Аа

Ефименко Петр Петрович

Автор: В.Г. Холодная, научный сотрудник высшей категории, кандидат исторических наук


Ефименко Петр Петрович. 30-е гг. ХХ в.
Фотография опубликована в статье Г.А. Хлопачева. Музей антропологии и этнографии — крупнейший собиратель древностей каменного века: история и особенности формирования коллекционного фонда // Верхний палеолит: образы, символы, знаки: Каталог предметов искусства малых форм и уникальных находок верхнего палеолита из археологического собрания МАЭ РАН.СПб., 2016.С. 18.

Ефименко Петр Петрович (1884–1969) – археолог, один из крупнейших советских исследователей палеолита, доктор исторических наук, академик АН УССР, почётный член Королевского антропологического института Великобритании и Ирландии (1943), Международного союза историков (1958), Итальянского института доистории и праистории во Флоренции (1960). В 1908–1910 гг. член-корреспондент, внештатный сотрудник Этнографического отдела Русского музея (ЭО), привлекавшийся в качестве собирателя и регистратора коллекций; с 1923 по 1930 г. – штатный сотрудник 1 отделения музея (помощник хранителя). На выделенные музеем средства участвовал в трех этнографических (1907, 1908, 1909) и четырех археологических (1908, 1923, 1924, 1925) экспедициях. На основании привезенного материала, а также экспонатов, переданных им в дар, были сформировано 32 музейных коллекции: 9 этнографических (3 из них – фото) и 23 археологических. В настоящее время в собрании Российского этнографического музея (РЭМ) имеется 8 коллекций, собранных П.П. Ефименко: две по этнографии русских, пять – украинцев и одна – марийцев (всего1431 ед.хр.). Археологический материал был передан на постоянное хранение в Музей антропологии и этнографии (Кунсткамера) и Государственный Эрмитаж.

П.П. Ефименко родился 9 ноября (ст. ст.) 1884 г. в г. Харькове, где с 1879 г. обосновались его родители, известные в исторической и этнографической науке люди: Петр Савич Ефименко (1835–1908), отбывший ссылку революционер-«народник», исследователь народного быта и верований Русского Севера и Восточной Украины и Александра Яковлевна (1848–1918), урожденная Ставровская, бывшая учительница, автор статей о народных юридических обычаях и трудов по истории Слободской Украины, в дальнейшем – почетный доктор русской истории, профессор.

В 1904 г. после окончания гимназии Петр Ефименко поступил на историко-филологический факультет Харьковского университета, где в те годы преподавал известный историк и археолог, профессор Д.И. Багалей. Но еще в 1901 г. в ходе подготовки к XII Археологическому съезду, который должен был состояться в Харькове в 1902 г., он был привлечен к сбору и систематизация материалов по подготовке приуроченной к этому событию выставки древностей и предметов народного быта. В связи с этим Петр Петрович провел свои первые археологические разведки. На берегу Донца у с. Кочеток в Змиевском у., недалеко от г. Чугуева им были обнаружены и обследованы три стоянки и собрана коллекция каменных орудий и осколков керамики. Эти предметы были описаны в Каталоге выставки графиней П.С. Уваровой. Описание местности и характеристика стоянок были доверены молодому исследователю, что расценивалось им впоследствии как первая научная публикация. По результатам отчета П.П. Ефименко и М.Э. Воронца, посланных в 1901 г. в слободу Верхний Салтов к В.А. Бабенко, приславшему в Харьковский университет сообщение о находке катакомбных погребений, была направлена экспедиция под началом А.М. Покровского, в рамках которой П.П. Ефименко некоторое время участвовал в раскопках Салтовского могильника. Еще большим был его вклад в подготовку следующего XIII Археологического съезда, состоявшегося в 1904 г. в Екатеринославе.

События первой русской революции нашли живой отклик у сына «народника», с 1902 г. являвшегося членом РСДРП (меньшевиком). Он активно участвовал в студенческих антиправительственных выступлениях 1905–1906 г., за что провел три месяца в харьковской тюрьме и был вынужден покинуть Харьков. На основании его прошения о переводе сочувствовавший студентам ректор Харьковского университета проф. Л.В. Рейнгард 9 сентября 1906 г. направил ректору Санкт-Петербургского университета проф. И.И. Боргману официальное письмо и документы П.П. Ефименко, перечислив при этом его заслуги и дав исключительно благоприятную характеристику, заканчивавшуюся словами: «Студент Ефименко, несмотря на свою юность, обнаруживает значительные научные склонности и способности».

