Весна-лето-осень 

Общедеревенский праздник с трапезой - складчиной в южных и западных губерниях России. Приурочивался к престольным и заветным праздникам. В эти дни производились ритуальные действия с восковой свечой, которая изготовлялась из воска, собранного со всех дворов. Каждый год на нее налепляли новые куски, со временем она могла весить до пяти пудов. Свечу хранили по очереди в семьях. 

__________

Свеча

Свеча (братская свеча, канун) - общедеревенский праздник, включавший в себя совместную трапезу-складчину всех взрослых жителей деревни; южнорусский и западнорусский вариант братчины. Также как и братчина северных и центральных губерний Европейской России, свеча приурочивалась к дням святого покровителя деревни, к престольным и заветным праздникам, и проводилась, как правило, в весенне -летне -осенний период. 

Отличительной ее особенностью были ритуальные действия с восковой свечей, принадлежавшей общине. Свеча изготавливалась из воска, собираемого со всех крестьянских дворов, принимавших участие в празднестве. Каждый год "братчики" - главы хозяйств - налепляли на нее дополнительные куски воска так что с течением времени она становилась гигантских размеров и могла весить до пяти пудов. Она имела обычно цилиндрическую форму, но в некоторых деревнях выглядела как человеческая фигура с глазами - медными монетками и руками, вытянутыми вдоль тела. 

В течение года, от праздника до праздника свеча хранилась в доме уважаемого всем деревенским сообществом человека, а затем передавалась на хранение другой семье. 

В дома, запятнавшие себя каким-либо серьезным поступком, свеча никогда не передавалась. "Обойденный свечей" считал себя униженным, получивший - воспринимал это как честь оказанную дому. Принято было также считать, что год, когда семья хранит свечу, будет для дома счастливым и благополучным. 

Праздник свечи начинался с подготовки пиршества: на общедеревенской сходке выбирался "бращик" - крестьянин, который занимался припасами, назначались "сборщики", собиравшие по домам "ссыпь", т.е. зерно, солод для пива, мед для приготовления пьянящего напитка (Хмельные напитки) и другие необходимые для пира продукты. Сбор ее в некоторых местах нес на себе следы, вероятно, давно забытого ритуала. Так, например, в русских селах Черниговской губ., это происходило таким образом. Сборщики с большими мешками обходили дома крестьян, приглашая на братскую свечу: "Звал бращик и староста на Божью свечу". Хозяин вручал сборщику каравай хлеба, а сам с зерном, солодом и другими продуктами отправлялся в дом к бращику. Там он отдавал припасы, молился перед иконами: "отбивал поклоны перед угодниками Божьими", а затем присоединялся к уже ранее пришедшим мужчинам, которых угощал бращик. (Громыко М.М. 1991. С. 370). 

Приготовления пива, меда также зачастую было ритуализировано. Мужчины рано утром приходили в дом, где хранилась "ссыпь", зажигали лампаду на божнице, молились, а затем, взяв с собой икону святого покровителя, отправлялись к месту варки пива или меда. Икона устанавливалась всегда ликом, обращенным к котлу для варки напитков: святой покровитель, говорили крестьяне, помогал мужикам в их богоугодном деле. Иконе молились перед началом варки, при переходе от одного этапа работы к другому и после получения пива или меда (Добровольский В.Н. 1901. С.41 -43). 

Вечером этого же дня или на следующий день, всегда до захода солнца, происходило одно из главных событий праздника: вынос свечи из дома хранителя, установка ее в часовне или церкви перед иконой святого покровителя или иконой, соответствующей празднику. Это делалось при большом стечении народа хозяином дома, в котором она хранилась, и пожилыми уважаемыми в деревне мужчинами. Затем утром происходила праздничная литургия, после которой свечу столь же торжественно несли к новому хозяину. Ее несли впереди церковного причта, шедшего с иконой празднуемого святого. Икона ставилась на божницу, а свеча - в святом углу под божницу. Новый хранитель и все пришедшие в дом прилепляли к свече куски воска, зажигали ее и слушали молебен. Затем все присутствовавшие, кроме церковного причта, садились за пиршественный стол, заставленный кушаньями, пивом, медом. 

