Масленичная неделя 

Увеселительные катания в лошадиных санных упряжках и конные соревнования с четверга по воскресенье масленичной недели.

__________ 

Съездки

Съездки (съезжие дни) - увеселительные катания на лошадиных упряжках с санями во время масленичной недели. 

Катание на лошадях начиналось с четверга или пятницы сырной (масленичной) недели и достигало своего апогея к последнему ее дню. Катались на лучших, преимущественно расписных, санях. В некоторые из них, имевшие борта, для удобства сидящих ставили скамьи. Выезды запрягали одной, двумя или тройкой лошадей. К этому времени крестьяне готовились особенно тщательно. Сбрую коней украшали металлическими бляшками, разноцветными нитяными или кожаными кистями, бумажными цветами, лоскутами ткани и бахромой; на расписные дуги подвешивали колокольчики с разным звучанием, бубенцы, шелковые банты, завязывали яркие платки, прикрепляли ,,браные" вожжи. Сани застилали пестрыми коврами или меховыми полостями, свешивая большие их концы сзади для всеобщего обозрения. Гривы лошадей расчесывали или заплетали в косички, убирали лентами и различными подвесками. 

Съезжие дни подчинялись определенному распорядку и происходили в деревнях и селах в заранее отведенные им дни. 

В это время туда и съезжались со всей округи все желающие повеселиться. Катание обычно начиналось с середины дня. Праздничные выезды с седоками медленно двигались по главной улице или вокруг деревни. В некоторых крупных селениях в съездках участвовало до 600-800 лошадей. Откатавшись в одной деревне до вечера, крестьяне назавтра перемещались в другую, а потом - в следующую. В воскресенье гуляющие отправлялись кататься на масленичную ярмарку в самое крупное село или небольшой волостной город. Там заранее готовились к такому важному событию. В начале и конце катального пути, перед центральной площадью устанавливали специальные праздничные ворота, которые, как и всю трассу, украшали хвойными ветками, лентами и разноцветными висячими фонариками, зажигавшимися с наступлением сумерек. 

Катающиеся, среди которых преобладала незамужняя молодежь, обряжались в свои лучшие наряды: меховые крытые шубы и шапки, вышитые рубахи, яркие сарафаны и шали, новые валенки и пр. Женщины, несмотря на морозы, не надевали варежек, желая похвастаться кольцами на пальцах. Девушки, стремясь привлечь к себе внимание потенциальных женихов, белили и румянили лица, подворачивали полы у шуб, демонстрировали их меховые подбои. Одинокие молодые парни, как правило, ездили верхом, а не в санях. В праздничном катании принимали участие и дети всех возрастов. Грудных детей тщательно укутывали, заворачивая в толстые шали, нарядные одеяла и шубы. Девочкам повязывали красные ситцевые платки, прикрепляли им на голову бумажные цветы и блестящие перья селезней. Иногда несколько девушек или девочек объединялись и нанимали для катания красивые сани с лошадьми и возницей у какого-нибудь богатого односельчанина. За это они должны были или отработать ему услугу летом или собрать оговоренное количество овса на прокорм лошади. Такие услуги за определенную плату так же, как и заимствование праздничной одежды для поездок, если своя казалась не особенно красивой, были достаточно широко распространены в крестьянской молодежной среде. Пожилые крестьяне катались отдельно от молодежи. 

Особое место среди катающихся занимали молодожены, находившиеся в браке первый год. Они обычно катались парой вместе со всей родней или только молодухи со своими сестрами, золовками и подругами. На новобрачных обращали пристальное внимание все гуляющие и старались получить с них любыми способами обычный в таком случае ,,выкуп" в виде вина, пряников, конфет, ,,орехов" - кусочков запеченных блинов. Для этого с ,,новожена" сдергивали шапку и для возвращения ее заставляли жену несколько раз его поцеловать, преграждали им дорогу, выпрягали из саней лошадь и пр. 