В Санкт-Петербургском университете П.П. Ефименко по своему выбору был зачислен на отделение естествознания физико-математического факультета, где на кафедре географии и этнографии с января 1907 г. было возобновлено чтение курсов по антропологии и доисторической археологии. Читал курсы вернувшийся в Россию из эмиграции доктор Сорбонны, антрополог, этнограф и археолог Ф.К. Волков. Вокруг него сформировался круг увлеченных археологией и палеоэтнографией студентов, которых Ф.К. Волков активно привлекал к практической и исследовательской деятельности: поручал разбирать и систематизировать накопившиеся за годы существования кафедры археологические материалы, делать доклады на заседаниях Антропологического общества, а также рекомендовал для проведения собирательской и экспедиционной работы Совету ЭО, куда был принят хранителем и куратором собирательской работы в Юго-Западной России и среди зарубежных славян.


Ф.К. Волков проводит практическое занятие по антропологии.
Среди студентов С.И. Руденко (стоит четвертый справа), П.П. Ефименко (пятый), Г.А. Бонч-Осмоловский (девятый). 1911 г.
Фотография опубликована в статье И.Л. Тихонова Ф.К. Волков в Санкт-Петербурге // Археологія і давня історія України: Зб. наук. пр. – Київ: ІА НАН України, 2012. – Вип. 9. – С. 304.

  

Летом 1907 г. П.П. Ефименко впервые отправился в экспедицию на средства ЭО. Он был определен в помощь С.И.  Руденко, также студента кафедры, командированного в Самарскую и Оренбургскую губ. с целью сбора предметов традиционной культуры чувашей и мордвы.

В 1908 г. Ефименко был направлен в Тоншаевскую вол. Ветлужского у. Костромской губ., на что 24 мая 1908 г. совет ЭО постановил ассигновать 300 руб. Целью экспедиции были «интересные в этнографическом отношении раскопки», дававшие возможность связать находки в старых черемисских (марийских) захоронениях с этнографической реальностью нач. ХХ в. Получив 18 июня два удостоверения: одно – от Императорского Археологического общества – на право ведения раскопок в пределах Костромской губ. в течение 1908 г.; второе – за подписью заместителя управляющего Русским музеем графа Д.И. Толстого – на сбор этнографических коллекций, П.П. Ефименко прибыл в Кострому. Там на основании этих удостоверений он получил от костромского губернатора открытый лист, предписывавший всем главам отделений полиции и должностным лицам крестьянского управления оказывать господину Ефименко возможное содействие.

В архиве РЭМ хранится краткий отчет о поездке и дневник раскопок двух черемисских могильников – у с. Тоншаева на землях М. Тоншаева (Пижма тож) и у с. Ошкаты, – датированных автором XVII в. и XVIII – нач. ХIХ в. соответственно. Археологический материал (250 предметов) составил две коллекции, зарегистрированные исследователем за дополнительную плату в 17 руб. 25 коп. Вместе с предметами, полученными в ходе раскопок, в Санкт-Петербург была доставлена коллекция костных останков (черепа и длинные кости из тоншаевского могильника), которую Ефименко передал в Кабинет географии и антропологии Санкт-Петербургского университета.

В своем отчете П.П. Ефименко подчеркивает значительное сходство найденных вещей с современными ему черемисскими. Даже тогда, когда некоторые украшения и предметы быта из тоншаевского могильника были значительно архаичнее и тяготели к более ранним формами, связь с современностью становилась очевидной при сравнении их с промежуточными по времени находками близ с. Ошкаты. И там и там в женских погребениях преобладали фибулы (ширкёмэ), серьги, перстни, а также бусины и монеты, входившие в состав сорок, косников, шейных и поясных украшений, продолжавших оставаться типичными для марийского костюма.

