Коллекции по культуре народов Средней Азии

В настоящее время собрание Российского этнографического музея по этнографии Средней Азии и Казахстана насчитывает около 40 тысяч памятников и является не только самым крупным среди музейных собраний подобного рода, но и единственным, в котором с такой полнотой объединены этнографические материалы по всем народам региона.

Начало собирания: научный подвиг С.М. Дудина

Начало формирования собрания музея по народам Средней Азии и Казахстана было положено в 1900 году. В это время среднеазиатский регион России являлся одним из наименее изученных и мало знакомых европейцам. Географическая удаленность, религиозная обособленность и связанная с ней враждебность населения к чужестранцам делали его малодоступным для исследователей. Проведение первых экспедиционных поездок в Среднюю Азию с целью собирания этнографических коллекций было предложено С.М. Дудину — художнику, прекрасному специалисту по документальной фотографии, который уже работал в Средней Азии в составе археологических экспедиций и был знатоком среднеазиатского прикладного искусства. Собирательская деятельность С.М. Дудина в Средней Азии стала поистине научным подвигом, потребовавшим от него большой самоотдачи.

С.М. Дудин проехал сотни километров от западных границ Средней Азии до Кашгара, через плодородные оазисы, пустыни и степные просторы, работал во всех крупных городах региона и во многих земледельческих селениях, бывал на стойбищах кочевников и в высокогорных аулах, мужественно преодолевая как дорожные тяготы, так и недоверчивое отношение населения.

В результате трех поездок он скомплектовал обширное собрание этнографических памятников, состоящее почти из четырех тысяч экспонатов, где во всем богатстве и многообразии представлена традиционно-бытовая культура большинства народов региона: таджиков, полукочевых и оседлых (сартов) узбеков, туркмен, киргизов, казахов и отчасти некоторых малых этнографических групп (белуджей, уйгуров, афганцев). Коллекционные материалы С.М. Дудина стали базой, на которой строилась вся дальнейшая собирательская работа музея в Средней Азии и Казахстане.

Создание регионального отдела и Ф.А. Фиельструп

В первые десятилетия XX века экспедиций в Среднюю Азию, по своим масштабам подобных поездкам С.М. Дудина, больше не предпринималось. Лишь с 1920-х годов, после учреждения в музее самостоятельного регионального отдела начинается систематическая и планомерная экспедиционно-собирательская работа. Одновременно складывается коллектив профессиональных этнографов — серьезных исследователей и энтузиастов — фондообразователей. Первым из них стал тюрколог, этнограф Ф.А. Фиельструп. В 1920 — начале 1930-х годов им были собраны ценнейшие материалы по скотоводству, охоте с ловчими птицами, жилищу, одежде, верованиям казахов и особенно киргизов, с культурой которых были связаны его научные интересы.

Ф.А. Фиельструп объездил Семиречье и Ферганскую долину, первым из этнографов работал на Тянь-Шане, где культурные традиции киргизов дольше сохраняли "в неприкосновенности свой неповторимый облик". Повсеместно ученый приобретал для музея этнографические памятники. Подробные описания экспонатов и тщательная фиксация местной терминологии сделали его коллекции ценнейшим научным источником по этнографии тюркоязычных народов Средней Азии и Казахстана, прежде всего киргизов.

Формирование коллекций по киргизам

Важное место в собрании Российского этнографического музея принадлежит материалам, собранным накануне Великой отечественной войны в совместной экспедиции в Киргизию сотрудника музея Б.К. Балакина и сотрудника московского Музея Народоведения Е.И. Маховой. В итоге были приобретены многочисленные, в большинстве своем раритетные предметы убранства юрты, утвари, одежды, украшений. В послевоенные годы на протяжении более 25 лет изучением этнографии киргизов и комплектованием собрания по культуре этого народа занималась С.М. Лейкина. За свою экспедиционную работу, насчитывающую десятки поездок в разные районы Средней Азии и Казахстана, она приобрела для музея почти 1 000 экспонатов, больше половины которых связаны с традиционно-бытовой культурой киргизов. В одной из ее поездок к киргизам-ичкиликам — уникальной этнографической группе, особенно долго сохранявшей в своем быту многие реликты тюркской культуры.

Ею собраны более двухсот ценнейших памятников, недостаточно представленных даже в киргизских этнографических музеях. Разнообразное собрание по киргизам было дополнено в конце 1980-х. годов коллекциями по киргизам Джиргаталя — еще одной локальной группе, живущей на Памире в длительном соседстве с горными таджиками. Сегодня в фондах музея полно представлены этнографические памятники по двум основным массивам киргизского народа — северным и южным киргизам, а также по наиболее своеобразным этнолокальным группам.

