Смотры молодоженов

Масленичная неделя 

Обычай особого чествования молодых супругов во время Масленицы с целью представления односельчанам новых семейных пар и закрепления в общественном сознании их нового статуса. 

__________

Смотры молодоженов

Смотры молодоженов - ритуал чествования молодоженов во время Масленицы. 

Время до начала сырной недели издавна считалось в крестьянской среде предназначенным для заключения браков. В первый год после этого молодожены имели в крестьянском обществе особый статус и назывались ,,молодые" и находились в центре всеобщего внимания. Поэтому не удивительно, что одним из самых важных моментов в масленичной обрядности считалось чествование молодых супругов, только что начинавших совместную жизнь. Целью этих действий являлась необходимость закрепить в общественном сознании произошедшие в семейном статусе молодых людей перемены, представить окружающим образовавшиеся новые семейные пары и интегрировать их в структуру существовавшей крестьянской общины на правах ее равноправных членов. 

Большое место во время празднования Масленицы отводилось различным ритуальным действиям, во время которых молодожены-первогодки, как поженившиеся в течение всего года, так и непосредственно перед Масленицей, должны были подчеркнуто продемонстрировать окружающим свою любовь друг к другу и способность к деторождению. 

По народному представлению, эта важная функция семейных отношений имела огромное значение не только непосредственно для каждого нового возникшего супружеского союза, но через него оказывала свое магическое влияние и на всю окружающую природу, способствуя ее возрождению и плодовитости. 

Некоторые публичные акции, связанные с этим происходили на катальных горах, куда во время праздника в своих лучших, часто венчальных нарядах, на расписных и богато украшенных санях съезжались все "новожены" ближайшей округи. Там их поджидали ватаги холостых парней и мужчин, которые зазывали каждую из прибывших пар прокатиться выкриками: "Молодую, имярек, на горку!". "Новоиспеченная" жена должна была вылезти из саней и, уважительно поклонившись в пояс на обе стороны собравшимся, подняться на горку к ожидавшему ее там мужу. Отвесив еще три поклона она усаживалась к нему на колени на санки, обнимала рукой за шею и целовала. Чтобы иметь возможность скатиться вниз, ей, по громогласному требованию окружающих, часто приходилось целоваться, сидя с ним, еще несколько раз. Зрители при этом придерживали сани на вершине горы, не давая паре возможности двинуться с места, и со свистом и улюлюканьем требовали "подмазать полозья", в иных случаях доводя количество поцелуев до двух десятков и более. После этого молодых спускали с горки и при этом бдительно следили, чтобы сани отъехали как можно дальше. Считали, что от длины их пробега будет зависеть длина льна в новом урожае. Скатившаяся пара еще раз целовалась и уступала место следующей. Этот обычай, носивший название ,,солить рыжики на пост" или "примораживать", получил в конце Х1Х - начале ХХ вв. распространение в Пинежском у. Архангельской губ. В некоторых деревнях молодым оказывали особую честь, позволяя съехать с горы на "ледянке" - политой водой и замороженной шкуре, за что те должны были угощать окружающих водкой. 

В некоторых губерниях Центральной России, например во Владимирской, жену усаживали на руки к сидящему прямо на снегу молодому мужу и так везли пару по спуску горы или, за ее отсутствием, по крутому склону. Иногда молодых приглашали прокатиться в простых дровнях для перевозки воды. Как только они забирались туда, все присутствующие сразу же начинали наваливаться на них сверху кучей, стараясь уложить пару на дно саней. Часто "куча мала"поджидала молодых и после спуска с горы. 
В некоторых обрядах, связанных с катальными горами, участвовали только молодые мужья. Один из них, называвшийся "ездить бобром на молодом" (Громыко М.М..1986. с. 225.), существовал в Вологодской губ. Заключался он в том, что группа парней затаскивала приехавшего в гости в чужую деревню "новоиспеченного" мужа в розвальни без оглобель и забивалась туда же сама. После этого вся компания со свистом, криками и улюлюканьем съезжала с горы. В Пермской губ. вместо саней использовали для тех же целей лубяную пластину, на которую толкали плашмя молодожена, а поверх него наваливалось человек двадцать женатых мужиков и парней. Все эти развлечения вызывали у окружавших катальную гору зрителей и у самих участников большое одобрение, радость и смех. 