Во время катания поведение гуляющих было свободным и раскованным, допускались определенные вольности в общении между полами. В большей степени это относилось к молодежи. В одних местностях парни катали девушек, посадив их к себе на колени, в других - девушки, катавшиеся в деревне, куда они приехали на время праздника в гости, наоборот сажали на колени парней. Иногда парню разрешалось поцеловать девушек, которых он катал после каждого проезда, иногда - только после окончания катания. В некоторых деревнях правила предписывали катать одну девушку только один круг, а потом менять компанию. Развлечения сопровождались шутками и песнями: 
                    " Не целуй меня на улице - 
                    Целуй меня в сенях! 
                    Не целуй меня в сенях- 
                    Целуй на масленку в санях!" 

                                        *** 
                    " Я о масленке катался, 
                    Трое саней изломал, 
                    Ворона коня замучил, 
                    А милашку покатал. " (Иванова А.А. 1995. № 2. С. 5.) 

Развлекались и шутили на гулянье не только парни и девушки, но и люди среднего возраста. Иногда на сани ставили горящую печку и какая-нибудь разбитная баба разъезжала на ней по деревне, выкрикивая прибаутки и выпекая на ходу блины. У загостившихся приезжих из другого села выпрягали из саней лошадь или подрезали ей хвост и т.д. 

Во время катания некоторые упряжки выезжали из общего строя и гуляющие направлялись в гости к родственникам, жившим в том селе, где проходил праздник. После положенного в таких случаях угощения они опять возвращались в общую компанию 

Наивысшей точки всеобщее веселье достигало в последний день праздника - воскресенье. Но с первым ударом вечернего церковного колокола, все устремлялись в свои деревни, так как катание после этого считалось неуместным, и следовало уже начинать просить ,,прощение" у близких и знакомых, как того требовала традиция Масленицы. Начиналось заговенье на великий пост. 

Съездки в конце ХIХ- начале ХХ в. представляли собой уже просто праздничное веселое и свободное времяпрепровождение. Однако, все же порядок их проведения испытал на себе, вероятно, в более ранний период времени определенное влияние древних традиций, характерных для языческих ритуальных действий. Прикрепление на упряжь и дуги лошадей многочисленных шумящих и гремящих подвесков - колокольцев и бубенцов, лент - было скорее всего вызвано не только вполне объяснимым желанием хозяина украсить свой выезд, но и стремлением создаваемым ими шумом защитить седоков в санях от влияния враждебных человеку сил и неприятностей в будущем году. Не исключено, что значение защитительной функции крестьяне придавали и объезду масленичного поезда вокруг села или деревни. 

Кроме катания на конных упряжках во многих селах Сибири и Алтая в это время получили широкое распространение различные конные соревнования. 

На Алтае во время них парень должен был на лошади догнать поднимавшуюся так же верхом на гору девушку. Обычай этот местные переселенцы заимствовали у казахов, на что указывает название головного убора девушки - сложенного в виде шапочки платка - ,,кичка по киргизски". ( Липинская В.А. 1996. С.179). 

Устраивались также соревнования ,,бегунцов". Для этого выбирали сильных коней и до праздника кормили специальным образом, включая в их рацион даже сухое мясо. Наездниками в таких случаях выступали подростки. Всех участников обозначали специальными терминами: уверенно двигавшихся к финишу называли ,,потужными", а резко взявших со старта и затем отставших в забеге - ,,седухами". На коней заключали пари - ,,ставили заклады". Проводили бега на ,,лончаках" - одно- и двухгодовалых жеребятах. 

Масленичные разъезды и конные игры не являлись забавой исключительно только сельского населения России. В крупных губернских и даже столичных городах, таких как Омск, Томск, Москва, Петербург в ХIХ веке на Масленицу часто устраивали гонки на лошадях по льду рек или катались на санных упряжках, как по замерзшим водоемам, так и просто по улицам. При этом в сани усаживалась только молодая дама, а кавалер стоял сзади на запятках. Подобное времяпрепровождение давало возможность людям завязать новые знакомства, дамам продемонстрировать наряды, молодым людям похвастаться ловкостью .