Аа

Бонч-Осмоловский Глеб Анатольевич

Автор: Л.А. Сластникова, научный сотрудник высшей категории отдела этнографии народов Кавказа, Средней Азии и Казахстана


Бонч-Осмоловский Глеб Анатольевич.
Март-апрель 1916 г.
Опубликована в статье: Бонч-Осмоловский Глеб Анатольевич // Открытая Археология (xn--80aajhqhktebqcvc2c9e6cj.xn--p1ai)

 

Бонч-Осмоловский Глеб Анатольевич – известный археолог, специалист в области палеолита, этнограф, музейный деятель, преподаватель. Наибольшую известность Г.А. Бонч-Осмоловскому принесли открытия в области археологии Крыма. В публикациях, основанных на результатах его археологических раскопок, Г.А .Бонч-Осмоловский создал хронологическую шкалу палеолита-мезолита Крыма, разработал новые статистические методы изучения кремневой индустрии; впервые в мировой науке им было предложено рассматривать древнепалеолитические индустрии как комплексы, а не как собрания отдельных орудий. Работа в палеолитических экспедициях 1923–1933 гг. по систематическому обследованию пещер Крыма, особенно открытие впервые в СССР в гроте Киик-Коба погребения неандертальца, послужили материалом для его обобщающего труда «Палеолит Крыма», не потерявшего научной ценности до настоящего времени.

Результаты деятельности Г.А. Бонч-Осмоловского как этнографа также являются весомым вкладом в развитие науки. Собранные Г.А. Бонч-Осмоловским коллекции, хранящиеся в РЭМ, его публикации, основанные на полевых наблюдениях во время экспедиций, отражают самые различные аспекты жизни крымских татар, хевсуров и осетин нач. ХХ в., содержат бесценный фактический материал для углубленного изучения традиционной культуры этих народов следующими поколениями этнографов.

Глеб Анатольевич Бонч-Осмоловский родился 22 октября (4 ноября по новому стилю) 1890 г. в принадлежавшем его отцу имении Блонь, под Минском. Его родители — Анатолий Осипович Бонч-Осмоловский и Варвара Ивановна (в девичестве Ваховская) — были членами организаций «Земля и воля» и «Черный передел». Глеб Анатольевич, окончив Минское коммерческое училище и сдав экзамены на аттестат зрелости в гимназии, в 1909 г. поступил в Санкт-Петербургский Императорский университет на естественное отделение физико-математического факультета.


Г.А. Бонч-Осмоловский студент.
Опубликована в статье: Бонч-Осмоловский Глеб Анатольевич // Открытая Археология (xn--80aajhqhktebqcvc2c9e6cj.xn--p1ai)

 

Уже со студенческих лет сферой его научных интересов была этнография. Во многом этому способствовало его знакомство в том же 1909 г. с ученым секретарем Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии Владимиром Владимировичем Богдановым, который помог ему составить Программу этнографического обследования осетин, передал свой опыт проведения этнографических исследований. Полученные знания Г.А. Бонч-Осмоловский с блеском применил, собрав по поручению Этнографического отдела Русского музея императора Александра III (ЭОРМ) этнографический материал по быту и верованиям осетин и хевсуров. Коллекции по этнографии хевсуров (РЭМ 2614, 4865) были собраны Бонч-Осмоловским в 1910–1912 гг. в Тионетском и Душетском у. Тифлисской губ. Они содержат 101 экспонат — предметы культа, священные сосуды, одежду, оружие и воинское снаряжение, домашнюю утварь, инструменты и приспособления, связанные с обработкой волокон и кожи, музыкальные инструменты, игрушки. Собранные Г.А. Бонч-Осмоловским в 1910–1911 гг. коллекции по этнографии осетин (РЭМ 2199, 4866, 4869) несмотря на небольшое количество экспонатов (29) также весьма значимы, так как содержат предметы культа из наиболее почитаемого осетинами святилища Реком и старинное оружие.

Уже эти первые собранные им этнографические коллекции обращают на себя внимание. Их содержание и систематизация при описании групп предметов показывают, что собирались они по определенному плану. Для коллекционных описей, выполненных Г.А. Бонч-Осмоловским, характерна четкость и точность описания экспонатов, обязательное указание местного названия и способа использования предмета, точное место его приобретения, что не всегда встречается в музейной документации нач. ХХ в.

