Петров день

29 июня / 12 июля 

Великий православный праздник памяти апостолов Петра и Павла, первых проповедников христианского учения. В народном мировоззрении эти святые являются хранителями ключей от рая и ада и управляют местами обитания душ умерших. Праздник был почитаем среди рыбаков и пастухов, а также считался праздником молодежи. Предшествовал сенокосу и подготовке к жатве. 

__________

Петров день

Петров день (Петр-Павел, Петры и Павлы, Петро, Петровки) - великий православный праздник, посвященный памяти первоверховных апостолов Петра и Павла; отмечается 29 июня / 12 июля. В этот день совершилось перенесение реликвий апостолов Петра и Павла из Рима в Сан-Себастиано. Событие это со временем забылось, а праздник стал осмысляться в христианской культуре как день общего мученичества святых Петра и Павла - "хотя они пострадали в разные дни, но по духу и по близости страданий своих они составляют одно" (Праздники и знаменательные даты… 1993. С. 127). 

Церковь почитает Петра и Павла как первых проповедников - "посланцев" христианского учения. 

Один из них Петр (Симон), происходивший из семьи рыбака, был учеником Иисуса Христа. Именно ему Спаситель отвел роль основателя церкви: "И Я говорю тебе: ты - Петр, и на сем камне Я создам церковь мою, и врата ада не одолеют ее" (Евангелие от Матфея 16:18). После смерти и воскрешения Иисуса Христа Петр стал ревностным проповедником новой религии и возглавил одну из первых христианских общин; по легендам он являлся первым епископом вселенской (римско-католической) церкви. При гонениях, происходивших в период правления римского императора Нерона, Петр был распят на кресте вниз головой. 

Павел (Савл) родился в семье богатых иудеев в малоазиатским городе Тарсе. Долгое время он сам был гонителем христиан. Жития повествуют, что однажды Павел, услышав Божий глас с неба, ослеп. После того как через три дня зрение вернулось к нему, он прозрел и в духовном отношении и воспринял христианский взгляд на мир. Его последующая деятельность заключалась в миссионерских поездках по Римской империи, в чтении проповедей, главной темой которых было раскрытие идеи духовного спасения. Это сыграло важную роль в распространении христианства среди представителей разных народов и превращении его в мировую религию. Подобно многим первым христианам, Павел принял мученическую смерть: по указанию императора Нерона он был усечен мечом в Риме. 

В традиционном мировоззрении русского народа апостолы Петр и Павел занимали особое место. Петр относился к числу наиболее чтимых в России святых угодников. В сказаниях и быличках он фигурирует под именем апостола-ключаря. Считалось, что святой владеет ключами от Царства Небесного, закрывает и открывает врата рая (см. Пасха, Вознесение). В некоторых поверьях оба апостола являются хранителями ключей; они стоят у дверей рая и ада. По представлениям крестьян Калужской губ., в функции Петра и Павла, кроме того, входит управление местами обитания душ умерших праведников и грешников. 
                   "Полетите, полетите, 
                   Все святые Петры-то и Павлы. 
                   Понесите, понесите 
                   Все ключи златые. 
                   Отпирайте, отпирайте 
                   Все раи тай муки. 
                   Пропускайте, пропускайте 
                   Все души безгрешны!" 
                                (Традиционные обряды и …. 1985. С. 74. № 393). 

Петру поклонялись и молились как покровителю засеянных полей и рыболовства. Народ полагал, что Петр, подобно Господу Богу, а нередко и вместе с ним, ходит по земле и совершает благодеяния. Так, широко известен сюжет о встрече Петра с работающим на поле крестьянином и о помощи святого в возделывании земли. Рассказывали, что апостол вспахал, посеял, проборонил для бедняка, а затем дал ему две торбы - с хорошей погодой и с дождем. 

