матери удалось прогнать "нечистого", который мучил ребенка. 

В качестве последних приготовлений перед приходом священника крестьяне зажигали перед иконами свечи, а иногда на лавки вдоль стен ставились кадки и лукошки с зерном и семенами, чтобы перед севом их благословил священник. Крестьяне верили, что это предохранит зерно от порчи, увеличит его вегетативную силу, обеспечит богатый урожай. 

Хозяин выходил на крыльцо встречать "богоносов" и с поклоном приглашал их в дом, при этом следовавшие за священником жители деревни оставались снаружи, а в доме при молебне присутствовали только священник, "богоносы", хозяева и их родственники. На пороге избы вошедших встречала хозяйка или молодуха с полотенцем в руках, на которое она принимала икону Божьей Матери и держала ее в течение всего молебна. Остальные иконы и кресты или держали в руках "богоносы", или устанавливали в кадки с зерном, или ставили на божницу. Хозяева и "богоносы" выстраивались полукругом около порога со свечами в руках, а в центре избы перед иконами священник служил молебен, кадил и кропил святой водой, а иногда в завершение молебна кидал горсть зерна в сторону божницы, производя символический засев, что должно было обеспечить крестьянской семье большой урожай. По народным представлениям, кропило, которым священник кропил избу, также наделялось способностью повлиять на будущий урожай. В Ельнинском у. Смоленской губ. во время крестного хода с молебном на полях в Егорьев день крестьянки держали в руках такое кропило ("веничек") вместе с вербой, а после обхода полей каждая втыкала "веничек" и вербу в свою ниву, чтобы рожь была густая и высокая. 

В благодарность за молебен крестьяне одаривали священника деньгами и угощениями с пасхального стола, а также давали горсть муки или зерна. 

Если в хозяйстве не велась скотина, хозяева просили священника отслужить молебен во дворе. Пол в хлеву устилали ржаной соломой, "чтобы батюшка ноги не запачкал", там же накрывали на стол, на который клали специально испеченный кулич - "скотскую пасху", после молебна ее разрезали на куски и скармливали скотине. Скатерть со стола псаломщик, по просьбе хозяек, подбрасывал как можно выше, чтобы лен уродился высоким. Когда по окончанию молебна иконы выносили со двора, крестьянки укладывали в воротах больных детей, а взрослые нагибались, чтобы над ними пронесли образа, что, по народным представлениям, должно было исцелить тех и других от болезней. 

Богатые крестьяне кроме обычного молебна могли заказать священнику молебен с водосвятием. Освященной водой матери умывали детей, а полотенце, которым их вытирали, жертвовали в церковь, на иконы, чтобы дети всегда были здоровы. Недавно родившие крестьянки этой водой обмывали грудь, чтобы у них прибавилось молока и чтобы защититься от сглаза. Многие присутствовавшие при водосвятии снимали с шеи нательные кресты, окунали их в чашу с водой и промывали глаза. 

"Богоносы" заходили в каждый дом в деревне, так как крестьяне верили, что, благодать Божья удалится от того дома, в котором "иконы" не побывают. В Новгородской губ. говорили: "Всем охота, когда послужит батюшка. Это хорошо, вся нечисть сходит с дома". В некоторых местах обход длился несколько дней, при этом "богоносы" ночевали в той деревне, в которой их застала ночь. Крестьяне верили, что такая ночевка является для их деревни счастливым предзнаменованием и в течение всего года будет оберегать ее от несчастий и пожара. 

Иконы на ночь приносились на хранение в дом какого-нибудь зажиточного и уважаемого крестьянина, который обычно сам просил священника: "Батюшка, отпусти ко мне Богородицу ночевать" (Масксимов С.В. 1986. С. 309). Часто в дом, где ночевали иконы, собирались на молитву все богомольные жители деревни, старики, старухи, а также девушки, желавшие вымолить себе хороших женихов. Перед иконами зажигали свечи, и, стоя на коленях, пели молитвы. В 19 в. на стол перед иконами среди зажженных свечей для поминовения умерших нередко ставили так называемые "канунчики" - маленькие кувшинчики с медом, которые приносили с собой. Крестьяне верили, что все образа - "боги" начнут молиться за покойного и сразу вымолят ему прощение у Бога. К концу 19 в. "канунчики" встречались уже очень редко, так как их запретило высшее духовенство, как обычай заимствованный у старообрядцев. 

В Сибири во время пасхального молебна иконы переносились из дома в дом членами семьи следующей избы, которую священник должен был посетить; как правило, им помогали "доброхоты". Перенос икон также сопровождался пением "Христос Воскрес". Обойдя все селение, где находилась церковь, священник уходил с "Богами" в отдаленные села прихода, при этом перенос икон из деревни в деревню осуществлялся преимущественно добровольцами из той деревни, куда направлялся крестный ход. В завершение обхода иконы водворялись на свое место в церкви при пении "Христос Воскрес" и колокольном звоне. 

Пока не отслужен пасхальный молебен праздничные развлечения в деревне считались грехом, поэтому праздничный разгул начинался только после того, как "кресты" или "иконы прошли". 

Обходы священника с молебном были отнюдь не единственной формой обходов на Пасху, тесно связаны с ними были обходы "волочебников" (Волочебный обход), обходы девушек с "пением Христа", охранительные обходы вокруг деревни с иконами, обходы детей, собирающих пасхальные яйца и т.д.