Создание фонда по культуре казахов

В коллекциях по казахам выделяются комплексы по южным, западным и центральным областям Казахстана, границы которых совпадают с исторически сложившимися районами образования основных племенных союзов. Освоение этнографами южных районов Казахстана было начато еще экспедициями С.М. Дудина. Из своих поездок он привез прекрасные образцы текстильного производства — ковровые изделия, узорные войлоки, вышитые вещи и многие другие произведения народных промыслов. Отдельно собирались коллекции по казахам Западного Казахстана и Мангышлака, у казахов-адаевцев, которые выделялись длительным сохранением кочевого образа жизни и патриархальностью бытового уклада.

Наиболее полно исследованы и представлены в фондах музея северные и северо-восточные территории Казахстана — районы исторически ранних контактов казахов с Россией. Коллекции, включающие весьма архаичные и типичные элементы бытовой культуры казахов, были собраны в первые десятилетия XX века во время экспедиций Ф.А. Фиельструпа и А.П. Булгакова. В последующие годы эта работа была продолжена сотрудниками отдела С.М. Лейкиной, А.С. Морозовой, Б.З. Гамбургом, А.В. Коноваловым. Обследовались районы проживания казахов на территории Узбекистана, а в 1970—1980-е годы были собраны материалы по кош-агачским казахам — особой группе, которая более ста лет тому назад прикочевала на Южный Алтай и по сей день проживает среди теленгитов и русских.

Работать приходилось в сложнейших условиях. После одной из своих поездок в Казахстан, А.С.Морозова вспоминала: "Путь лежал по совершенному бездорожью, безлюдным местам, особенно по берегу Балхаша, где дикое нагромождение скал, солончаки, размытые дождями, и представляющиеся непроходимыми озера. Ночевать иногда приходилось в открытом поле, под открытым небом, во время дождя — в палатке". Эти слова прекрасно выражают отношение музейных этнографов к своей полной ярких впечатлений, но очень не простой экспедиционной работе.

История разноплеменного собрания по туркменам

Особенно разнообразны по территории расселения и родоплеменному составу были туркмены. За многолетнюю экспедиционную работу удалось собрать материалы почти по всем группам туркмен на территории современного Туркменистана, а также проживающим в России и Узбекистане. С.М. Дудиным была привезена прекрасная коллекция одежды, утвари, предметов домашнего интерьера, конского и верблюжьего убранства, произведений ткачества, войлочного производства и особенно богатое собрание ковровых изделий текинцев, йомудов, эрсаринцев и других туркменских племен. В 1940—1960-х годах экспедиционно-собирательскую работу среди различных групп туркмен вела А.С. Морозова. Особое внимание она обращала на локальные и возрастные комплексы традиционной одежды, что было связано с научными интересами исследовательницы. 

Туркменское собрание музея всегда активно пополнялось за счет поступлений от частных лиц. В 1902 году генерал А.А. Боголюбов, начальник Закаспийской области Туркестанского генерал-губернаторства, передал в Этнографический отдел 37 раритетных ковров из своей коллекции. Это было жестом благодарности императору Николаю II, который личными средствами помог А.А.Боголюбову издать первую в мире научно-художественную книгу о среднеазиатских коврах. А спустя 80 лет музей приобрел 300 прекрасно аннотированных предметов традиционной одежды, ковров, войлочных кошм, украшений у коллекционера Ю.А. Яковлева.

Коллекции императорской семьи Романовых по узбекам и таджикам

Наиболее многочисленно и полно по охвату собрание памятников традиционно-бытовой культуры оседлых узбеков и таджиков, проживавших в центре самых ярких достижений среднеазиатской цивилизации — градостроительства и архитектуры, художественных ремесел и промыслов, которые всегда привлекали внимание европейцев. Первые экспонаты были приобретены С.М. Дудиным. Он работал в древнейших городах Бухаре, Самарканде, Коканде и окрестных селениях, откуда привез более двух с половиной тысяч этнографических экспонатов по узбекам и таджикам. 