День святых апостолов Петра и Павла считался одним из важных "годовых" праздников. К нему, как правило, готовились заранее: соблюдали пост (Петровский, Петров пост, Петровки), который, по мнению крестьян, "выдумали старые чертовки (тещи), скот собирать, да зятьев угощать" (АРЭМ. Ф. 7. Оп. 1. Д. № 520), или священники, чтобы получать Петровщину - подать в виде зерна, масла, яиц; чистили и убирали избы, готовили кушанья, красили яйца в желтый цвет, варили пиво и запасали хмельные напитки. Обычно Петров день, как и другие большие праздники, отмечался два-три дня; сибиряки объясняли: "севодне Петры, завтре Павлы" (Макаренко А.А. 1993. С. 65). 

Петров день был особо почитаем среди рыбаков; зачастую его называли "рыбацким" или "ловецким" праздником, "рыболовом". В районах, с развитым рыболовецким промыслом и там, где ловля рыбы существовала как подсобный промысел, 12 июля устраивали крестные ходы и молебны на рыболовецких угодьях, собирали с населения деньги "Петру-рыболову на мировую свечу", которую ставили в приходском храме перед образом святого. В этот день рыбацкие деревни считались праздничными и принимали у себя гостей. Старые рыбаки по этому случаю украшали свои костюмы растением "Петров крест". Праздничная трапеза непременно включала блюда из свежей рыбы. В Сибири, например, в бассейне реки Ангары считалось обязательным ввести в праздничную "ес(т)ву" рыбу, выловленную накануне Петрова дня вечером. Из этой рыбы готовили уху - "шербу". В начале застолья один из старших членов семьи провозглашал: "Петры-Павлы! Садитесь, хлеба-соли кушать: вам каша, нам чаша; вам рыбка, нам щерба" (Макаренко А.А.1993. С. 66). Среди рыбаков Петров день считается началом летнего сезона ловли рыбы. В связи с этим традиционно принято было устанавливать новые цены на товар и заключать сделки и договора с торговцами рыбой. 

Этнографические материалы свидетельствуют, что в некоторых районах России Петров день отмечался и как праздник пастухов. В этот день с пастухами производился расчет: крестьянская община выплачивала деньги за прошедшую часть пастбищного сезона. В Петербургской губ. эта плата, вторая по счету (первая производилась при заключении договора, последняя - по окончании), называлась Петровщиной. Соблюдался также обычай одаривать пастухов яйцами, хлебом и маслом; делали это, как правило, хозяйки. 

В народном календаре Петров день составляет вместе с праздниками Аграфены Купальницы и Ивана Купалы единый праздничный цикл, призванный маркировать кульминационный момент полного расцвета природных сил, и осмысляется как его завершающий этап. В обрядово-мифологическом плане этот день включает ряд поверий и ритуальных действий, характерных для Ивана Купалы. Так, в некоторых губерниях (в основном западно- и южнорусских) именно к празднику св. апостолов Петра и Павла было отнесено поверье о игре солнца, которое, как полагали калужские крестьяне, на восходе Петрова дня разбрасывает ленты, но увидеть это дано не каждому. "Петровская водица" подобно купальской обладала магическими свойствами. Особую силу имела вода, взятая с трех источников, ее использовали для питья и ритуального омовения. Купание в реках, по тамбовским поверьям, очищало от "любодейных" грехов (см. Иван Купала). В ночь на Петров день следовало ожидать и разгула нечистой силы, активизации колдунов и ведьм (см. Купальская ночь). Одним из действенных средств против них были костры (см. Купальские костры). В Орловской губ. в костер, зажженный на перекрестке кидали остатки от нового колеса, которое перед этим, надев на палку, катали вокруг поселения с целью узнать в каком доме живет колдун. По поверью, против жилья связанного с нечистой силой человека колесо разлеталось на части; во время сжигания колесных остатков можно услышать крики обнаруженного колдуна. В Тверской губ. в Петров день "заклинали ведьм": девушки взбирались на крыши бань, строений осмыслявшихся в традиционной культуре как места, служившие убежищем нечисти, усаживались там и пели песни: 
                   "Зарождалися три ведьмы 
                   На Петра да на Ивана: 
                   Первая ведьма закон разлучает, 
                   Другая ведьма коров заклинает, 
                   Третья ведьма залом ломает. 
                   Первой ведьме, что закон разлучает, 
                   Её по уши в землю, ей прощенья нет! 
                   Другой ведьме, что коров заклинает, 
                   Ту по плечи в землю, ей прощенья нет! 
                   Третью ведьму, что залом ломает, 
                   Ту по пояс в землю, ей прощенья нет! 
                   Вы катитесь, ведьмы, за мхи, за болоты, 
                   За гнилые колодые, где люди не бают, 
                   Собаки не лают, куры не поют, - 
                   Вам там и место!" 
                                  (Обрядовая поэзия. 1989. С. 288-289, 681). 

