Подблюдные гадания

24 декабря / 6 января - 6 января / 19 января 

Святочные гадания, основанные на вытаскивании жребия. Как правило, приурочивались к Васильеву вечеру 31 декабря.

__________ 

Подблюдные гадания

Подблюдные гадания (илея, "закидывать кольца") - один из самых ярких видов святочных гаданий, основанный на принципе вытаскивания жребия. Наиболее распространенное название этого вида гадания связано со словом "блюдо", поскольку предмет, который оно обозначает, является неотъемлемым элементом гадательной акции. Обозначение подблюдных гаданий как "закидывать кольца" связано с соответствующими действиями, выполняемыми во время обряда. Вятское название "илия" обусловлено одним из локальных вариантов припева-возгласа в подблюдных песнях, сопровождающих гадание. 

Подблюдные гадания производились исключительно во время Cвяток, внутри которых они, как правило, приурочивались к Васильеву вечеру, то есть к кануну Нового года, и к "страшным" вечерам. К обряду приступали после захода солнца в заранее назначенной гадальщиками избе. Участниками подблюдного гадания могли быть и одни девушки, и молодежь обоего пола, и все деревенское общество. 

Основными составляющими подблюдных гаданий были ряды: предметный (блюдо с водой или без нее; скатерть или другая ткань; хлеб и иногда соль, уголь; украшения или другие мелкие предметы по одному от каждого участника), акциональный (манипуляции с блюдом и украшениями) и вербально-музыкальный (песни хлебу и подблюдные, иногда - толкование песен). 

Перед гаданием приготавливали блюдо (иногда это мог быть другой сосуд, решето или шапка): в него гадающие складывали небольшие предметы, обычно - украшения: кольцо, перстень, сережку, брошь, запонку. У кого украшения не было, могли положить наперсток, пуговицу, а мужчина - даже мундштук. В Костромской губ. собирание колец сопровождалось песней, в которой были обращения ко всем участникам как представителям различных половозрастных групп общины: 

"Девушке: 
                    Вился, вился соловей, 
                    Да прививался молодой 
                    (имя девицы). 
                    Молодешенька хороша, 
                    Молода пригожа. 
                    Она меня подарит 
                    С буйной главы венчиком, 
                    С правой ручки перстеньком 

Холостому 
                    Пожалуй-ка, молодец, 
                    В наш сад посидети, 
                    Зелен наградити. 
                    Вечер у нас девушки 
                    По саду гуляли, 
                    Весь сад приломали, 
                   Зелен притоптали. 

Женщине: 
                    Пожалуй-ка, тетушка, 
                    Чем сад насадити, 
                    Зелен наградити, 
                    Чем дочь выдавати, 
                    Чем зятя дарити. 

Женатому мужчине: 
                    Пожалуй-ка, дядющка, 
                    Чем сад насадити, 
                    Зелен наградити, 
                    Чем сына женити, 
                    Чем сноху дарити" (Чичеров, 1957, с.104). 

Блюдо покрывали тканью: скатертью, полотенцем, салфеткой, платком. На ткань сверху или под нее клали кусочки хлеба, иногда еще соль и уголь. В Сибири блюдо закрывали платком, ставили на стол, покрытый белой скатертью, а каждый участник свой кусок хлеба клал под скатерть перед собой . Когда все было готово, запевали песню хлебу: 
                    "Еще нынее у нас 
                    Страшные вечера 
                    Да Васильевские. 
                              Илею, илею! 
                    Мы не песню поем, 
                    Хлебу честь отдаем. 
                              Илею, илею! 
                    Кому эта песенка 
                    Достанется, 
                    Тому сбудется, 
                    Не минуется! 
                              Илею, илею! 
                    Тому жить бы богато, 
                    Ходить хорошо! 
                              Илею, илею! 
                          (Поэзия крестьянских праздников, 1970, № 108, с.137). 

В некоторых песнях-славах прославлялся хозяин дома: 
                    "Хлебу да соли долог век, слава! 
                    Государю нашему доле того, слава! 
                    Государь наш не стареется, слава! 
                    Его добрые кони не ездятся, слава! 
                    Его цветное платье не носится, слава! 
                    Его верные слуги не стареются, слава!" 
                          (Снегирев, вып.II, с.85). 