В 1920-х годах среднеазиатский фонд пополнился многими замечательными произведениями ремесел и прикладного искусства из частных и дворцовых собраний Петербурга и его пригородов. Среди них особую ценность имеют предметы, преподнесенные в свое время бухарскими эмирами членам императорской семьи Романовых в виде посольских и личных даров. Это расшитые шелком и золотошвейные мужские халаты, конское убранство, занавеси и покрывала, парадное оружие с золотыми и серебряными накладками и драгоценными камнями, орнаментированные в технике "икат" шелковые ткани и бархаты, изделия бухарских ювелиров и седла с тонкой арабесковой росписью. Они не только знакомят с мастерством ремесленников, но и отражают сложную эпоху взаимоотношений российской власти и среднеазиатских правителей.

Роль музейных сотрудников в пополнении собрания по узбекам

Первая после длительного перерыва экспедиция музея в районы расселения узбеков состоялась в Хорезм в 1931 году. Население Хорезмского оазиса вплоть до XX века сохраняло в своей культуре элементы, уходящие корнями в древнюю эпоху, и анализ материалов экспедиций, многое дает для воссоздания картины этнических процессов в регионе. 

Более 50 лет этнографией узбеков Хорезма занималась М.В. Сазонова, особое внимание уделявшая изучению и собиранию одежды и украшений по узбекам. Она опубликовала десятки работ, способствуя научной популяризации фондовых материалов. Музей всегда уделял большое внимание исследованию традиционных ремесел и промыслов как одной из важнейших отраслей хозяйственной деятельности узбеков в прошлом. Так, Б.З. Гамбург занимался изучением и сбором предметов шелкоткачества, чугунолитейного и кузнечного производств, сельскохозяйственных орудий. Благодаря экспедициям Б.З. Гамбурга 1960—1970-х годов были сформированы комплексные коллекции по культуре различных групп узбеков Сурхандарьинской и Самаркандской областей. 

М.Д. Перлина работала над пополнением фондов образцами вышивок, изделий набоечного производства, предметами одежды, произведениями народного художественного творчества, как современного, так и более раннего периода. Всего по узбекам и таджикам в музее сосредоточено 18500 предметов быта и фотодокументов.

К истории таджикских коллекций

В собрании памятников по этнографии таджиков нашли отражение культурные особенности исторически сложившихся подразделений этого народа — равнинных, горных и памирских таджиков. Прекрасная коллекция, включившая земледельческие орудия, утварь, предметы интерьера, уникальные образцы старинной одежды была привезена сотрудниками музея из экспедиции в Дарваз и на Памир. 

В 1972 году фонды музея пополнились обширной, очень разнообразной по тематике коллекцией, сформированной группой ведущих этнографов Таджикистана и переданной в дар музею Правительством Таджикской ССР. В 1970-е годы сотрудниками музея Б.З. Гамбургом и Е.Г. Царевой было приобретено около 700 экспонатов по культуре горных и памирских таджиков. Коллекция отражает практически все этнографические темы — хозяйство, ремесла, жилище, одежду, воспитание детей, праздники, верования. Значение этих коллекций особенно велико, поскольку они были результатом последних крупномасштабных экспедиций музейных сотрудников в Таджикистан.

Впоследствии пополнение собрания шло преимущественно за счет приобретений у частных лиц отдельных экспонатов, главным образом настенных вышивок и праздничной женской одежды. В 1988 году этнограф А.К. Писарчик передала музею уникальную коллекцию таджикской керамики, которую ее семья собирала на протяжении почти 50 лет. 

Сегодня Российский этнографический музей стал единственным музеем, в котором материальная культура таджиков представлена столь широко и полно.

Создание основ коллекции по каракалпакам

Уникальным можно считать и собрание музея по этнографии каракалпаков, насчитывающее свыше 2000 памятников. Российский этнографический музей в Петербурге, удаленный на тысячи километров от территории расселения этого народа, стал самым значительным центром, в котором сосредоточились прекрасно укомплектованные коллекции, дающие отчетливое представление об основных чертах этнического своеобразия этого народа. Первая каракалпакская коллекция, собранная художником А.С. Мелковым, поступила в музей только в 1930 году, но она сразу заложила прочные основы для этнографического изучения народа. В коллекции достаточно полно отражена хозяйственная деятельность каракалпаков, специфика их жилища, некоторые ремесла и промыслы, традиционный костюм. Следующая каракалпакская коллекция была приобретена музеем только спустя 30 лет.

Ее собрал художник И.В. Савицкий, большой знаток прикладного искусства каракалпаков, влюбленный в культуру этого народа. В его собрание вошли не просто этнографические предметы, а в большинстве своем шедевры народного искусства. В 1960-х годах состоялись еще две экспедиции сотрудников отдела в Каракалпакию, в них приобретались преимущественно сельскохозяйственные орудия и ремесленные инструменты, недостаточно представленные в предыдущих коллекциях. Исследователи не баловали своим вниманием этот народ, поэтому каждый памятник истории каракалпаков в собрании Российского этнографического музея или в собраниях других музеев со временем приобретает все большую научную и общекультурную значимость.

