На Пасху 

Атрибут весенне-летних земледельческих обрядов. Занимает центральное место в пасхальной обрядности. Церковь видит в нем символ гроба Господня, а в красном цвете пасхальных яиц - символ возрождения верующих "кровью Христа". Крашенными яйцами обменивались при христосовании, дарили родным и знакомым. Пасхальному яйцу приписывали магическую силу: исцеление больных, способность потушить пожар, найти пропавшую корову, помочь найти клад. 

__________

Яйцо

Яйцо - атрибут весенне-летних земледельческих обрядов. Крашеное освященное яйцо занимает центральное место в пасхальной обрядности. Оно стало знаком, символом праздника Пасхи. Церковь видит в нем символ гроба Господня и возникновения жизни в самых недрах его. При этом красный цвет, в который по традиции окрашивают пасхальные яйца, рассматривается как символ возрождения верующих "кровью Христа". Подобным образом объясняли обычай красить яйца и русские крестьяне. В Белозерском районе Вологодской обл. яичко красили в красный цвет в воспоминание о страстях Христовых. В народе говорили, что "оно кровяное, когда Иисуса Христа распинали, было много крови". Согласно преданию, обычай обмениваться крашеными яйцами в Пасху был установлен Марией Магдалиной, подарившей красное яйцо императору Тиверию со словами: "Христос воскресе!". В вологодской деревне существовало также убеждение, что сам Христос завещал красить яйца в красный цвет. 

Окрашивать яйца начинали на Страстной неделе в Чистый Четверг или в Страстную субботу, которую из-за этого кое-где называли "Красильной" или "Красной". 

Наиболее часто их красили естественными красителями: луковой шелухой ("луковыми перьями"), березовыми листьями, чебрецом, отваром "марены" и "зеленицы". С конца 19 в. в широкий обиход начали входить покупные краски, а также кусочки красящей материи, которые использовали для этой цели, при этом яйца становились пестрыми, "мраморными". В некоторых местах яйца на Пасху красили не только в красный цвет. Использование с этой целью березовых листьев делало их зелеными или желтыми (в эти цвета их чаще окрашивали на Троицу). Освящали их в церкви вместе с куличом и творожной пасхой или в Страстную субботу, или по окончанию пасхальной литургии в воскресенье (см. Пасха). В Сибири, как и во многих других местах, в каждой семье вечером Страстной субботы все сваренные и окрашенные яйца делились между старыми и малыми поровну. Каждый уносил свой пай и хранил его в неприкосновенности до следующего дня, когда мог распоряжаться им на свое усмотрение. 

Старая христианская традиция - обмениваться в церкви при христосовании крашеными яйцами в знак любви и братского единства верующих. Их дарили как в этот день, так и на протяжении Светлой недели родственникам, знакомым и соседям, приходившим поздравить с праздником, брали с собой, когда шли в гости, раздавали нищим за помин души. В пятницу на пасхальной неделе было принято угощать яйцами пришедших в гости к теще молодых, в особенности зятя, о чем говорилось и в поговорке: "Есть зять - готовь решето яиц". На Пасху, когда, придя с заутрени, садились за трапезу разговляться, яйцо съедали первым. Его брали на кладбище христосоваться с покойными, "родителями", чтобы и они разговелись. При этом одно или пару яиц крошили на могилу или оставляли около креста целыми, а иногда даже закапывали. Крестьяне верили, что птицы, для которых на могилу клали раскрошенное яйцо, помянут умершего и будут просить за него Бога, благодаря этому, душа его получит облегчение на том свете. 