Обучение Г.А. Бонч-Осмоловского в Университете проходило под руководством Ф.К. Волкова — известного специалиста в области этнографии, палеоэтнологии, антропологии и археологии нач. ХХ в., являвшегося не только приват-доцентом Санкт-Петербургского университета, но также научным сотрудником и хранителем ЭО Русского музея.

В 1915 г., не сдав последний экзамен и не защитив диплома (окончил ЛГУ в 1923 г.), Г.А. Бонч-Осмоловский ушел добровольцем на фронт, но в 1917 г. демобилизовался по болезни и оказался на лечении в Ялте, в «Литовской туберкулезной санатории». В Крыму он не только лечил приобретенный в окопах Первой мировой войны туберкулез легких, но собирал материалы по этнографии крымских татар и археологии Крыма. В 1920-1921 гг., будучи заведующим Крымским комитетом по делам музеев (Крымохрис) проводил большую работу по спасению предметов старины и искусства от разорения   путем их учета, национализации и направления в создававшиеся и реорганизованные крымские музеи.

После неудачной попытки 1922 г. найти в Москве работу, связанную с этнографической тематикой, он переехал в Ленинград и с 1 октября 1922 г. поступил на работу научным сотрудником в ЭОРМ.


АРЭМ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 106. Л. 1. Письмо Этнографического отдела Русского музея в Комиссию по улучшению быта ученых с ходатайством о назначении научному сотруднику отдела Г.А. Бонч-Осмоловскому академического пайка.

 

В 1924–1929 гг. работу в должности старшего помощника хранителя он совмещал с преподавательской деятельностью в качестве ассистента кафедры антропологии Ленинградского государственного университета.

Будучи сотрудником ЭО Г.А. Бонч-Осмоловский в 1920-е гг. продолжил начатое им в годы Гражданской войны этнографическое изучение крымских татар. К этому времени в ЭО уже хранились коллекции по этнографии этого народа, собранные в нач. ХХ в. К.А. Иностранцевым, А.А. Миллером, П.Н. Бекетовым, дополненные поступлениями от коллекционеров и частных лиц. К нач. 1920-х гг. в ЭО были собраны коллекции одежды, ювелирных украшений, изделий народных мастеров, предметов утвари крымских татар, но почти не были представлены сельскохозяйственные орудия, скотоводческий инвентарь, инструменты ремесленников, отсутствовали систематические сведения по духовной культуре этого народа. Экспедиции в Крым, организованные Русским музеем в 1923–1925 гг., должны были восполнить образовавшийся пробел.

В результате в 1923 г. на Южный берег Крыма были направлены Г.А. Бонч-Осмоловский, как научный сотрудник, уже хорошо знакомый с бытом крымских татар, и Ф.А. Фиельструп, являвшийся специалистом по этнографии кочевых тюркоязычных народов Средней Азии и Казахстана. Их маршрут проходил через ряд селений, в которых в 1905 г. побывал К.А. Иностранцев (Капсихор, Туак, Ускют, Керменчик, Узеньбаш). Это дало возможность выявить изменения, происшедшие в быту крымских татар за 20 лет. Сбор материала проходил в селениях Судакското, Ялтинского и Бахчисарайского р-нов, а также в центральной части полуострова.

   

4103-3. Одноэтажный дом в горном селении. Крымская АССР, Судакский р-н, сел. Ай-Серез. 1923 г. Крымские татары горные
4103-13. Старик и старуха в старинных татарских костюмах. Крымская АССР, Судакский р-н, сел. Ай-Серез. 1923 г. Крымские татары горные

 

Из экспедиции были привезены орудия скотоводства и земледелия, виноградарства; инвентарь, связанный с выращиванием табака и табакокурением; средства передвижения (арба), переметные сумы, корзины.

Во время экспедиции в селениях записывались местные названия предметов, устанавливались диалектные различия, фиксировались названия орнаментов и, по возможности, их происхождение. В результате деятельности экспедиции 1923 г. музейное собрание значительно пополнилось образцами старинной мужской и женской одежды, сохранившейся в селениях Судакского р-на. Наибольшее количество экспонатов было собрано в селениях Коккозы и Ай-Серез, существовавших еще в XVIII в. Из этих селений были привезены приспособления, использовавшиеся при постройке дома, архитектурные детали интерьера, ранее в музее совсем не представленные, инструменты для обработки дерева и кож, орудия прядения  и ткачества (РЭМ 4042, 4043, 4352). Сбор вещевого материала по этнографии крымских татар велся Г.А. Бонч-Осмоловским не только для Русского музея, но и для Центрального музея Тавриды.

