Подсобные занятия и промыслы народов Средней Азии

Шелководство

Подсобным занятием в оазисах, особенно развитым в Ферганской долине, являлось шелководство, которое было известно населению Средней Азии еще в доарабское время. Шелк всегда являлся одним из символов Востока, олицетворением его роскоши и утонченности, маркером высокого социального статуса. Шелководство было исключительно женским занятием. По обычаю, доход, полученный от продажи коконов, поступал в личное распоряжение женщины. Размотка коконов требовала особой выучки и сноровки, поэтому была профессиональным занятием и находилась в руках мужчин-ремесленников тех городов и сел, которые являлись центрами шелкоткачества.

Древние традиции охотников

Охота в культуре народов Средней Азии сохраняла много архаичных традиций, уходивших корнями в глубокую древность. Это в равной мере касалось спортивной аристократической охоты с ловчей птицей и промысловой охоты, сохранявшей заметную роль в системе занятий кочевого населения и земледельцев горных областей. Промысловики практиковали как индивидуальную, так и коллективную загонную охоту, прежде всего на диких парнокопытных животных. Во время облав на зверей охотники выпускали борзых собак — тайган. Ловчей промысловой птицей чаще всего являлся беркут. Среди орудий лова в широком пользовании находились силки, различные ловушки, капканы. В XIX в. преобладало огнестрельное оружие — фитильные и кремневые ружья с деревянными сошками, появились также пистонные ружья и берданки. Зимой казахские и киргизские охотники использовали ступательные лыжи, сплетенные из прутьев. Распределение охотничьей добычи производилось строго в соответствии с древними обычаями — туша делилась на 12 частей, добывший зверя получал шкуру, голову, определенную часть туши. Всякий встречный имел права попросить часть добычи, поэтому охотник был иногда вынужден пробираться домой тайком. После свежевания туши охотники готовили специальные блюда из внутренностей. Киргизские охотники для укрепления сил выпивали желчь своей добычи.

Домашние промыслы и ремесленные объединения

В Средней Азии в силу специфики развития социальных организмов сосуществовали три стадиально-различных способа промышленного производства. У кочевых этносов и у горцев ведущую роль играли домашние промыслы. В этих же обществах уже выделились специалисты-ремесленники, работавшие на заказ, но не утратившие связи с основным занятием. В зонах древней оседлости ремесло являлось самостоятельной отраслью хозяйства, имеющей в городах и крупных селениях цеховую организацию. Во главе цеха стоял старшина, который руководствовался уставом — рисоля. У каждого цеха имелся свой пир — святой покровитель. Например, пиром кузнецов и гончаров считался святой Дауд. Особенность среднеазиатских ремесленных объединений состояла в сохранении патриархальных традиций, что выражалось, в частности, в строгом соблюдении принципа наследования отцовского дела сыном, как того требовали духи предков-мастеров.

Традиции производства тканей в среднеазиатских культурах

Виднейшее место в промышленной деятельности населения Средней Азии занимало производство тканей и других текстильных изделий. Это определяло культурную специфику Средней Азии и в начале XX в., когда в других регионах ручное ткачество уже было в упадке. Отношение к тканям в среднеазиатских культурах было сакрализовано, те или иные их качества наделялись особыми знаковыми свойствами, поэтому ткани и изготовленная из них одежда имели теснейшую связь с нормами этикета. В мусульманском мире ткачество относилось к числу наиболее уважаемых ремесленных занятий.

Сырьем для производства тканей у оседлых народов являлся местный хлопок и шелк, у кочевников — шерсть.

В то время как у равнинных таджиков и узбеков-сартов прядение осуществлялось только женщинами с помощью ручной прялки чарх, у горцев имелась традиция мужского прядения. Только мужчины изготовляли грубую пряжу из козьей шерсти, используя при этом наиболее архаичные типы веретен из всех известных в Средней Азии. Самый примитивный тип представлял собой палочку с расщепом на одном конце, где закреплялось начало будущей нити. Держа палочку правой рукой за середину, прядильщик производил кругообразные движения в воздухе с одновременным вращением ее вокруг своей оси. Такой тип веретена, помимо Шугнана и Рушана, зафиксирован также в Афганистане и в Тибете. В кочевом мире практически все текстильное производство находились в женских руках. Если у женщины хоть на минуту освобождались руки, она бралась за веретено. У туркмен бытовало веретено с пряслицем в нижней части, приводимое во вращательное движение пальцами правой руки. Этот тип известен также лакцам и аварцам (Дагестан), азербайджанцам и грузинам, анатолийским туркам, что указывает на общность средне- и переднеазиатских текстильных традиций. Тип веретена, распространенный у казахов, киргизов, поздних узбеков сохранил свою кипчакскую форму — пряслице в верхней части. При работе женщины прокатывали стебель прялки по правому бедру. Такой тип бытовал на Кавказе — у осетин (для прядения шерсти), армян, ногайцев и кумыков, в Южной Сибири — у алтайцев и шорцев.

