Праздничное застолье у грузин

Пиршества имеют большое значение в культурной жизни грузин. До настоящего времени многолюдные застолья являются обязательным праздничным событием, сохранившим архаический сценарий поведения участников...

Праздник в грузинской культуре

Многолюдные пиршества до настоящего времени обязательно сопутствуют празднику и сохраняют архаический "сценарий" поведения участников. Пиры сопровождают календарные, личные и окказиональные события.

Исследователи грузинской культуры отмечали, что праздничных дней в году было больше, чем обычных. Грузины рассматривали праздник как угодное Богу деяние, которое гармонизировало отношения между людьми.

Прием гостей сопровождался широким застольем. Семья только тогда считалась добропорядочной и пользовалась всеобщим уважением, если она была хлебосольна и гостеприимна.

Атмосфера застолья

Во время застолья создавалась особая атмосфера свободного общения, которое сопровождалось обильным угощением, отсутствием запретов на чрезмерность в еде и питье.

Праздничное настроение повышало нарядное убранство стола, изящество сосудов для вина, изысканность блюд, торжественность застольных речей. Всех присутствующих связывало совместное переживание происходящего, что способствовало усилению чувства этнической близости и утверждению групповых ценностей.

Истоки традиции и распределение ролей

Атмосфера праздничного изобилия восходит к мифологическому представлению о "золотом веке", когда к щедрости рога изобилия становился причастным каждый живущий. Эйфория праздника соответствовала глубинным образам традиционной картины мира грузин. Уже в древности сложился определённый порядок проведения застолья и стиль поведения его участников.

У каждой этнографической группы грузин имелись особенности в проведении застолий. 

Так, пиршества у грузин-хевсур неразрывно связаны с культом воинов.

Каждое пиршество "сельского воинства" грузин-хевсур имело четкую организацию, распределение ролей в зависимости от возраста и положения в обществе. Участники пира делились на две группы: старших, называвшихся метасени (чашедержатели), и молодежь — зедамдегни (стоя прислуживающие). Во время пиршества чашедержатели занимали почетные места в головной части стола, а юноши располагались в его конце. Чаще всего застолье устраивали на природе, вблизи святилища, на зеленом склоне горы в тени деревьев. Среди молодых выбирали двух-трех мелудени — пивоносцев, которых посылали в святилище за получением священного напитка. Служители святилища, благословляя пришедших, выдавали им определенную меру напитка. Когда мелудени возвращались, все участники пира привстав, приветствовали их.

Сценарий ритуального застолья

Обычно пиршество включало ряд обязательных действий: общую молитву мужчин, поминовение погибших воинов, ритуальное пение — "ломание пандури" и обряды распития священного пива. Каждое действие имело свое название: "Учтивость и совесть", "Игра и пение стоя", "Восхваление героев чашами", "Игра и пение поодиночке", "Произнесение слова с чашей", "Воздаяние почести", "Чаша, посланная для выпивки".

После молитвы всех мужчин, включая юношей 15-16-летнего возраста, проводилась карахана. Зедамдегни расставляли на столе перед метасени сосуды и наполняли их пивом, затем каждому старшему подносили по хлебу. Юноша и старший вместе преломляли хлеб, а затем на его куски зедамдегни раскладывали мясо, зелень и другие угощения для старших.

Сидящие за столом молча принимались за еду. Только окончив трапезу, метасени поднимали чаши, провозглашали благословения от лица общинного божества и начинали медленно, с паузами пить из чаши. Затем ритуальное питье сопровождалось "игрой и пением стоя". Один из старших брал щипковый музыкальный инструмент пандури и неспешно направлялся в конец стола. Там, стоя или преклонив одно колено, он пел старинную героическую песню, а молодежь, стоящая за его спиной, хором подхватывала каждый куплет. В ходе пиршества выбирали новых пивоносцев и отправляли их в святилище за следующей порцией пива.

Передача напитка носила ритуально-игровой характер. 

Священнослужители принимали их с почетом, провожали в помещение "дарбази", угощали пивом и старались напоить. Вслед за этим в дарбази вносили сосуд для священного пива и глава святилища — хуцеси — наполнял чашу пивом, поминал имя погибшего героя и сливал в сосуд пиво из чаши. Эти манипуляции с пивом повторялись многократно, при поминовении каждого из героев. Мелудени должен был запомнить все имена в той последовательности, которую избирал жрец, и повторить их на пиршестве, где он передавал чаши старшим. Этот эпизод носил название "восхваления древних героев чашами".