Сбор коллекций по этнографии крымских татар был продолжен им в 1925 г. Были собраны материалы, отражающие состояние городских ремесел крымских татар. К 1925 г. традиционные для них токарное, войлочное и торбяное производства уже почти полностью исчезли в Крыму. Тем не менее, Г.А. Бонч-Осмоловский нашел все материалы и инструменты, необходимые в производстве торб для кормления лошадей, начиная от образцов шерсти и нити и кончая специальными станками и готовыми изделиями. Так же скрупулезно был собран материал по войлочному производству. Оба эти производства Г.А. Бонч-Осмоловский подробно описал в отчете об экспедиции.

4624-30. Татарин-токарь за токарным станком. Крымская АССР, г. Бахчисарай. 1925 г. Крымские татары

Не менее плодотворным было и проводившееся им во время экспедиции 1925 г. этнографическое обследование степных татар (РЭМ 4349). В сборе материалов по их духовной культуре вместе с ним участвовали и студенты-этнографы С.А. Трусова и Л.В. Макарова. В коллекцию материальной культуры степных крымских татар, собранную экспедицией 1925 г., вошли только узорные ткани и вышивки, что объясняется меньшей степенью сохранности традиционной культуры татар степного Крыма, подвергшейся большему воздействию иноэтнических влияний.



  

4624-5. Общий вид дома из саманного кирпича с земляной крышей. Крымская АССР, Джанкойский р-н, сел. Тюп-Кенегес. 1925 г. Крымские татары степные
4624-7. Внутренний вид дома. Татарская семья у очага. Крымская АССР, Джанкойский р-н, сел. Тюп-Абаси. 1925 г. Крымские татары степные

 

Отснятые Г.А. Бонч-Осмоловским во время его этнографических экспедиций фотоколлекции сохранили типажи жителей Грузии и Осетии, внешний вид их святилищ, внутреннее убранство старого крымскотатарского дома, довоенные улицы крымских городов и селений. Эти фотоколлекции (осетины — 30 фотографий, чеченцы-кистины — 11 фотографий, пшавы, тушины — 17, хевсуры — 112, крымские татары - 56) не менее важны, чем вещевой материал. Они фиксируют многие явления традиционной культуры, впоследствии ушедшие из жизни народа.

2377-2. Святилище Реком. Терская обл., Владикавказский окр., Цейское ущелье. 1911 г. Осетины
4214-1. Хевсуры у входа в свой дом. Тифлисская губ., Тионетский у., сел. Гарбани. 1912 г. Грузины-хевсуры

 

Глубокие знания истории, этнографии и археологии Крыма позволили Г.А. Бонч-Осмоловскому быть в 1930-1932  гг. членом правления Ленинградского отделения Российского общества по изучению Крыма.

Его публикации, в частности, посвященные свадебным обрядам крымских татар, ценны не только привлечением разнообразного фактического материала, но и демонстрируют глубокую эрудицию автора, дающего сравнительный анализ обрядов не только крымских татар, но и других тюркских народов. При этом в одной из своих статей он отмечает, что цель его  – «обратить внимание исследователей на имеющиеся ... [материалы – Л.С.], и тем привлечь их к дальнейшему  собиранию и проверке уже имеющихся по этому вопросу сведений». (Бонч-Осмоловский Г.А. Свадебные жилища турецких народностей // Материалы по этнографии. – Т. III. – Вып. 1. Л.: ? 1926. С. 101)

    В последующие годы Г.А. Бонч-Осмоловский сосредоточил свои исследовательские интересы в Крыму на археологии четвертичного периода. К 1932 г. им было обследовано на Крымском полуострове ок. 400 пещерных стоянок разного времени.


4625-4. Общий вид раскопок в гроте Киик-Коба с юга. Крымская АССР, сел. Кипчак 1924 г.

 

Продолжая археологические раскопки в Крыму, он также принимал участие в 1926–27 и 1934 гг. в археологических работах на Гомельщине и Смоленщине, в 1929 г. был избран сотрудником экспозиции «Галерея четвертичного времени и доисторического человека», организованной  при Геологическом музее АН СССР Комиссией по изучению четвертичного периода. В 1930–1933 г. Г.А. Осмоловский работал старшим научным сотрудником Государственной Академии истории материальной культуры (ГАИМК, с 1937 по 1957 г. – Институт истории материальной культуры – ИИМК, с 1957 г. Институт  археологии АН СССР).