В годовом отчете Русского музея за 1908 г. отмечено, что из этой поездки П.П. Ефименко привез 726 предметов «современной этнографии» черемисов. В краткой экспедиционной смете, а затем в отчете о командировке, зачитанном на заседании Совета отдела, стоимость их определена в 78 руб. 67 коп. К сожалению, ни полевой описи с детализацией затрат, ни информации о бытовании или источнике приобретения в архивных материалах РЭМ не сохранилось. В Журнале заседаний от 12 ноября 1908 г. зафиксировано сообщение Ф.К. Волкова о том, что за регистрацию предметов Ефименко просит уплатить ему 45 руб. 25 коп., на что Совет дал согласие, при этом приняв предложение Н.М. Могилянского не регистрировать всю коллекцию, состоящую из множества однотипных предметов, а отобрать лишь часть наиболее интересных из них; остальное же оставить в качестве дублей для обмена. Видимо это обстоятельство способствовало тому, что экспонаты так и не были зарегистрированы. В 1912 г. по причине утраты описи порядковый номер в книге поступлений, взятый для регистрации, был отдан другой коллекции. Вопрос атрибуции и повторной регистрации остро встал в 1930-х гг., отсутствие сопроводительной информации при этом создавало значительные сложности. Ситуация усугублялась тем, что собранные предметы характеризовали небольшую малоизученную группу марийцев, проживавшую анклавом среди русского населения. В нач. ХХ в. она, несмотря на некоторое русское влияние, в виду географической изоляции еще сохраняла самобытность, но к 1930-м гг. многие реалии материальной и духовной культуры были уже утрачены. В 1933 г. под № 5439 коллекция была зарегистрирована Т.А. Крюковой. В настоящее время в ней насчитывается 654 экспоната, 507 из которых представляют женские головные уборы – «сороки» и части к ним. По форме они близки русской «круглой сороке» Устюженского у. Новгородской губ., но имеют в орнаментике и технике декора характерные марийские черты. Особенности отделки позволяют разделить их на праздничные и будничные. Кроме сорок в коллекции представлены платки, рубахи, шушпаны, вышивки, ушные, шейные и поясные украшения.


5439-545. Женский головной платок
Холст домашнего изготовления, украшен традиционной марийской вышивкой цветным шелком. Костромская губ., Ветлужский у.,Тоншаевская вол. XIX в. Марийцы

  

1908 г. датируется также поступившая от П.П. Ефименко и зарегистрированная А.И. Зарембским в 1924 г. коллекция № 4113 из 42 фотографий и 14 негативов. Она содержит изображения поселения, отдельных строений, групп крестьян Волынской губ. и сцены празднования «могилок» – дня поминовения умерших на Фоминой (второй после Пасхи) неделе. К сожалению, о точном месте съемки и ее обстоятельствах сведения отсутствуют.

4113-30. Крестьяне на кладбище в день поминовения усопших. Волынская губ. 1908 г. Украинцы
4113-20. Воз в воловьей упряжке. Волынская губ. 1908 г. Украинцы

14 февраля 1909 г. Н.М. Могилянский на заседании Совета ЭО доложил о предложении П.П. Ефименко заняться систематическим сбором экспонатов в Харьковской губ. Совет одобрил его кандидатуру и постановил предоставить в его распоряжение 500 руб. (позднее к означенной сумме были добавлены еще 300 руб., большей частью возвращенные неистраченными). В Харькове П.П. Ефименко оказался в июне, так как в мае по поручению кафедры производил раскопки палеолитической стоянки у с. Мезинь Черниговской губ., материал которой впоследствии был положен им в основу завершавшей обучение в Университете работы. С получением Открытого листа в канцелярии губернатора возникли сложности. Как сообщал П.П. Ефименко в письме Н.М. Могилянскому, от него потребовали подтверждения личности заверенной печатью музея фотографией, а фотографию, засвидетельствованную подписью проф. Д.И. Багалея, ректора Харьковского университета, приняли временно «в виде любезности». В итоге, правитель канцелярии губернатора выдал лист с формулировкой полицейским чинам г. Харькова и уездным исправникам не препятствовать в сборе экспонатов. В ожидании официального решения П.П. Ефименко познакомился с директором этнографического музея при Университете Н.Ф. Сумцовым и изучил хранимые им коллекции, что позволило составить предварительный маршрут, охватывавший все уезды губернии, и наметить цели.

В отчете об экспедиции собиратель отмечал общую для того времени тенденцию вытеснения традиционной культуры унифицированной городской. Своей заслугой он считал приобретение старинных этнически окрашенных предметов: в Валковском и Изюмском у. – изделий ковроткачества («коцарства»), мастерства почти утраченного в те годы; в Купянском у. – чабанского костюма с предметами промысла; в Ахтырском у. – коллекции по «выбойному ремеслу» (образцов набойки с набором досок и инструментов); в Волчанском у. – интересной своей полнотой коллекции инструментов и изделий ювелиров – «золотарей». Важным представляется также приобретение П.П. Ефименко предметов русского традиционного костюма, сохранявшихся неизменными в некоторых селениях Изюмского, Богодуховского и Харьковского у. В числе приобретений полный девичий убор, коллекция праздничных и будничных сорок («посошков»), старинный кокошник, «бархатники», позатыльники, рубахи, сарафаны, передники («занавески»), понева («рипей»), пояса, а также полотенца и скатерти. Среди привезенных собирателем экспонатов украинской этнографии выделялась коллекция гончарных изделий сл. Новая Водолага Валковского у., одного из крупнейших центров гончарства Харьковской губ. Также было немало деревянной утвари, в том числе подсвечники к божницам, несколько сельскохозяйственных орудий, рушники и элементы женского костюма (очипки, плахты, рубахи).