В паузах между действиями полагалось вести неторопливую беседу о геройствах и победах членов общины, старшие рассказывали молодым о воинской доблести и чести. Время от времени кто-либо из старших вставал с места, брал пандури, проходил в конец стола и, опустившись на колено, начинал играть и петь старинную песню о воинских подвигах представителя одной из фамилий, присутствовавших на празднестве. Все молча слушали его. По правилам, на середине песни кто-нибудь из старших с полной чашей вставал из-за стола, желая эту песню продолжить. Поющий замолкал, но продолжал аккомпанировать новому певцу. Тот, приблизившись к пандуристу, из своих рук поил его. В свою очередь, пандурист, закончив играть, преподносил товарищу свою чашу пива. Это действие, называвшееся "Учтивостью и совестью", многократно повторялось, давая возможность каждому спеть свою песню, восславляющую удальство и храбрость рода.

Распределение ролей во время пиров между старшими и младшими давало возможность молодым усвоить стиль поведения, последовательность действий, запомнить старинные песни. Таким образом, традиции передавались из поколения в поколение.

Вся атмосфера настраивала на глубокое эмоциональное переживание события. Необходимость такого переживания праздничной ситуации осознавалась всеми участниками, о чем свидетельствуют тексты песнопений и молитв.

Следует отметить, что к традиционным доблестям мужчины относилось не только виртуозное владение оружием и музыкальным инструментом, но и певческое искусство.

Свадебное застолье

Традиционные свадебные пиры XIX-XX вв. в описаниях выглядят как замысловатые песенно-танцевальные оратории, имеющие сложную музыкальную партитуру и драматургический сценарий. Свадебное застолье устраивалось как в доме невесты, так и в доме жениха. Руководил им "эджиби" — свадебный тамада, обеспечивающий не только общий порядок, но и "режиссуру", построенную на знании традиций и импровизационно-сюжетном развитии действия. Строго соблюдалась принятая тематика тостов и очередность выступлений гостей со стороны невесты и жениха.

Народные развлечения во время церковных праздников

Застолья проводились и во время церковных праздников, которые также сопровождались всевозможными состязаниями: скачками, стрельбой из лука, метанием камней из пращи, борьбой борцов-палаванов, соревнованиями в пении и стихосложении между народными певцами — ашугами. На полянах водили многосотенные сложные хороводы-перхули, отличающиеся спецификой движения танцующих. Интересно, что на плечи танцующего мужчины иногда становился еще один участник хоровода, который, в свою очередь, держал третьего.

Сосуды для вина

Украшение стола традиционной утварью было требованием религиозных установлений, норм этикета и эстетики грузинского застолья. 

В связи с этим утварь выполняла не только утилитарные функции, но также знаковые и этномаркирующие. Среди сосудов для праздничного стола особое место принадлежит кувшинам.

Сосуды для вина по использованию делятся на два вида: индивидуальные — для каждого участника застолья и общие — для сервировки стола. Общие сосуды по большей части имели антропоморфную форму. Это объясняется тем, что древние считали винный сосуд хранителем тайн бытия, вместилищем человеческой души. Наибольшее распространение среди данного вида сосудов получили "сура" и "доки".

Разнообразны по форме индивидуальные сосуды для вина. Часть из них имеет маленький объем: ими пользуются в начале пиршества, когда вино пьется небольшими порциями. Это "чинчила" в форме маленького кувшинчика, емкостью не больше стакана, "каркара" — более крупный металлический кувшин, со сложным изогнутым горлом, состоящим из трех перевитых трубочек, "таси" и пиала — полусферические сосуды на ножке и без нее. Весьма оригинальную форму имеют "кулы" — деревянные, оправленные в серебро сосуды, имеющие закрытое полусферическое тулово, от которого под прямым углом отходит длинное узкое горло. Пожалуй, самыми знаменитыми грузинскими сосудами для вина являются "кханци" или "джихви" — роги, украшенные серебряными накладками с богатым декором. Из больших, в несколько литров, рогов было принято пить вино в разгар застолья, когда мужчина, демонстрируя свою выносливость, полностью осушал рог.

Орнамент на металлических сосудах обычно выполнялся в технике гравировки и чеканки. Излюбленными мотивами декора являются цветы, плоды, листья на вьющихся побегах, а также птицы в ветвях деревьев, животные. Нередки изображения реалистичных жанровых сцен, персонажи которых пируют, танцуют, играют на народных музыкальных инструментах. Как правило, эти изображения обрамлялись медальонами и виньетками.