Результаты раскопок 1920-х гг., проводившихся Г.А. Бонч-Осмоловским в Крыму, внесли неоценимый вклад в мировую науку. Обнаруженные им в Крыму фрагменты неандертальских захоронений уникальны не только тем, что были древнейшими на территории СССР, но и явились крупным вкладом в знания о палеолите, поскольку к этому времени мировой науке было известно лишь пять достоверных находок останков неандертальцев. В 1926 г. Г.А. Бонч-Осмоловский получил возможность познакомиться с древнепалеолитическими стоянками Франции, результатом чего стало его обобщающее исследование «К вопросу об эволюции древнепалеолитических индустрий», где он предложил новые подходы к рассмотрению палеолитического материала.

Скрупулезность в фиксации материала, которая видна в собранных им этнографических коллекциях, проявлялась и во время археологических раскопок, когда учитывались все находки кремня, кости, древесного угля, поскольку по мнению Г.А. Осмоловского в палеолите нет бросового материала.

Собранный им в 1920-х гг. во время раскопок в Крыму археологический материал поступал в ЭО Русского музея (всего около 5000 предметов), в последующие годы хранился в Четвертичном отделе Геологического института Академии наук СССР, а в 1931–1935 гг. эти коллекции были переданы в Институт антропологии, этнографии, археологии АН СССР (фонды Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого).

В1933 г. Глеб Анатольевич также как его друг и коллега Ф.А.Фиельструп, был арестован по обвинению в причастности к «националистической фашистской организации» и в 1934 г. осужден по Делу «Российской Национальной партии» («Делу славистов») Особым совещанием по ст. 58, п. 10, 11 УК РСФСР на 3 года исправительно-трудовых лагерей. Отбывал наказание он в Воркуте, в Ухтпечлаге, работая геологом на руднике, где внес несколько новшеств в методику бурения. В 1936 г. Г.А. Бонч-Осмоловский был досрочно освобожден по зачетам без права проживания в крупных городах. В 1936–1941 гг. он жил в Ленинградской обл. (на станции Оредеж), работал по договорам с издательством АН СССР и Институтом антропологии 1-го МГУ над трехтомной монографией «Палеолит Крыма». После того как 22 февраля 1941 г. была снята его судимость, он смог вернуться в Ленинград, где работал старшим научным сотрудников ИИМК и внештатным профессором Ленинградского государственного университета. Первые два тома монографии «Палеолит Крыма» позволили Высшей аттестационной комиссии присвоить в 1941 г. Г.А. Бонч-Осмоловскому степень доктора наук без защиты диссертации. В ноябре 1941 г. Г.А. Бонч-Осмоловский в числе сотрудников ИИМК был эвакуирован из блокадного Ленинграда в Казань. В эвакуации он продолжал преподавательскую деятельность, читая курс антропогенеза в Казанском государственном университете, работал над третьим томом монографии по археологии Крыма. Скончался Г.А. Бонч-Осмоловский в Казани 1 ноября 1943 г., похоронен на Арском кладбище.

Г.А. Бонч-Осмоловский является автором более 30 научных работ, в том числе трехтомной монографии «Палеолит Крыма» (работа над третьим томом была прервана смертью автора, но его материалы были отредактированы его ученицей и второй супругой Н.В. Тагеевой и доктором исторических наук, профессором МГУ В.В. Бунаком, в результате чего том вышел в свет в 1954 г.).

Архивные материалы Г.А. Бонч-Осмоловского хранятся в государственных архивах (ИИМК РАН, МАЭ РАН, АРЭМ, Архиве УФСБ по СПб. и ЛО), а также у его потомков (его сына Андрея Глебовича Бонч-Осмоловского (ум. в 2001 г.) и дочери Андрея Германовича – М.А. Бонч-Осмоловской).



Архивные материалы

Архив УФСБ по Санкт-Петербургу и Лениградской области, № П30695. Т. 2. – Дело по обвинению...

АРЭМ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 106. – Переписка с научным сотрудником музея Г.А. Бонч-Осмоловским о собирании этнографических материалов белорусов в Минской губ., татар, болгар Крыму и хевсур и осетин. 1922-1935 гг.

НА ИИМК. Ф. 71 Д. 1-63. – Г.А. Бонч-Осмоловский: рукописи, конспекты выступлений и статей, черновики научных работ, переписка с отечественными и зарубежными учеными.