Следует отметить, что церемония выноса свечи, установка ее в часовне, передвижение в новый дом в разных местах бытования этого праздника могла быть различной. Так, в Поречском у. Смоленской губ. праздник свечи растягивался на несколько дней. В первый день - предпраздник - хозяин, хранивший весь год свечу, приглашал к себе "братчиков" - участников пира. Все приходили, молились перед образом святого, принесенным из церкви, а затем хозяин зажигал братскую свечу и множество маленьких свеч, принесенных с собой "братчиками", и торжественно говорил: "Желаю Вам братьщики, доброго здоровья! Поздравляю вас с отцом Николаю (святым покровителем деревни - И.Ш.). Все отвечали: "Благодарим покорно!". После этого все брали по ведру пива или меда и отправлялись по домам. На следующий день, собственно праздник, после литургии, братчики опять собирались у него в доме. Мужчины приносили свечи, а женщины хлеб. После общей молитвы перед иконой святого покровителя и зажженной братской свечей, садились за пиршественный стол. На следующий день утром хранитель свечи опять приглашал к себе всех братчиков и угощал их братским пивом, пирогами, студнем. Вечером этого же дня проходил торжественный перенос братской свечи и иконы святого в дом к новому хранителю. Икону и свечу несли девушки, за которыми шла прежняя хозяйка свечи с ведром пива и хлебом. Новые хозяева встречали их на улице также с пивом и хлебом. Они кланялись три раза низким поклоном иконе и свече и приглашали всех в дом. Девушки ставили икону на божницу, свечу на лавку под божницу и уходили. За ними уходила и прежняя хозяйка, унося с собой пиво. Новая хозяйка ставила ведро с пивом на лавку под иконы, рядом со свечей и приглашала всех "братчиков" на пир (Добровольский А.В. 1901 С. 43 -46). 

В деревнях Калужской губ. вынос свечи сопровождался жалобными причитаниями женщин, в которых поминались умершие родители: "Ох, свеча, ты матушка наша! ...Што же вы, родители, меня оставили одну свечу справлять, а моя то жисточка и закупится и заложится". 

Следует отметить, что праздник свечи должен был, по мнению деревенских жителей устраиваться в обязательном порядке. Отказ от него рассматривался как преступление против бога. Во многих губерниях южной России передавались рассказы о наказании деревенских жителей за нежелание "праздновать свечу". "Весь хлеб побило градом оттого, что свечу не справили: супроти Бога не пойдешь", - рассуждали крестьяне, передавая о несчастье своих ближних или дальних соседей (Добровольский В.Н. 1901. С. 38). 

Праздник свечи, по мнению многих исследователей, представлял собой пережиток древних славянских празднеств в честь языческих богов, которым делались жертвоприношения в виде воска, меда, пива в обмен на благополучие общины. О таких празднествах рассказывают многие письменные источники Х11 - ХУ11 вв., а остатки жертвоприношений такого рода находятся и при археологических раскопках. Так, например, в Новгороде, в слоях первой половины Х в. археологи обнаружили набор предметов, который явно свидетельствовал о проведенном здесь древними новгородцами ритуале. В центре глубокой ямы находились два опрокинутых вверх дном ковша, рядом с ними лежали два сравнительно крупных куска воска, а по краям отвесной стены - семь поставленных на ребро больших ковшей. Ковши были обращены внутренней частью к востоку, навстречу лучам восходящего солнца (Седов В.В. 1956. С. 139). 

После принятия христианства на Руси жертвоприношение медом и воском сохранились, но стали преподноситься уже православным святым. Воск же в связи с церковным характером обряда принял форму свечи, от чего и сам праздник получил называние "свеча". Некоторые исследователи, кроме того считают, что праздник свечи, отражает, в какой-то степени, и представления культа предков, т.е. веру в постоянную и неразрывную связь живых и мертвых, направленную на благо людей. На это, по их мнению, указывают причитания по умершим, проводившиеся местами в праздник свечи, и антропоморфный облик, придаваемый свече в ряде деревень.