Во время праздника молодожены не только гуляли и катались парой, но принимали активное участие и в совместных развлечениях со сверстниками. Им разрешалось посещать все молодежные увеселительные собрания, хороводы, беседы и пр. наравне с незамужними друзьями и подругами. При этом как со стороны последних, так и от взрослых людей выказывалось им всяческое уважение: молодых супругов величали по имени-отчеству и усаживали на лучшие места. 

Некоторые обряды, связанные со знакомством деревенского общества с молодыми носили характер "откупа" и включали в себя ярко выраженные эротические элементы. К ним можно в первую очередь отнести "целовальник", происходивший в субботу на масленичной неделе. Подвыпившая деревенская молодежь ездила тогда целовать молодушек, вышедших замуж в этом году. Каждая из них должна была поднести гостям по ковшу пива, а те ,выпив, трижды целовались с ней. Д ля мужей существовал обычай "сбора дани на меч", когда с них требовали выкуп в виде вина и водки за то, что взяли жен из чужой деревни. 

В некоторых местностях к теще, у которой в пятницу гостили молодожены, являлись девушки с санками. Они усаживали молодую, обряженную уже в женский головной убор, на санки прямо в сенях избы и вывозили кататься на улицу. За ее возвращение домой муж должен был заплатить им 30 копеек. В субботу молодому мужу, чтобы попасть с женой на улицу, так же следовало откупаться от настойчивых "посетителей" баранками и водкой. Иначе, подперев наружную дверь бороной, их закрывали в доме. 

Иногда прямо в избу к молодым, которые уже заранее готовили много угощения - блинов, пряников, орехов, вина и водки, ввозили на санях разбитного старика. Он собственноручно раздавал угощение всем находящимся в помещении. После этого молодая должна была вынести на улицу и раздать взрослым и детям - собравшимся возле дома зрителям, приготовленные для этой цели орехи. 

В ряде южных губерний России в первой четверти ХХ в. "новоженов" или только молодую с подругами возили по деревне в санях, запряженных вместо лошадей молодыми парнями. Иногда на улице останавливали катающихся в санях молодых, стаскивали с мужа шапку и за ее возвращение заставляли молодую его прилюдно целовать В обоих случаях исполнители действия требовали обязательного в этом случае "откупа", который обычно и получали без сопротивления. Известен обычай "окапывания молодых". Его обычно исполняли только мужчины. Они притаскивали к дому молодоженов с предложением покататься перевернутую зубьями вверх борону и покрытые ковром санки. Если хозяева предлагали пришедшим хорошее угощение, то визит заканчивался всеобщим весельем. Мужа торжественно усаживали на санки, а жену к нему на колени и, громко прославляя ум, красоту и щедрость супругов, провозили по всей деревне. Если же надежды пришедших не оправдывались или угощение казалось слишком скудным, молодых вытаскивали из дома и сажали на борону. 

Большое значение в череде праздничных масленичных развлечений, связанных со смотрами образовавшейся новой семьи, придавалось обязательному участию ее в общем катании на праздничных санях с лошадьми в составе масленичного поезда

Подобные ,,съездки" проводились в деревнях по очереди по заранее оговоренному расписанию в определенные дни. Катались подобным образом и на праздничных базарах. Молодые, разодетые в свои лучшие наряды, находились в санях парой или в сопровождении друзей и родственников. Количество свадеб, состоявшихся в той или иной деревне, значительно влияло на рост ее престижа в глазах окружающих и в этом приехавшие старались перещеголять друг друга. Молодые торжественно и чинно гуляли здесь под ручку длительное время, показывая себя обществу, катались на качелях; посещали балаганы, веселились. Все окружающие при этом их придирчиво и заинтересованно осматривали, нахваливая своих, но не обходя вниманием и чужих. Принимали молодые участие и в так называемых "столбах", суть которых состояла в следующем действии. Пары выстраивали по обеим сторонам улицы, напротив друг друга, и заставляли целоваться на глазах большого количества собравшихся зрителей, демонстрируя обществу таким образом публично свою любовь, уважение и привязанность друг к другу. Жене, кроме того, следовало выказать еще и свою покорность мужу. В Рязанской губ. молодых при этом подводили к "столбу". Мужа ставили к верее ворот, а жену перед ним и заставляли узнавать его желания. Если тот отвечал, что хочет рыбы, то это являлось знаком к определенному действию: молодая должна была поклониться ему до земли и три раза поцеловать. Иногда заставляли целоваться больше. 