В песне, предваряющей гадание, могла прославляться и одна из участниц обряда: 
                    "Хлебу да соли долог век. 
                    Слава! 
                    Боярышне нашей боле того. 
                    Кому мы спели, тому добро" 
                          (Терещенко, ч.7, с.172). 

Пение славы хлебу в начале подблюдного гадания вполне закономерно, поскольку хлеб в крестьянской жизни и в народных представлениях являлся источником и символом благополучия. Поэтому песня хлебу была своего рода благословением перед гадательной акцией и заклятием-пожеланием благополучия всем присутствовавшим. По окончании песни хлеб ломали, если он еще не был нарезан, и делили между всеми. Кусочки завертывали в рукав и приберегали, чтобы положить под подушку и увидеть вещий сон. 

После раздела хлеба приступали к гаданию: пели короткие (от одной до десяти строк) песни, каждая из которых означала ту или иную судьбу. Во время исполнения каждой песни потряхивали блюдо, и кто-нибудь один ловил попавшееся на лету под салфеткой предмет. В Сибири первое попавшееся кольцо вынимали через щелочку в платке. А если в блюде была вода, то его не встряхивали, а тот, кто держал блюдо, перемешивал кольца рукой и, не глядя, вытаскивал попавшееся. Чье было украшение, тому и предназначалась судьба, отраженная в песне. Если возникал вопрос о значении песни, то более опытные участники растолковывали его. Затем пели новую песню. Сколько было людей, для всех пели, кроме того, кто проделывал манипуляции с блюдом. 

Когда оставалось последнее украшение, песню не исполняли. В некоторых местах считали, что обладательница последнего кольца выйдет замуж, а в других - напротив - останется в девицах. В некоторых местных традициях последнему человеку пели свадебную песню, а кольцо пускали по полу, смотря, в какую сторону оно покатится: если к дверям, девушке - замужество, а мужчине - дорога. 

Особенности структуры и механизма подблюдных гаданий не все лежат на поверхности. Если символика времени этого вида гадания, как и любого другого, - рубежность - очевидна, то "пограничный" характер пространства, в котором совершается подблюдное гадание, не так четок: действо разворачивается в обычной избе. Тем не менее, а пространственной структуре подблюдных гаданий есть место и "этому", и "потустороннему" миру, и границе между ними. На символическом уровне именно блюдо (сосуд, решето, шапка) выступает в функции "потустороннего" мира, в котором формируются судьбы всех участвующих в обряде. Об этом свидетельствует то, что воду для блюда необходимо было принести из проруби или колодца, которые в народных представлениях осмыслялись как каналы с потусторонним миром. В этом плане показательно также то, что, прежде, чем положить свой предмет в блюдо, каждый касался им края сосуда крест-накрест, а затем уж опускал под салфетку. Это крестообразное движение аналогично черчению креста на перекрестке как нахождению точки, являющейся символической пространственной границей между "мирами" (см. гадания об урожае и др.) 

Роль завесы - границы между "потусторонним" (блюдо) и "этим" (изба) мирами - выполняет ткань; в традиционной культуре было широко распространенно использование тканей в самых разнообразных обрядовых ситуациях как покрова, выполняющего функцию "границы": оборачивание новорожденного в родительскую рубаху; закрывание платком (полотенцем и под.) невесты; покрывание скатертью могил на Радуницу; накидывание платка или полотенца на зеркало во время гаданий и в доме, где есть покойник, и т.д. Таким образом, в ситуации подблюдных гаданий человек сам создает символическое подобие устройства мира в пределах пространства избы. 

С идеей "пограничности" связан генеалогический статус тех, кто участвует в создании этого "мини-мира": так, воду из проруби должны были приносить "первородный" парень (первенец) или "последняя" девушка, то есть младшая в семье, - являющиеся в перспективе связующими представителями между старым и будущим составами рода и общины ("рода-племени"). 