1661-170. Односторонний безворсовый ковер, (использовался как скатерть). Харьковская губ., Валковский у., с. Станичное. Перв. пол. XIX в. Украинцы
1571-9. Кувшин. Харьковская губ., Валковский у., сл. Новая Водолага. Кон. XIX – нач. ХХ в. Украинцы
1573-153. «Дукач» – подвеска, женское шейно-нагрудное украшение. Харьковская губ., Волчанский у., сл. Верхний Салтов. Втор. пол. XIX в. Украинцы

2069-68. Сарафан из толстого домашнего сукна. На груди украшен вышивкой цветным гарусом, по подолу– атласными лентами. Харьковская губ., Харьковский у., с. Липцы. Кон. ХIХ в. Русские
2069-44. Праздничная «сорока» – головной убор замужней женщины. С парчовыми начельником и назатыльником. Харьковская губ., Изюмский у., сл. Петровское. Втор. пол. ХIХ в. Русские
2069-70. Стан женской рубахи. Наплечья изготовлены из покупной фабричной ткани («барановского» ситца), рукава украшены вышивкой. Харьковская губ., Харьковский у., с. Липцы. Кон. ХIХ в. Русские

Всего в ходе экспедиции было приобретено 714 экспонатов на общую сумму 238 руб. 76 коп., сделаны фотографии (в фондах РЭМ их 7) хозяйственных построек, гончарных кругов, повозки, пасеки (РЭМ 1781). Н.М. Могилянский предложил поручить регистрацию коллекций самому собирателю с платой по результатам работы. Первоначально с этой целью П.П. Ефименко взял один коллекционный номер – 1661, затем из него были выделены отдельные темы: керамика из сл. Новая Водолага (кол. 1571), ремесло («золотарство», сапожное и «выбойное»; кол. 1573), а позднее – коллекция русской одежды (кол. 2069). Все предметы зарегистрированы самим собирателем в 1910 г. На этом закончился первый этап его сотрудничества с музеем.

В 1912 г. П.П. Ефименко, защитив диссертацию по теме «Каменные орудия палеолитической стоянки в с. Мезине Черниговской губ.», окончил университет и в январе 1913 г. был утвержден попечителем Санкт-Петербургского учебного округа «в оставлении при университете для подготовки к профессорскому званию». В начале мая 1913 г. с разрешения факультета он принял частную стипендию Министерства народного просвещения (международную премию Кана) и был командирован в кругосветное путешествие для «пополнения научного образования и получения путем личных впечатлений основательного фундамента для дальнейших научных занятий». Почти за 17 месяцев он посетил научные центры Европы, Юго-Западной Африки, Южной Азии, Китая и Японии, изучал там коллекции и археологические памятники, о чем по возвращении в конце сентября 1914 г. в Петроград представил отчет министерству. После этого по ходатайству декана физико-математического факультета профессора П.И. Броунова был оставлен еще на один год при университете для подготовки к магистерскому экзамену по географии. В 1915 г. П.П. Ефименко был избран действительным членом Русского географического, Русского антропологического и Императорского археологического обществ и договорился о сдаче магистерского экзамена в Московском университете на кафедре проф. Д.Н. Анучина. Но стипендии не получил и, оставшись в Москве, был вынужден поступить помощником хранителя в Императорский исторический музей.

С 1915 по 1923 г. он состоял в должности научного сотрудника Исторического музея, приводил в порядок и составлял описания коллекций, собранных А.В. Орешниковым, И.Е. Забелиным и др., участвовал в организации отдела крестьянского быта, а с 1922 г. заведовал отделом славяно-финской археологии. Параллельно с этим с 1919 г. он работал в этнологическом разряде Московской секции Академии истории материальной культуры (ГАИМК). А в 1923 г. вернулся в Петроград, где поступил на должность ассистента в возглавляемое А.А. Миллером Отделение палеоэтнографии Петроградского отделения ГАИМК.