Во время Масленицы, помимо обрядовых действий, в которых участвовали непосредственно сами молодожены, существовала и традиция обхода тех домов, в которых были молодые пары, для того, чтобы смотреть и славить их. В этом обряде участвовали дети и молодые парни. Но на подобные действия предварительно следовало спросить разрешения у хозяев. По своему значению обход напоминал вьюнишник или окликание. ,,Новоженов" вызывали на крыльцо и начинали громко расхваливать. Иногда ловили молодую и "допытывались" у окружающих "чья она". Муж в этом случае должен был признать ее своей женой, поцеловать ее и угостить "ловцов". Этот обычай был известен в Нижегородской губ. под названием "сводить молодых". Иногда пели полагающиеся в таких случаях песенки-колядки: 
                    "Сисенка, яисенка, 
                    Желанная, бескарманная, 
                    У тебя-то в кармане-то горошинка, 
                    Сама ты хорошенька, 
                    Подай, тетенька! 
                    Если не подашь- родишь цыганеночка! 
                    А если подашь- родишь хорошенького! 
                    Подай, тетенька!" 

За свою песню исполнители получали от молодых мужа и жены деньги, блины и другие подношения. 

Повышенное внимание, уделявшееся молодоженам в указанное время, было отнюдь не случайным. Оно объяснялось тем, что каждая свадьба оказывалась явлением, имевшим большую психологическую ценность не только для конкретных, участвующих в событии людей, но и для всей определенной крестьянской общины в целом. Она оказывалась как бы соотнесенной со всеми ритмами, на которые оказывал свое структурирующее влияние народный календарь. Поэтому считалось, что своим активным участием во всех обрядовых действиях Масленицы молодожены, находящиеся в браке первый год, должны обеспечить потомство и благополучие не только себе, но, по принципу подражательной магии, повлиять на плодородие земли и богатый урожай, сулившие сытую спокойную жизнь всем соприкасавшимся с ними во время праздника. 

Все связанные со смотрами молодых брачных пар обряды были основаны на том, что только семейные люди - после свадьбы и рождения первого ребенка - рассматривались обществом, как полноценные взрослые его члены. Для вступления в брак в крестьянской среде существовали определенные традицией возрастные рамки, нарушение которых представлялось предосудительным. Считалось, что такие люди, не исполнили свой жизненный и общественный долг, нарушили установленный ритм жизни. Их называли бобылями, перестарками и воспринимали, как социально неполноценных, живущих "не в законе". Утверждение девушки или парня в группе взрослых людей, даже при достижении половой зрелости физически, в народном представлении не происходило и без перехода их в новое жизненное качество - мужа и жены - и возникновения нового социального образования - семьи. Отношение общества к ним как к "незаконченным" людям не меняло даже возможное наличие внебрачных детей. В то же время, наряду с масленичными обрядами, связанными с молодоженами и с получением ими одобрения совершившегося события в среде родственников, соседей и всего деревенского окружения, существовали и обряды, в которых отражалось отношение коллектива к нарушителям, отступившим от предписанных вековой традицией норм развития жизненного сценария человека. 

Один из них носил название "колодка" и был зафиксирован в конце Х1Х -начале ХХ вв. в Воронежской и Смоленской губерниях. Суть его состояла в том, что девушку, не вышедшую замуж в предыдущий мясоед, прилюдно "позорили". К ее ноге привязывали завернутое в холст полено или палку, а иногда платок или ленту и заставляли в таком виде ходить по улице и показываться всей деревне. Известны случаи и аналогичного наказания парней. Другим действием, совершаемым над незамужними был обряд "соления". Намеченную девушку под каким-нибудь предлогом раздетой вызывали из дома на улицу или вытаскивали на катании из саней и заталкивали в вырытую глубоко в снегу яму. При этом старались всеми возможными способами хотя бы частично обнажить наказуемую, засовывали ей снег за шиворот, под рубашку, стаскивали платок, натирали докрасна снегом лицо. Делали это с целью освободить девушку от влияния на ее дальнейшую жизнь случившейся неудачи, чтобы она "не закисла" в следующий мясоед и вышла скорее замуж. 

Потерпевших неудачу при попытке создать семью молодых мужчин также не оставляли без наказания. Это объяснялось тем, что в народном представлении подобный человек представлял большую опасность для общества, так как мог оказать негативное влияние на предстоящий урожай тем, что не смог исполнить своего основного назначения - стать создателем нового рода. Неудачливого ухажера усаживали на зубья бороны и тащили с улюлюканьем, свистом, песнями на горку, а затем сталкивали с нее. В некоторых случаях удавалось избежать позорного действия: для этого откупались от "общества" изрядным количеством водки или вина и закуски.