Символическое значение украшений, которые использовали в гадании в разные его моменты, было не одинаковым. На первом этапе гадания, когда каждый снимал с себя кольцо и сам опускал в блюдо, украшение являлось знаком, предметом-заместителем самого человека. Когда кольцо из блюда возвращалось к владельцу, оно символизировало его новую судьбу в следующем году, обозначенную в подблюдной песне. Показательно в этом плане, что предмет из блюда вытаскивал не тот, кому гадали, а человек, который не загадывал свою судьбу в этом гадании; он встряхивал блюдо или перемешивал в воде кольца и, не глядя, ловил предмет на лету под покровом или доставал его рукой из воды и передавал "новую судьбу" ее владельцу, - то есть выполнял функцию медиатора (посредника) между "тем" и "этим" мирами. Соответственно этой функции выбирался человек опытный, как руководитель в других видах гаданий, и постарше; аналогичны в этом плане выбирание двенадцати стариков в гадании об урожае и роль пожилой знающей женщины, руководящей девушками в "страшных" гаданиях. Посредническая роль стариков в гадании вполне закономерна, так как из всех возрастных групп общины именно они, находясь в "этом" мире, наиболее близки к "иному". 

По окончании подблюдных следовали другие гадания и игры. Одной из наиболее распространенных являлась игра "Золото хоронить". Она была заимствована из городской среды и в силу ряда причин влилась в святочную обрядность или в форме игры, или, подвергшись некоторой трансформации, превратилась в разновидность подблюдного гадания. Причины эти состоят в следующем: и в тексте "Уж я золото хороню", и в подблюдных гаданиях образ кольца играет важную роль; в тексте игры сообщается о прятанье золота, что в подблюдном гадании имело место на акциональном уровне; в песне игры речь идет об отгадывании, как гадании: 
                    1) "Уж я золото хороню, хороню 
                    Чисто серебро прихорониваю 
                    Я у батюшки в терему, в терему, 
                    Я у матушки в высоком, в высоком. 
                    Пал-упал перстень 
                    В калину, малину, 
                    В черную смородину, 
                    В алую земляночку… 
                    Очутился перстень 
                    У дородна молодца 
                    На правой на рученьке, 
                    На правом мизинчике… 
                    Гадай, гадай, девица, 
                    В коей ручке былица. 
                    Девушка гадала, 
                    Да не отгадала, 
                    Доброва молодчика… 
                    Вы подруженьки, 
                    Вы голубушки, 
                    Вы скажика-те, 
                    Не утайте-ка, 
                    Мое золото 
                    Мне отдайте-ка. 
                    Меня матушка 
                    Журить будет, бить 
                    По три утра, по четыре, 
                    По три прута золотые, 
                    По четыре прутика 
                    Жемчужные. 
                    Девицы гадали, 
                    Да не отгадали. 
                    Добры молодцы, 
                    Отгадайте сами". 
                          (Балов А.В., 1898, с.73). 

Тот или иной вариант песни исполнялся после подготовки к гаданию: девушки брали четыре блюда; та из них, что не гадала, клала в блюда по одному предмету (уголь, печинку - кусок глины от печи, щетку и кольцо) и накрывала их платками. Под пение "Уж я золото хороню" девушки по очереди вынимали из блюд, что кому достанется: уголь - муж будет негодяй и пьяница, печинка - смерть, щетка - муж будет старый, некрасивый, кольцо - муж молодой и житье счастливое. 

О более позднем присоединении игровой песни к гаданию говорит то, что и игра "Уж я золото хороню", и гадания такого типа могли существовать сами по себе. Кроме того, в отличие от подблюдных гаданий, в контаминации игры и гадания судьбу предсказывает не песня, а предмет, который вынимает из блюда та или иная девушка. 

Для игры "Золото хоронить" иногда использовали кольцо, оставшееся последним после подблюдных гаданий. Его под звуки песни тайком, из рук в руки, передавали друг другу сидящие рядом девушки и парни. Водящий искал, у кого в руках осталось кольцо, а пойманный в скрывании кольца заступал на роль водящего. Таким образом, игра "Золото хоронить" представляла собой вариант игры в "Колечко", бытующей до сих пор в детской среде.