НА ИИМК. Ф. 71. Д. 61-64. – Тагеева Н.В. Глеб Анатольевич Бонч-Осмоловский как археолог-доисторик. Материалы. Рукопись.

НА ИИМК. Ф. 71. Д. 65-66. – Тагеева Н.В. Глеб Анатольевич Бонч-Осмоловский как этнограф и музеевед. Материалы. Рукопись.

ОА СпбГУ. Оп. 3. – Личных дел рабочих, служащих, профессорско-преподавательского состава.

РА ИИМК. Ф. 2. Оп. 3, Д. 76. – Личное дело Г.А. Бонч-Осмоловского.

РА ИИМК. Ф. 2 оп. 1. Д. 35. – Археологические материалы Г.А. Бонч-Осмоловского (дневники раскопок 1924-1929, 1933 гг., списки определений фауны из раскопок 1914-1928 гг.).

Домашний архив М.А. Бонч-Осмоловской. Морозова О.Г. Выступление на заседании, посвященном памяти Г.А.Бонч-Осмоловского в ЛОИА АН СССР в феврале 1971 г. Рукопись

Домашний архив М.А. Бонч-Осмоловской. Морозова О.Г. Одна судьба. Часть 2. Рукопись.

Домашний архив М.А. Бонч-Осмоловской. Сомов Г.П. Глеб Анатольевич Бонч-Осмоловский. Рукопись.

Домашний архив М.А. Бонч-Осмоловской. Бонч-Осмоловский А.О. Воспоминания. Рукопись.



Публикации

  1. Бонч-Осмоловский Г.А. Крымские татары: этнографический очерк//Путеводитель по Крыму. –Симферополь: Крымиздат. 1925. – С. 78–96.
  2. Бонч-Осмоловский Г.А. Брачные обряды татар горного Крыма // Известия ИРГО. – Т. 58. – Вып. 1.1926. – С. 21–62.
  3. Бонч-Осмоловский Г.А. Свадебные жилища турецких народностей // Материалы по этнографии. – Т. 3. – Вып. 1. Л., 1926. – С. 101–110.
  4. Бонч-Осмоловский Г.А. Крымская экспедиция // Этнографические экспедиции Гос. Русского музея 1924–1925 гг. Л., 1926. – С. 54–60.
  5. Бонч-Осмоловский Г.А. К вопросу об эволюции древнепалеолитических индустрий // «Человек», № 2/4, 1928. – С. 147–186.
  6. Бонч-Осмоловский Г. А. Доисторическое прошлое Крыма // Крым: Путеводитель. - Симферополь, 1929. – С. 159–170.
  7. Бонч-Осмоловский Г.А. Шайтан-Коба, крымская стоянка типа Абри-Оди // Бюллетень Комиссии по изучению четвертичного периода, № 2, 1930. – С. 61–77.
  8. Бонч-Осмоловский Г.А. Грот Киик-Коба. Палеолит Крыма. Вып. 1. М.;Л.: Из-во АН СССР 1940. – 203 с.
  9. Бонч-Осмоловский Г.А. Кисть ископаемого человека из грота Киик-Коба. Палеолит Крыма. –Вып. 2. – М.;Л.: Изд-во АН СССР. 1941. – 170 с.
  10. Бонч-Осмоловский Г.А. Скелет стопы и голени ископаемого человека из грота Киик-Коба. Ред. В.В.Бунак. Палеолит Крыма. – Вып. 3. – М.;Л.: Изд-во АН СССР. 1954. – 398 с.



