Вербное воскресенье 

Атрибут празднования Вербного воскресения, последнего перед Пасхой, когда верба освящалась в храме или на церковном дворе. В народе вербу наделяли магической силой, способностью передать здоровье, силу и красоту человеку или животному. 

__________

Верба

Верба ("вербушки") — ветвь кустарника вербы, освященная в церкви, наделявшаяся магическими свойствами, главный атрибут празднования Вербного воскресенья. В европейской христианской традиции верба заменила "ваии" — пальмовую ветвь. С пальмовыми ветвями в древности встречали и прославляли победителей, и с ними же народ приветствовал Иисуса Христа во время его торжественного въезда в Иерусалим (см. Вербное воскресенье). 

В русской православной церкви в память о событии, которому посвящен праздник, обряд освящения вербы совершается или в течение дня в Лазареву субботу, или на утрене — утренней службе, предшествующей литургии — в день праздника Вход Господен в Иерусалим (см. Вербное воскресенье). 

В течение субботы, предшествующей празднику, освящение вербы происходит в храме или на церковном дворе через небольшие временные интервалы. К стоящим полукругом верующим, держащим в руках принесенные с собой пучки вербы, выходит священник, который, читая молитву, кропит их святой водой. Во время утрени в храме освящают большое количество заранее заготовленных ветвей вербы, которые священник раздает прихожанам перед началом литургии, во время которой молящиеся держат их в руках, а после забирают домой. Этот обряд восходит к старинной христианской традиции, по которой было принято в неделю ваий или вербную на утрене освящать ветви финиковой или палестинской пальмы ("ваия"), с которыми совершался крестный ход. Начинался он в Иерусалиме, откуда верующие направлялись на масличную гору к пещере, в которой Господь учил своих учеников, затем поднимался к храму на месте Вознесения Господа на горе Елеонской и, спустившись вниз, шел по всему городу в храм Вознесения, при этом все участники крестного хода держали в руках ветви пальм и маслин. Кроме Иерусалима подобная лития справлялась и в других местах, в том числе в Константинополе и в Риме. 

На Руси в 12—13 вв. ветви вербы — "ваия" раздавались на утрене после чтения Евангелия. При этом в монастырях игумен входил в алтарь, покрывал голову кукулем, святил пучки вербы, в то время как братия целовала Евангелие. Под пение 50 псалма игумен давал каждому из подходивших к нему братьев "ваия" — вербу и свечу, с которыми после утрени монахи во главе с игуменом совершали крестный ход вокруг монастыря. Известна молитва 16 в., которую читал священнослужитель, освящая "ваия": "Господи Боже наш Вседержителю, сказавый ковчег образом церковным", при этом он кадил над вербой. 

В 17 в. в Москве в Вербное воскресенье во время крестного хода и шествия патриарха на осляти от Покровского собора к Успенскому на колеснице возили "вербу" — украшенное дерево, ветви которого раздавались после шествия как всем его участникам, так и зрителям — простому народу. В этот же день в государевых палатах для царя, царицы, царевичей и царевен изготавливались особенные "вербы", богато украшенные бумажными листьями, бархатными и шелковыми цветами, фруктами, ягодами и пряниками, установленные на маленькие санки, оббитые красным атласом с золотым галуном. 

В народе верба считалась священной и наделялась магическими свойствами не только в силу своего христианского значения. Представления об этом уходят корнями в дохристианские, языческие времена и связаны с жизненной силой, заключенной в этом растении, свидетельством которой считались распустившиеся раньше других почки. Расцветшее дерево символизировало наступающую весну и при помощи некоторых обрядовых действий, через прикосновение, должно было передать здоровье, силу и красоту человеку или животному. 

В лес за вербой было принято ходить рано утром, до солнышка, в Лазареву субботу, накануне Вербного воскресенья. Принесенные веточки часто украшали бумажными цветами и лентами, иногда это делали только после освящения или накануне Пасхи. В церковь святить вербу ходили или в тот же день к вечерней службе или утром в воскресенье к праздничной литургии. Освященную вербу ставили в переднем углу на божницу или клали за иконы и хранили до Егорьева дня или весь год. В Сибири для нее делали украшенный тряпочками и лентами "теремок" из соломы, который вешали перед иконой, а в первый день Пасхи в него также клали освященное яйцо. 