«Малые» народы Средней Азии: белуджи, уйгуры, среднеазиатские арабы, бухарские евреи, дунгане, цыгане. Комплектование коллекций

Недостаточно представленной в музейном собрании оказалась и культура так называемых малых народов Средней Азии и Казахстана, основной этнический массив которых живет вне пределов региона. Но от этого еще ценнее становится каждый из немногочисленных памятников их прошлого. С.М. Дудин включил в свои коллекции несколько прекрасных, ныне раритетных белуджских ковров и отдельные предметы афганской этнографии на территории Средней Азии. Кроме того, он собрал коллекцию по традиционной культуре уйгуров. 13 хотанских ковров прислал в музей в 1906 году акцизный ревизор Енисейской губернии А.В. Адрианов, давно сотрудничавший с Этнографическим отделом.

Самыми значительными по объему и содержанию стали коллекция по среднеазиатским арабам, собранная Б.З. Гамбургом в 1981 году в Кашкадарьинской области Узбекистана, и собрание по этнографии среднеазиатских (бухарских) евреев из коллекции ташкентского коллекционера В.В. Кучеровым. В дальнейшем музейное собрание по малым народам региона пополнилось экспонатами по этнографии дунган, среднеазиатских цыган и индийцев, которые в 1948 году были переданы в музей в составе обширного собрания по народам Средней Азии и Казахстана из Министерства науки СССР.

Общие сведения о коллекции

В настоящее время собрание Российского этнографического музея по этнографии Средней Азии и Казахстана насчитывает около 40 тысяч памятников и является не только самым крупным среди музейных собраний подобного рода, но и единственным, в котором с такой полнотой объединены этнографические материалы по всем народам региона. 

Каждая вещь среднеазиатского собрания, каждый комплекс экспонатов приоткрывает завесу, под которой скрывается удивительно самобытная, яркая и притягательная загадочным языком своих символов культура среднеазиатских народов, понять которую всегда стремились европейцы, отправляясь в путешествия на Восток, собирая музейные коллекции и изучая удивительный мир, полный очарования древности.

Хозяйственная жизнь: земледелие и скотоводство

В коллекциях музея широко представлена хозяйственная деятельность народов Средней Азии и Казахстана, прежде всего земледелие и скотоводство, определявшие в прошлом их образ жизни — оседлый или кочевой. Разнообразные предметы ухода за домашними животными составляли очень важную часть предметного мира и культуры не только кочевников и полукочевников, но и земледельцев. Большой интерес как реликты мировоззрения скотоводов представляют сегодня специальные предметы скотоводства, на которых изображены какие-либо знаки-обереги (например, в вышитых или тканых узорах конского и верблюжьего убранства, в тисненых узорах кожаных сосудов для кумыса), применявшиеся для магической охраны животных.

Соколиная охота

Широко представлены материалы по различным видам охоты, и, прежде всего охоты с ловчими птицами, получившей наибольшее распространение среди кочевников. Разнообразные по форме колпачки, надеваемые на голову ловчих птиц для успокоения их перед охотой; подставки, путы для лап; чучела животных для дрессировки и обучения птиц, посуда для их кормления; специальные перчатки охотников характеризуют этот древний вид деятельности, имевший раньше не только промысловое значение, но и наделявшийся в традиционном сознании особым магическим содержанием.

Бумажное производство

В культуре земледельческих народов собирателей привлекал в первую очередь тот круг вещей, который был связан с ремеслами и промыслами. К числу уникальных относятся экспонаты, связанные с кустарным изготовлением бумаги, сохранявшимся до начала XX века в Коканде, с производством фигурных табакерок из тыквы и пеналов из папье-маше.

Медноиздельное и кузнечное ремесла

Комплексностью отличаются материалы по металлообработке, включая ювелирное и медночеканное, чугунолитейному и кузнечному производствам в различных ремесленных центрах. Продукция многих из них представляла собой замечательные образцы народного искусства. В фондах музея хранится обширное собрание посуды из меди. Некоторые из ее образцов датируются концом XVIII века.

Архаичное гончарство

В фондах немало также произведений гончарства, начиная от архаических лепных сосудов, которые еще недавно делали женщины в кишлаках Горного Таджикистана, до высокохудожественной расписной поливной керамики всех керамических центров региона.