Библиография
 

  1. Бунак В.В. Глеб Анатольевич Бонч-Осмоловский (1890-1943). Биографические сведения и краткий очерк научной деятельности. Вып. 3. – М.;Л., 1954.
  2. Морозова О.Г. Одна судьба. – Л.: ЛО Советский писатель. 1976. – 192 с.
  3. Клейн Б.С. В годину испытаний. – Минск: Наука и техника. 1986. – 156 с.
  4. Торчинская Э.Г. Глеб Анатольевич Бонч-Осмоловская — этнограф-собиратель (о коллекциях , собранных Г.А. Бонч-Осмоловским в ГМЭ народов СССР // Доклад на Научных чтениях к 100-летию Г.А. Бонч-Осмоловского 14.11.1990 г. ЛОИА АН СССР.
  5. Ашнин Ф.Д., Алпатов В.М. «Дело славистов»: 30-е годы. – М.: Наследие. 1994. – 284 с.
  6. Биографические материалы. Репрессированные геологи. – М.;СПб.: ВСЕГЕИ.1999. – 210 с.
  7. Тихонов И.Л. Археология в Санкт-Петербургском университете. Историографические очерки. – СПб.: СПбГУ. 2003. – 332 с.
  8. . Севастьянов А.В. Ленинградское эхо крымского конфликта: новые подробности научного противостояния Н.И. Репникова и Н.Л.Эрнста на рубеже 20-30-х гг. ХХ в.// Працi Центру памяткознавства. – Вып. 23. 2013. – С. 178–206.
  9. Платонова Н.И. Г.А.Бонч-Осмоловский: путь в археологию// Российская археология. № 1. 2009. — С. 166–174.
  10. Севастьянов А.В. Возвращение ученого: вокруг реабилитации Г.А. Бонч-Осмоловского (конец30-х — начало 40-х гг. ХХ в.)// Ученые записки Таврического национального университета им. В.И. Вернадского. Исторические науки. 2013. Т. 26(65). № 1. – С. 125–142.
  11. Платонова Н.И. К биографии Г.А. Бонч-Осмоловского: источники и комментарии // Уч. Зап. Крымского университета им. В.И.Вернадского. Сер. «Исторические научки». – Т. 2(68). № 3. 2016. – С. 95–123.



Коллекции

Болгары

№ 4044. – Компоненты женского костюма: передник, украшения, прялка. Включала 6 предметов, сохранились 4.

Крымская АССР, Феодосийский у., дер. Кобурчак. Сбор 1923 г. Болгары

Белорусы

№ 4083. – Домашняя утварь: керамические тарелки, одеяло, покрывало, ковер, компоненты одежды: пояса, женские безрукавки. Включала 13 предметов, сохранились 12.

Минская губ., Минский у. Сбор 1922 г.

Грузины-хевсуры

№ 2614. – Предметы культа, утварь, элементы домашнего интерьера; инструменты, употреблявшиеся при обработке волокон, кожи; музыкальные инструменты; женская одежда; обувь, вязаные изделия; оружие и воинское снаряжение. Включала 90 предметов, сохранилось 83 предмета.

Тифлисская губ., Тионетский и Душетский у. Сбор 1912 г.

№ 4865. – Оружие, воинское снаряжение; утварь. Включает 18 предметов.

Тифлисская губ., Тионетский и Душетский у. Сбор 1910 –1911 г.

Крымские татары

№ 4042. – Орудия скотоводства и земледелия, виноградарства; инвентарь, связанный с выращиванием табака и табакокурением; средства передвижения (арба), переметные сумы, корзины, мужская и женская одежда, утварь, элементы убранства дома, предметы культа. Включала 283 предмета, сохранилось 244 предмета. Крымская АССР. Сбор 1923 г.

№ 4043. – Вышитые изделия. Включает 42 предмета. Крымская АССР. Сбор 1923 г.

№ 4349. – Полотенца для украшения стен, кисеты. Включает 29 предметов.

Крымская АССР, Джанкойский р-н. Сбор 1925 г.

№ 4352. – Инструменты и готовые изделия токарного, войлочного, торбного и кузнечного производств. Включала 31 предмет, сохранилось 22 предмета.

Крымская АССР, г. Бахчисарай, сел. Туак. Сбор 1925 г.

Осетины

№ 2199. – Старинные щит и натруска. Включает 2 предмета.

Терская обл., Владикавказский окр. Сбор  1911 г.

№ 4866. – Оружие и воинское снаряжение; обувь. Включала 13 предметов, сохранилось 11.

Терская обл., Владикавказский окр. Сбор 1910-1911 гг.

№ 4869. – Предметы культа, культовые приношения. Включала 17 предметов, сохранилось 16.

Терская обл., Владикавказский окр. Сбор 1911 г.

 

Фотоколлекции

Археологические фотоколлекции

№ 4625. – Общие виды гротов, раскопок погребений и жилищ. Включает 29 фотоотпечатков. Палеоэтнографические стоянки Киик-Коба, Нейзац, Кизил-Коба, погреб у с. Кипчак, Волчья тропа у с. Мазанки. Фотосъемка 1924 г.

№ 4626. – Археологические памятники (развалины построек). Включает 6 фотоотпечатков. Мангуп-Каче, Черкес-Кермен Фотосъемка 1924 г.