Роль девушек и женщин в обрядности Петрова дня, как и в предыдущий период, продолжает оставаться весьма значимой; их действия связаны с идеей плодородия. Они являлись главными исполнительницами аграрно-магических ритуалов. В Калужской губ. группы женщин, к которым в ряде мест присоединялись девушки, ходили в поля, засеянные льном, бросали там куски творога и втыкали в землю тычину (палку), приговаривая при этом: "Дай Бог, чтобы лен был тверд, как смычина, длинен как тычина и бел как этот творог!" (Некрылова А.Ф. 1989. С. 264). В Калужской и Орловской губ. женщины и дети вместо молодежи участвовали в ритуальном воровстве: они лазали по чужим садам, воровали яблоки и "кушали крыжовник". В Тверской губ. в ритуалах возжигания костров и изгнания нечисти участвовали только девушки. 

В большей степени Петров день сохранил значение праздника молодежи. Молодые люди надевали лучшие костюмы. Им отводилась ведущая роль в обрядово-игровых действиях, в то время как остальное население, как правило, активного участия в нем не принимало, а выступало лишь в качестве наблюдателей. На время праздника снимались некоторые ограничения в отношениях между полами; кардинально изменялось поведение молодежи в целом: оно отличалось от традиционных повседневных норм. В молодежных обрядах четко просматривалась эротическая и свадебная символика. Это позволяет говорить о том, что в период летнего солнцестояния, молодежи, обладавшей, по традиционным представлениям, мощной неизрасходованной энергетикой, соотносимой с природной, приписывалась магическая сила, способствующая сохранению и преумножению жизненной потенции. 

Типичной чертой праздника являлись молодежные гуляния. Начинались они обычно накануне праздника, вечером, и продолжались в течении ночи и последующих одного-двух дней. Девушки и парни, собравшись вместе, отправлялись в места традиционных гуляний, которые располагались в центре поселения или за его пределами - в лесу, на полянах, возвышенностях, вблизи водных источников. Здесь специально для петровских гуляний устанавливали качели, которые часто воспринимались в народе как символ праздника. Известный издавна обычай кататься на качелях вызывал со стороны служителей церкви негативную реакцию, они называли его "бесовским". В одном из государственных документов ХУ1 в. - Стоглаве - говориться: "О празднице св. верховных апостол Петра и Павла своею сетию диавол запинает через колыски и качели; на них же бо колышущеся, приключается внезапу упуститти на землю, убиватися и зле, без покаяния, душу испусщати…" (Коринфский А.А. 1995. С 247). В пословицах качели были связаны с темой брака: "Как ни сторонись девка, а на петровских качелях с пареньком покачаешься", "Петровы качели - девичье веселье", "На Петров день качались, к Покрову свадьбу-радость справили" (Коринфский А.А. 1995. С. 247). В Тверской губ. петровские гуляния сопровождались гаданиями о браке. Парни ходили среди девушек, закрыв лица платками, а девушки должны были узнать их. Правильное отгадывание сулило скорое замужество. 