У таджиков и оседлых узбеков ткачами были только мужчины, которые работали в мастерских на горизонтальном ткацком станке с ножными педалями. Многие текстильные центры имели специализацию в изготовлении определенных сортов ткани. Так лучшие хлопчатобумажные ткани производились в Самарканде, Ура-Тюбе, полушелковые и шелковые — в Маргелане, Бухаре, Ходженте, Самарканде, бархат в конце XIX в. выделывался только в Бухаре. С художественной точки зрения самую интересную группу образцов полушелковых, шелковых тканей и бархатов составляют те, орнаментация которых выполнена в технике икат. Эти ткани считались очень дорогим подарком и поэтому входили в состав посольских и личных даров эмиров Бухары. Ткацкое ремесло находилось в тесной связи с красильным промыслом, находящимся, по большей части, в руках бухарских евреев. Кочевые народы для изготовления тканей использовали горизонтальный узконавойный станок ормек.

Ковроделие

К числу ярких явлений, которыми Средняя Азия обогатила мировую культуру, относится ковроделие туркмен, развитое ими до высочайшего технического и художественного уровня. Ворсовое ткачество на горизонтальном ткацком стане было известно также южным киргизам. Полукочевые узбеки до начала XX в. изготавливали ковры архаичного типа, сшивавшиеся из узких полос, сотканных на станке ормек. Такой ковер имел особо длинный ворс, что, видимо, и определило его название — джульхырс ("медвежья шкура"). На ормеке изготовляли ковровые изделия и каракалпаки.

Валяние и использование войлоков в кочевой среде

Валяние войлока, в отличие от ворсового ткачества, имело в кочевой среде повсеместное распространение вследствие несложной технологии производства и большой потребности в этом материале. Из войлока делали халаты для пастухов, покрышки для юрты, постилочные и настенные ковры, сумки, различные футляры для хранения и перевозки вещей, предметы убранства для верховых и вьючных животных и др. Этнические или локальные различия могли проявляться в особенностях техники изготовления и орнаментации войлочных изделий. Так, например, народы Приаралья валяли войлоки с вкатанным узором в два этапа — сначала слабо скатывали основу, на нее выкладывали узор и продолжали катать. Узор при этом получался несколько рельефный. В других районах основу и узор скатывали одновременно.

Искусство вышивания и набойки

Излюбленным способом орнаментации текстильных изделий в Средней Азии являлась вышивка — колоритный компонент в неповторимом облике культуры каждого народа региона. Вышивание повсеместно являлось домашним занятием женщин. Заметное исключение составляло золотое шитье, единственным центром которого являлась Бухара, где на территории арка — резиденции эмира — находились золотошвейные мастерские, в которых работали только мужчины. Золотошвейные изделия — парадные халаты, декоративные покрывала, конское убранство предназначались только для эмира и его приближенных, а также для посольских даров.

Особенно высокое развитие искусство вышивания получило у равнинных таджиков и узбеков-сартов, в быту которых вышивкой декорировались, прежде всего, предметы интерьера — занавесы, покрывала и т.п. Изящество растительного орнамента, филигранность тысяч стежков, безупречные цветовые решения ставят таджикскую вышивку в ряд лучших достижений среднеазиатской культуры. Практически каждый крупный город имел свою самобытную традицию вышивания с ее характерными стилевыми особенностями.

Вышивка у кочевых народов также имела широчайшее распространение, отличаясь предпочтением геометрического и зооморфного орнамента, композиции которого являлись образами картины мира номадов.

Еще одним способом орнаментации хлопчатобумажных тканей, который был характерен для оседлых культур, было набивание узоров посредством деревянных штампов. Преобладающей цветовой гаммой среднеазиатской набойки являлось сочетание теплых красно-коричневых тонов. Самым популярным видом изделий с набивным рисунком являлись скатерти дастархан. Набойка также широко бытовала в качестве подкладки для халатов, одеял, матрасов, попон и др.

Широкое распространение в регионе получила традиция шитья в лоскутной технике курок. Эта техника имела ярко выраженный характер оберега и поэтому чаще всего применялась для изготовления детской одежды, свадебных занавесов, конского убранства.

Роль традиционной металлообработки в Средней Азии

Удельный вес металлообрабатывающего производства в системе среднеазиатского ремесла был невелик. Традиция литья металлов из местных руд сложилась в Средней Азии еще в древности, но в XIX веке сырье было по большей части привозным. В зоне древней оседлости основными специальностями по обработке металла были чугунолитейное дело, литье бронзы, кузнечно-слесарное, медночеканное.

Ассортимент изделий из чугуна был небольшим, но их производство носило массовый характер — это наконечники для омача, котлы, масляные светильники, жаровни для углей, кувшины для кипячения воды. Из бронзы веками отливали как предметы быта — бубенчики, жаровни, дверные молотки и ручки, так и оружие — чеканы, топорики, а позднее стволы пушек. На Памире постоянно ощущалась острая нехватка металла, отчего населению приходилось заменять его деревом, костью, рогом. Небольшие объемы металла из местного сырья выплавляли только в Рушане (долина р. Ванч), куда жители соседних мест сами приезжали для покупки кузнечных изделий. В этой области был ярко выражен культ кузницы, который на равнине приобрел более сглаженные формы.