Как только освященную вербу приносили домой (иногда прямо у церкви), ею "для здоровья" ударяли каждого из домочадцев, а чаще всего детей. При этом приговаривали: "Не я бью — верба бьет, верба хлест бьет до слез", "Верба красна, бей до слез, будь здоров!", а стегая ребятишек: "Как вербочка растет, так и ты расти". В некоторых местах с той же целью ударяли скот или давали ему съесть веточку или ее почки (в Саранском у. это должно было предохранить скот от падежа). 

В среднерусской полосе скотину, особенно овец, кормили почками вербы, запеченными в каравай (московск.) или в хлебцы (ярославск.), для того чтобы овечки "водились". В некоторых местах вербные почки сменило специально испеченное из теста в форме почек и освященное вместе с вербой в Лазареву субботу печенье — "барашки" (костромск.). Такие же "барашки", "бабашки" или "акатушки" по числу скотины и птицы пекли в Можайском у. Московской губ. Чаще они имели круглую форму, а кое-где состояли из кольца и шарика. Тесто для них делалось из ржаной муки с добавлением толченого конопляного семени или отрубей. В последнем случае простые ржаные "бабашки" пекли для себя, а с отрубями скармливали скотине. В Рязанской губ. также существовал обычай в этот день печь из теста небольшие шарики — "орешки", которыми кормили овец, чтобы они принесли по паре ягнят близнецов каждая. Такое печенье называлось "кытька", а вербное воскресенье слыло "ягнячим праздником". 

В Енисейской губ. освященную вербу скармливали коровам и овцам в "чистый" четверг, при этом говорили: "Не я даю, а тальник. Как тальник не сохнет, так и вы, мои Богом данные скотинки, не сохните".

Повсеместно было принято ударять каждую скотинку, провожая ее со двора и гоня в поле в день первого выгона скота, на Егория Вешнего (см. Егорьев день). При первом выгоне лошадей в ночное, производившемся обычно на Николу Вешнего (см. Николин день), лошадей стегали только вербой. После этого выбрасывать вербу считалось грехом, ее обычно сжигали в печи, "пускали на воду" или втыкали под крышу хлева, чтобы скотина не блуждала, всегда возвращалась домой и имела приплод. В Никольском у. Вологодской губ. вербу после выгона скармливали коровам, считая это верным средством защиты их от волков и медведей. 

Вербе приписывали способность повышать урожайность земледельческих культур и плодородие земли, для этого после выгона скота ее крошили в семена, предназначенные для посева, сжигали на ниве или разламывали и разбрасывали по полям.

Чтобы сберечь посевы, веточки вербы втыкали в четырех углах поля. В западнорусских деревнях вербу втыкали в полосу в убеждении, что от этого земля скорее "оживет", а рожь уродится хорошая и будет пушистая, как верба. Иногда это действие объясняли тем, что скот летом не будет убегать с пастбища домой. В Поречском у. Смоленской губ. хозяйка бросала в хлеву в навоз прут, которым выгоняла скотину, при этом она прыгала, как можно выше, чтобы уродился лен. 

С той же магической силой, по мнению крестьян, воздействовала верба и на человека. Считалось, что съеденные женщиной почки освященной вербы могут излечить ее от бесплодия.

В некоторых местах верили, что освященная верба может спасти человека и хозяйство от стихии: брошенная против ветра, она останавливает бурю, выброшенная во время града на двор, — град, а брошенная в огонь, прекращает пожар. Повсеместно хозяйки прятали освященную вербу за иконы в убеждении, что она защитит от грозы и молнии не только дом, но и все хозяйство. Пасечники втыкали вербовые ветки вокруг пасеки у плетня, чтобы летом пчелы хорошо роились, уродилось побольше пчелиных семей, и они принесли хозяину побольше меда и воска.