Ювелирные украшения

Ценнейшей частью среднеазиатского собрания являются его коллекции ювелирных изделий, прежде всего женских украшений. В них представлены украшения из стекла, раковин каури, драгоценных металлов и камней. Они демонстрируют многочисленные виды головных и нагрудных украшений, браслетов и колец, знакомят с комплексами свадебных украшений не только разных народов, но и отдельных локальных групп. К числу уникальных относятся архаичные по форме украшения узбеков Хорезма, казахские мужские свадебные перстни со старинной родоплеменной символикой и напоминающие воинские шлемы древних саков свадебные головные уборы казахских и каракалпакских невест, которые уже в конце XIX века были редкостью. 
Прекрасными образцами украшений, типичными для разных племенных групп, представлено в музее туркменское ювелирное искусство.

Знаменитые среднеазиатские ткани

Гордостью музея является его собрание по среднеазиатскому текстилю. Среди образцов ручного ткачества всех народов региона особенно хорошо показано ткацкое искусство таджиков и узбеков. Хлопчатобумажные и полушелковые полосатые ткани (алоча и бекасаб), ткани с набивным рисунком (чит), который наносился при помощи резных деревянных штампов, тонкие однотонные и узорные шелка (шойи), которые вырабатывали самаркандские и бухарские ткачи. Добротные шелковые ткани представлены в коллекциях тысячами образцов, демонстрирующих разнообразие локальных видов, рисунков и цветовой гаммы. Редким по полноте является собрание шелковых, полушелковых тканей и бархатов, орнаментированных в технике икат, очень сложной в исполнении.

Собрание вышивок и золотошвейных изделий

Украшением среднеазиатского фонда является его собрание вышитых изделий. Искусство вышивания являлось одним из самых ярких явлений народного творчества. В коллекциях представлены вышивки, известные под общим названием сюзани, вышитые настенные мешки, одежда, целиком или частично украшенная вышитыми узорами, головные уборы. Вышивкой орнаментировали ленты, служащие для крепления войлочных покрытий юрты, детали конского и верблюжьего убранства, сумочки и кошельки, мужские поясные платки и другие предметы. К наиболее раритетным памятникам этого собрания принадлежат свадебные лицевые занавески горных таджичек, туркменские и каракалпакские головные накидки, каракалпакские нарукавники к платьям и шубам, нагрудные вышивки горных таджичек и киргизок. Важное место в коллекции занимают золотошвейные изделия: парадные халаты, конские попоны, занавеси работы бухарских золотошвеев.

Уникальное собрание ковровых и войлочных изделий

Уникально собрание ковровых изделий. Наиболее полно представлены ковры в туркменских коллекциях; этот факт отражает огромное значение, которое они занимали в культуре народа. 

В казахских текстильных коллекциях наиболее выразительной частью являются узорные войлоки, в изготовлении которых, казахи не знали себе равных. Немало прекрасных узорных войлочных изделий хранится в музейных фондах. Для киргизской текстильной культуры характерно производство узорных циновок для стен, внутренних перегородок, дверей юрты.

Ритуальные предметы

Такая же роль в народной культуре принадлежит и традиционной одежде, которая в музейном собрании представлена во всем этническом, локальном, половозрастном, социальном разнообразии. Особо выделяется ритуальная одежда. Редчайшими, как и для собраний других музеев, являются костюмы дервишей — представителей ортодоксального направления в исламе. 

Известно, что культовые предметы и вещи, связанные с религиозными верованиями, сложнее всего "извлекаются" из народной культуры. Наличие в музейном собрании таких предметов, как амулеты, ритуальные костюмы, колыбель, в которой несли умершего ребенка на кладбище, или кукла, которую захоранивали, когда в семье кто-нибудь заболевал, создает порой единственную возможность для исследователя проникнуть в самые глубинные области духовной жизни народа.

Убранство юрты

Ковровые, войлочные, тканые, вышитые изделия, красочные циновки создавали в прошлом неповторимый облик жилища кочевников — юрты. В культуре каждого народа утварь была разнообразна и самобытна, отражая его эстетические и магические представления, этногенетические традиции, поэтому предметы убранства юрты составляют одну из самых значительных частей среднеазиатского фонда.

Мы используем cookie (файлы с данными о прошлых посещениях сайта) для персонализации сервисов и удобства пользователей.

Продолжая просматривать данный сайт, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie и принимаете условия.