У кочевых народов среди металлообрабатывающих производств лидировало ювелирное, получившее особенное развитие у туркмен. Киргизы также умели плавить металл из шлихового железного песка, добываемого на оз. Иссык-Куль. Из него изготавливали такие железные изделия, как ножи, удила, подковы, ножницы для стрижки овец, конские путы.

Тысячелетние традиции гончарного дела в регионе

Изготовление изделий из обожженной глины на территории Средней Азии имеет тысячелетние традиции. Ареал производства и потребления керамики охватывал только регионы с оседлым населением. Характерной особенностью керамического производства в Средней Азии являлось сосуществование архаичных способов изготовления сосудов и развитых технологий, достигавших уровня искусства. Первые сохранялись до середины XX в. в селениях горного Таджикистана (Дарваз, Каратегин, Ягноб), где керамика изготовлялась женщинами без гончарного круга. В городах же керамику изготовляли только мужчины, применяя в мастерских ножной гончарный круг. К концу XIX в. производство городской керамики сосредоточилось преимущественно в южных районах региона. В Хорезме оно находилось в упадке.

Население отдавало предпочтение глиняной посуде не только ввиду ее дешевизны, но и в силу представлений о ее ритуальной чистоте. 

В священный месяц рамазан в городах пищу ели только из глиняной посуды и перед началом поста обычно покупали новую. Глина и сосуды из нее почитались наравне с хлебом.

Для нужд земледельцев изготовлялись сосуды для чигирей, для строительства — жженый кирпич и водопроводные трубы, для изготовления тюбетеек — формовочные болванки. Ни один дом не мог обойтись без хлебных печей, а также сосудов различного назначения, в том числе и для ритуальных омовений, которые полагалось осуществлять мусульманину перед пятью ежедневными молитвами. Наиболее крупную группу составляли сосуды для воды, имевшие в женской керамике особенно архаичные формы — в виде тыквы, птицы, животного. Сосуды для молочных продуктов были наиболее специализированы. Интересно, что в горном Таджикистане сосуд для молока женщина несла очень торжественно — на ладони, поднятой на уровень плеча, повернув пальцы назад или в сторону. У тех же горных таджиков сохранялся древнейший тип маслобойки, имевший распространение также в Иране и на Кавказе, — в виде сосуда с отверстием, который катали на боку.

Обработка дерева

Масштабы деревообрабатывающих ремесел ограничивались в Средней Азии известным дефицитом, а, следовательно, и дороговизной этого материала. У жителей оазисов существовал обычай сажать дерево по случаю рождения сына, чтобы в будущем оно послужило уже взрослому мужчине при строительстве собственного дома. Такие деревянные части стационарного жилища как колонны крытых террас (айванов), внутренние опорные столбы, двери, ставни для окон обычно украшались изящной резьбой. Мастерство деревообделочников востребовалось при изготовлении орудий труда, транспортных средств (седла, арбы), посуды, колыбелей и др. В кочевом быту дерево служило, прежде всего, для изготовления каркаса кочевого жилища — юрты, а также предметов ее интерьера — сундуков, шкафчиков, подставок для стопок домашнего имущества. Ведущим приемом декора этих вещей являлась резьба, часто в сочетании с росписью, а у казахов также богатая инкрустация костяными накладками.

Обработка кожи в оседлой и кочевой среде

Культура обработки кожи в регионе основывалась на технологии, включавшей замачивание шкур домашних животных, выдерживание их в растворе извести, очистку от волоса и мездры, прогревание над дымом, вымачивание в растворе тарана — корня горного гречишника, крашение, мятье, сушку, лощение. Ремесленники в оседлой среде выделывали различные сорта кож, среди которых особенно ценился саур зеленого цвета, изготовляемый из конских или ослиных кож. Саур имел характерную шероховатую поверхность, получаемую за счет наложения кожи под пресс на рассыпанное просо. Обработанные кожи оседлое население использовало для шитья обуви, изготовления упряжи, скатертей для вымешивания теста, сундуков, разного рода футляров и пеналов, переплетов для рукописей, а также различных аксессуаров костюма — поясов, кошельков, ножен, кисетов. В кочевой среде обработка кожи также велась очень широко, но ее качество было невысоким, поэтому кочевники охотно покупали русские кожи, или отдавали свое сырье на обработку городским мастерам. Вряд ли имелась область кочевого быта, где кожа не находила бы применения, но шире всего она использовалась для изготовления обуви, конского снаряжения и утвари — сосудов для кумыса, бурдюков, подойников, ведер, чайников, сосудов для хранения масла и др. Кожаные вещи повсеместно украшались тиснением.