 
Грузины

№ 4623. – Виды, типаж. Включает 3 фотоотпечатка. Кавказ. Год фотосъемки не указан. Грузины.

 
Грузины-пшавы, грузины-тушины

№ 2378. – Строения, сцена жертвоприношения. Включает 4 фотоотпечатка. Кавказ. Год фотосъемки не указан. Грузины-пшавы.

№ 9696. – Пейзажи, строения, святилища, праздник в святилище, типажи

Включает 4 фотоотпечатка, 8 негативов. Тифлисская губ., Тионетский у. Фотосъемка 1911 г. Грузины-тушины


Грузины-хевсуры

№ 4214. – Селения и строения, жертвоприношение в святилище, похороны, типажи, в том числе старик-музыкант, ритуальные предметы.

Включает 40 фотоотпечатков, негативы погибли. Тифлисская губ., Тионетский и Душетский у, с. Рошка, Ахиели, Шатиль, Ардоти, Барисахо, Гарбани  и др. Фотосъемка 1912 г.

№ 4622. – Жилища, бытовые сцены (жатва).

Включает 4 фотоотпечатка, негативы погибли. Грузия, Душетский у., с. акурхеви. Фотосъемка 1925 г.

№ 6357. – Пейзажи, селения, жилища, жертвоприношение в святилище, типажи.

Включает 12 фотоотпечатков, 3 негатива. Тифлисская губ. Фотосъемка 1912 г.

№ 9695. – Пейзажи, селения и жилища, бытовые сцены (заготовка топлива, перематывание ниток, сцены поединка), типажи, похороны, ритуальные  предметы, святилища, гробницы.

Включает 54 фотоотпечатка, 33 негатива. Тифлисская гуь., Тионетский и Душетский у. Фотосъемка 1912 г.


Крымские татары

№ 4103. – Общий вид селений и постройки, интерьеры жилищ, бытовые сцены, типажи.

Включает 16 фотоотпечатков. Крым, Бахчисарайский и Судакский р-ны, с. Стиля, Ай-Серез. Фотосъемка 1923 г.

№ 4624. – Общий вид селений, постройки, детали внутреннего убранства жилищ, типажи, бытовые сцены, танцы на празднике Курбан-Байрам. Включает 33 фотоотпечатка, негативы погибли. Крым, Джанкойский, Симферопольский, Карасубазарский, Бахчисарайский, Судакский р-ны., с. Тюп-Кенегес, Баксан, Тау-Кипчак, Ходжа-Сала, Туак, Черкес-Кермен, Мангуп, г. Бахчисарай. Фотосъемка 1925 г.

№ 9562. – Общий вид селений, окрестности Бахчисарай, групповой снимок участников экспедиции 1924 г. Включает 7 фотоотпечатков. Крым, Судакский р-н, окрестности г. Бахчисарая.

Фотосъемка 1919–1925 гг.


Осетины

№ 2377. – Святилища Реком и Сиден, надгробные памятники, церковь, праздненства в Троицын день, развалины укреплений близ сел. Нузал. Включает 9 фотоотпечатков. Негативы погибли. Терская обл., Владикавказский окр., сел. Нузал, Цейское ущелье. Фотосъемка 1911 г.

№ 9693. – Виды Военно-осетинской дороги, селений, кладбищ; надгробные памятники и склепы, святилища; типы осетин; праздненства в честь Мкалгаберта в Троицын день, бытовая сцена (охота на тура), Г.А. Бонч-Осмоловский у развалин крепости и на вершине горы Лия-хох. Включает 19 фотоотпечатков, 22 негатива. Терская  обл., Владикавказский окр. Фотосъемка 1910 г.


Чеченцы-кистины

№ 2379. – Жилище, гробница, типажи. Включает 3 фотоотпечатка. Кавказ. Фотосъемка 1911 г. Чеченцы-кистины

№ 4240. – Типажи. Включает 5 фотоотпечатков, негативы погибли. Тифлисская губ. Фотосъемка 1912 г.

№ 9697. – Типажи, гробницы, алтарь в святилище. Включает 6 фотоотпечатков, 4 негатива. Тифлисская губ., Тионетский у., с. Тертего. Фотосъемка 1911–1912 гг.



Мы используем cookie (файлы с данными о прошлых посещениях сайта) для персонализации сервисов и удобства пользователей.

Продолжая просматривать данный сайт, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie и принимаете условия.