Освященному яйцу приписывались магические свойства. С его помощью можно было приоткрыть завесу в потусторонний мир и увидеть то, что обычно не доступно человеческому глазу. Рассказывали, что, если выйти с пасхальным яйцом на перекресток и покатить его вдоль одной из дорог, выскочат черти и пропляшут трепака. Незаменимым считалось пасхальное яйцо и при поиске кладов. Нечистая сила, охраняя клад, не дает его в руки, обманывает человека, пугает, застилает ему глаза, но если подойти к месту, где зарыт клад, с освященным яйцом, черти сами испугаются, разбегутся, и клад сделается доступным. Если в первый день Пасхи вскоре после службы прокатить яйцо в каждом углу двора, можно найти черта в шапке невидимке. Как только это случится надо схватить шапку невидимку и одеть ее на себя, но при этом надо быть очень осторожным, чтобы черт не схватил охотника первым, иначе, как говорили в народе: "Лишишься яйца и продашь Христа". Если не могли долгое время найти утопленника, также прибегали к помощи пасхального яйца, его бросали в реку, над тем местом, где находился утопленник, вода начинала крутиться. 

Особенно ценным и никогда не портящимся признавалось яйцо, полученное по окончанию литургии от священника. Его давали съесть больному в убеждении, что после этого он обязательно поправится. Такой же большой магической силой наделялось первое подаренное на Пасху яйцо. В Енисейской губ. существовал обычай в Светлое Христово Воскресенье обмениваться яичком с первым встречным, именно это яйцо считалось здесь наиболее чудодейственным: верили, что оно спасает от нечистого, а если его хранить на божнице, не испортится три года. В Вятской губ. особенное яйцо выбирал случай. В Великую субботу (см. Страстная неделя) хозяйка, окрасив яйца, клала на божницу столько яиц, сколько человек было в семье, плюс одно лишнее. То яйцо, что оставалось на следующий день на божнице не тронутым после того, как домашние разбирали яйца для христосования во время пасхальной трапезы, называлось "христосиным яйцом", его оставляли лежать у икон и использовали как чудодейственное средство. 

Во многих местах бытовало убеждение, что пасхальное яйцо может потушить пожар или не дать ему распространиться на другие дома в деревне. Для этого кое-где надо было просто кинуть его в огонь через забор, но чаще требовалось сначала три раза обежать вокруг горящего дома со словами "Христос Воскресе!" и только тогда кидать его в огонь. В Иркутской губ. для первого пасхального яйца делали из бумаги нечто вроде лампады, которую вешали перед иконами. Когда случался пожар, яйцо давали девушке, известной своим благонравным поведением, или вдове, муж которой давно умер; избранной женщине, по убеждению местных крестьян, достаточно было с пасхальным яйцом обойти горящую постройку, чтобы пожар утих. Если же вышеописанные действия не помогали, чтобы заставить огонь утихнуть и спасти другие дома в деревне, яйцо бросали в ту сторону, откуда дул ветер, полагая при этом, что ветер или утихнет, или изменит направление. Некоторые крестьяне были убеждены, что огонь, в который брошено яйцо, не распространится на другие постройки, потому что поднимется вверх столбом, будет "гореть как свечка", что с другой стороны считалось свидетельством того, что в горящем дому была оставлена икона или погиб человек. 

Охранительная и продуцирующая магическая функция пасхального яйца наиболее ярко проявлялась в ритуалах, связанных с хозяйственной деятельностью, например, в сфере скотоводства. В Ярославской губ. с ним искали пропавшую или заблудившуюся в лесу корову или овцу. Деревенское поверье советовало утром на Пасху оглаживать яйцом лошадей: "Не огладишь лошадку крашеным яицком, и корм ей в пользу не пойдет!". То же самое делалось и перед началом пастьбы с приговором: "Как яичко гладко и кругло, так и лошадушка моя будь гладка и сыта!". В Егорьев день перед первым выгоном на луга гладили по хребту пасхальным яичком каждую скотинку, чтобы она не болела, и шерсть ее была гладкой. Пасхальное яйцо сохраняли до дня первого выгона также для того, чтобы отдать его пастуху как вознаграждение за обход стада. В некоторых местах пастух обходил стадо с решетом, в которое укладывал магические предметы, призванные обеспечить безопасность и сохранить стадо, среди них обязательно присутствовали крашеные пасхальные яйца. В Старорусском р-не Новгородской обл. пастух после обхода стада гадал о его благополучии при помощи крашеного яйца. Он, развернувшись спиной к стаду, перебрасывал яйцо через плечо, если оно после падения оставалось целым, пастбищный сезон пройдет благополучно и все коровки будут цела, а если нет, жди беды. 