К наиболее распространенным среди молодежи действиям относится обычай устраивать в ночь на Петров день обрядовые бесчинства: забираться во дворы односельчан, уносить и растаскивать по округе, а иногда забрасывать на крыши или пускать на воду, бороны, телеги, сани, кадушки, бревна и все то, что попадет под руку, рвать в чужих огородах и садах созревшие плоды (при общем запрете на вкушение плодов нового урожая), заваливать окна, двери, ворота, возводить ("городить") из украденных вещей преграды на улицах поселений (отсюда и тульское название обычая - "городушник"), пугать население шумом и криком (см. Иван Купала, Святочные бесчинства). Крестьяне, ожидая разгула молодежи, обычно не спали в течение ночи, сторожа свои усадьбы и стараясь не допустить большого ущерба хозяйству, однако активных действий не предпринимали. В Калужской губ. ритуальное воровство совершалось при непосредственном присутствии пожилых людей и детей, которые демонстративно рассаживались около своих домов, оповещая всех о том, что "стерегут" их. Утром следующего дня домохозяева занимались поиском своих вещей, разбором завалов, по традиции громко ругая и браня молодежь. 

Особое внимание уделялось ритуальной краже бороны. В Архангельской губ. молодежь таскала по поселению бороны, которые похищались тайно и непременно со дворов, где жили девушки, "чтоб свадеб больше было" (Соколова В.К. 1979. С. 254). Если же зуб от бороны вбить в большой угол дома, предварительно разобрав деревянный настил, служивший въездом во двор, то девушки, жившие в нем, в ближайшее время замуж не выйдут. В Калужской губ. девушки под Петров день носили украденные бороны на головах. В том случае, если девушка с этой ношей дойдет до какой-либо деревни в округе, считали, что именно туда она и выйдет замуж. Похищенная борона воспринималась в ряде случаев и как оберег. С подобной трактовкой согласуется тульский обычай устанавливать в поселениях преграды из перевернутых вверх зубьями борон, составленных в круг. 

Гулянья молодежи, разворачивавшиеся в ночь на Петров день, составляли неотъемлемую часть широко распространенного в западных и южных губерниях России обрядового действа, известного под названием "караулить солнце". Желая увидеть игру светила на рассвете в день праздника, девушки и парни накануне вечером, сделав запасы еды, направлялись к месту традиционных летних гуляний. Здесь разводили костры и варили на них кашу или жарили яичницу, затем устраивали совместную трапезу. Так же как и в купальскую ночь огни, горевшие до утра, символизировали центр праздничного веселья. Отмечен и более известный для Ивана Купалы обычай перепрыгивать через костры (см. Купальские костры). 

С обрядом "караулить солнце" тесно связаны ритуальные бесчинства молодежи. Как правило, они являлись его неотъемлемой частью. В Орловской и Тульской губ. молодежь совершала обходы деревень и посевов, гремя палками, заслонками, сковородами, колокольчиками, бубенцами; повсюду раздавались звуки гармоний, балалаек, бубнов, крики и пение. При этом тульские крестьяне рядились "как на святках" (см. Ряженые). Предполагалось, что с помощью грохота, шума и криков можно отогнать от поселений ведьм, колдунов, русалок и прочую нежить. По некоторым поверьям, обряд "караулить солнце" и был установлен с целью оградить человеческое пространство от нечистой силы, и, в первую очередь, от русалок. В тех же южнорусских губерниях термин "караулить солнце" обозначал ритуальное воровство. Местные жители так и объясняли: "солнце караулить накануне Петрова дня - бочки таскать, матышки красть" (Соколова В.К. 1979. С. 253). 

Петров день являлся важной вехой в календаре. Он воспринимался как дата смены времен года. В ряде мест праздник назывался "проводы весны", что согласуется с мнением современных исследователей, считающих Петров день завершающим праздником весеннего периода, началом которого является Масленица. О принадлежности обоих праздников к единому циклу говорят тексты песен "прощания с Масленицей": 
                   "Сударыня наша Масленица! 
                   Протянися до Велика дня, 
                   От Велика дня 
                   До Петрова дня!" 
                                 (Некрылова А.Ф. 1989. С. 449). 

Другие считали, что Петров день открывает вторую половину лета: "С Петрова дня - красное лето". Этот момент характеризуют, как свидетельствуют приметы, изменения в погоде: "Как придет Петро, так и будет тепло", "Петр-Павел жару прибавил"; а также поворот солнца на зиму: "Петр-Павел день убавил". Представление о наступлении нового сезона базируется и на основе наблюдений за птицами: после Петрова дня кукушка перестает куковать, а соловей петь. 

Петров день является и своеобразным рубежом, разделяющим виды хозяйственной деятельности крестьян. Новый цикл сельскохозяйственных работ включал сенокос, вывоз навоза на поля, подготовку к жатве. Заботы земледельцев в это время были связаны с уборкой урожая, тогда как в период, предшествующий Петрову дню все силы были направлены на рост, сохранение и преумножение урожая. Значение Петрова дня как границы в аграрно-магическом отношении, отразилось в поверье о кукушке. По приметам кукушка перестает куковать не раньше, чем ячмень выколосится, что и происходит по наблюдениям народа в период от Ивана Купалы до Петрова дня. Продолжающееся кукование означает, что ячмень уродится "пустозерным", а год "плохим"; крестьяне говорили, что в этом случае "и сам закукуешь, как кукушка" (Добровольский В.Н. 1894. С. 88). Традиция требовала, чтобы до Петрова дня были закончены все полевые работы, проводимые обычно в весенне-летний период, переносить их (например, пересадку овощей и цветов) на более позднее время запрещалось, т.к., по поверью, прока в этом не будет. Кроме того, к Петрову дню готовили основные орудия труда, используемые в новом сезоне, - грабли, вилы, бастрики, приспособления для стягивания сена и соломы на возу. Петров день снимал запрет на вкушение плодов, строго соблюдаемый в течение весеннего периода. Например, в Сибири именно с этого времени было принято "брать" землянику. 

В народной традиции Петров день осмыслялся и как последний день девичьих/женских гуляний, что и отразилось в пословице "Женское лето - до Петра, с Петрова дни страдная пора". 12 июля местами еще совершались некоторые ритуальные действия, характерные для периода Семик-Троица: завивание берез, заключительные этапы обрядов крещения и похорон кукушки, кумления. К этому дню приурочивались последние девичьи гадания с использованием зелени. После Петрова дня повсеместно переставали водить хороводы, качаться на качелях. В локальных традициях праздник считался последним днем разгула русалок, в которых видели души умерших девушек. 

В восточнославянских представлениях (западная Украина), женский период времени, включавший Троицу и Петров пост, заканчивался наступлением мужского праздника Петров день. У русских подобные представления были не развиты. Однако ряд элементов свидетельствует о их наличие в обрядово-мифологическом комплексе Петрова дня. В народе была известна пословица "У мужика то и праздник, что Петров день". Традиционно в этот день устраивались мужские братчины. Тещи приглашали в гости зятьев и готовили для них "Петровское" угощение из продуктов, скопленных за пост. Петр считался покровителем мужских профессий: рыболовства и пастушества, рыбаки и пастухи отмечали праздник в его честь как свой профессиональный день. Следует отметит, что основной движущей силой молодежных бесчинств были парни. 

С праздником Петра и Павла связаны представления о появлении в человеческом мире предков. В Калужской губ. было принято оставлять на столе после праздничной трапезы остатки еды для умерших. По мнению крестьян, предки непременно придут разговеться; рассказывали, что ночью можно увидеть и услышать "как упокойники заговляются, обгладывают кости и оставляют на столе раскрытую посуду, которая прежде была закрыта" (Максимов С.В. 1993. С. 478). 

Издавна соблюдался обычай приурочивать к этому дню вынесение решений по судебным и гражданским делам, взыск денег на уплату налогов, сбор священником подати маслом, зерном и яйцами (Петровщина), начало и окончание сроков службы, заключе6ние новых договоров. Повсеместно в России в Петров день проводили большие ярмарки и торги, получившие название "петровских"; они проходили в крупнейших населенных пунктах и собирали огромное количество народа.