В земледельческих обрядах пасхальное яйцо символизировало зарождение новой жизни, семя, его соприкосновение с землей должно было пробудить ее от зимнего сна, оплодотворить. 

Таков смысл ритуальных действий, которые, по убеждению крестьян, способствовали получению богатого урожая. С этой целью во время пасхального обхода домов священником яйцо зарывали в зерно, которое он кропил святой водой и освящал. Освященные на Пасху яйца клали в севалку с зерном и брали с собой в поле при засеве. Перед началом работы крестьянин или съедал яйцо сам, сидя на борозде, или закапывал в землю, или разбрасывал его кусочки по пашне. Верили, что эти действия предохраняют посевы от непогоды, болезней и вредителей. Такую же магическую силу приписывали и скорлупе от освященных яиц. В Иркутской губ. ее вместе с крошками, оставшимися на столе после пасхального разговения, собирали, смешивали с четверговой солью и клали в зерна, приготовленные к посеву. 

К древним земледельческим обрядам, призванным обеспечить земле плодородие, но давно утратившим свой первоначальный смысл относятся игры и забавы с яйцами, практиковавшиеся в русской деревне во многие весенне-летние праздники (на Пасхальной неделе, в Егорьев день, на Троицу, Вознесенье). 

На Пасху обычно заготавливалось такое количество яиц, что зачастую съесть все на протяжении праздников не могли. В Рязанской губ. хозяйки солили оставшиеся яйца впрок: их разрезали пополам, складывали в кадку, пересыпая каждый слой яиц солью, сверху клали кружок и камень для гнета. Впоследствии соленые яйца ели с квасом и луком на завтрак или ужин во время полевых работ. 

Яйца красили, ими угощались и играли с ними не только на Пасху, но и на Егорьев день, в Вознесенье, на Троицу, в Петровское заговенье, в Петров день, а также в каждое воскресенье на протяжении 40 дней до Вознесения. На Егорьев день и на Троицу яйца окрашивали чаще всего в желтый или зеленый цвет березовыми листьями. Крашеные яйца были непременным угощением в праздничных ссыпках, складчинах, устраивавшихся женщинами и молодежью от Пасхи до Вознесения, на Троицу, на Петровское заговенье и Петров день. В день Егория ими угощали друг друга на пастбище после совершения пастухом обхода скота хозяйки коров. Во время "женского праздника" в воскресенье на неделе Жен мироносиц (второе воскресенье после Пасхи) каждая участница приносила с собой на пиршество, устраивавшееся на поляне в лесу, от 3 до 5 специально окрашенных по этому случаю яиц. В этот же день в Орловской губ. к обеду хозяйки подавали на стол блюдо с вареными яйцами, на которых лежала курица; курицу снимали, а яйцами наделяли всех домашних. Пасхальные колядовщики (участники волочебного и вьюнишного обходов), требовали от хозяев крашеные яйца в качестве платы за свой труд. В Вологодской губ. игры с яйцами были главным развлечением на "яишное заговенье" (всесвятское воскресенье - заговенье на Петровский пост). В домах в этот день непременно готовили пироги с яйцами. Каждый член семьи получал от хозяйки пяток яиц, с которым отправлялся к месту молодежного гулянья, где стояли качели, и там играл в "перебой" (стукаться яйцами), "по лотку". В игре в карты в этот день яйца принимались в качестве ставки, за качание на качелях также можно было расплатиться яйцом. В Тюменском у. Тобольской губ. "яичное заговенье" отмечалось всей деревней. После обеда все шли на берег реки, где раскладывали костры, варили и красили луковичной шелухой яйца. У костров располагались семьями, а молодежь катала яйца и водила хороводы.