С 1923 г. начинается второй этап сотрудничества П.П. Ефименко с ЭО. В 1922 г. еще в Москве к нему обратился начинающий археолог, сотрудник Воронежского краеведческого музея С.Н. Замятнин, исследовавший предыдущим летом палеолетические стоянки около с. Костенки и Борщево Хохольского р-на Воронежской губ. и нуждавшийся в консультации специалиста и средствах на экспедицию. 3 июля 1923 г. на основании представленного плана Совет ЭО постановил направить П.П. Ефименко за счет Русского музея в командировку для палеоэтнографических изысканий: произведения разведки указанных палеолитических стоянок, а также для обследования курганных групп «самарского» типа. Возглавляемая им совместная с Воронежским музеем экспедиция работала на протяжении полутора месяцев с 18 июля. Были обследованы стоянки Костенки I, II, III и Борщево I, II. Материалы раскопок поступили в Русский музей. В основном это были образцы каменной индустрии, но среди них встретилось немало изделий из мамонтовой кости, в том числе скульптурное изображение женской фигуры, ставшее первой найденной в России т. н. «палеолитической Венерой» (в настоящее время оно хранится в МАЭ). Для их разбора и регистрации на освободившуюся ставку научного сотрудника с 14 ноября 1923 г. временно был приглашен П.П. Ефименко. 21 февраля 1924 г. на заседании Совета ЭО Д.А. Золотарев предложил избрать его на должность помощника хранителя I Отделения. На следующем заседании, 20 марта, совет единогласно проголосовал в его пользу. К весне 1924 г. П.П. Ефименко зарегистрировал 5 коллекций (№ 4074, 4075, 4076, 4078, 4079), включавших более 5000 предметов, а летом 1924 г. он был направлен исследовать палеолетические стоянки Изюмского у. Харьковской губ. Сделанные там находки (около 2500 ед. хр.) легли в основу 14 коллекций (№ 4178, 4209, 4210, 4250, 4251, 4265, 4268-4272, 4274, 4275, 4280). В 1925 г. раскопки велись в Донецкой губ. в Донской обл. близ устья Деркула (кол. 4281, 4393). На 1926 г. были намечены командировки в Поволжье, Брянскую и Воронежскую губ. В 1931 г. весь найденный П.П. Ефименко палеолитический материал был передан в МАЭ и Эрмитажу, откуда в 1935 г. также попал в МАЭ.

П.П. Ефименко проработал в ЭО до 1930 г. Во втор. пол. 1920-х гг. его вклад в собрание уже не так значителен, он в большей степени был сосредоточен на работе в ГАИМК. С 1924 по 1929 г. исследователь также работал преподавателем на археологическом отделении факультета общественных наук Ленинградского университета, а после его реорганизации с 1929 по 1930 г. – доцентом кафедры доисторической археологии историко-лингвистического факультета. В 1926 г. он передал в дар ЭО сплетенный из колосьев последнего жатвенного снопа украинский «обжиночный теремок», приобретенный в с. Царево-Борисов Изюмского у. Харьковской губ. (кол. 4488). Зарегистрированный М.А. Фриде в том же году, в последствии этот предмет был утрачен и исключен в 1935 г. из собрания. В 1929 г. от П.П. Ефименко поступили 2 интересных фотоснимка с изображениями женщины с. Костенки Воронежского окр. в традиционном праздничном наряде (кол. 4959) (летом того года он вел раскопки неподалеку, на стоянках Борщево II и Костенки VI).

4959-1. Костюм молодой замужней женщины. Воронежский окр., с. Костенки. 1929 г. Русские
4959-2. Молодая замужняя женщина в нарядном костюме с двумя детьми. Воронежский окр., с. Костенки. 1929 г. Русские

Оставив преподавание и уволившись из Русского музея, в 1931 г. П.П. Ефименко перешел в МАЭ, который было решено сделать центром изучения каменного века. На протяжении 1930-х гг. сюда передавались палеолитические коллекции из различных научных учреждений Ленинграда: ЭО, бывш. Кабинета географии и антропологии университета, Академии истории материальной культуры и Эрмитажа. Параллельно он трудился в Эрмитаже (1932) и не оставлял работы в ГАИМК. В 1933 г. МАЭ был преобразован в Институт археологии, антропологии и этнографии АН СССР, и П.П. Ефименко поставлен во главе Отдела археологии. На этой должности он находился до 1938 г., когда ему было поручено руководство отделом палеолита ГАИМК (впоследствии сектор палеолита и неолита Института истории материальной культуры). В 1934 г. при восстановлении в СССР ученых степеней П.П. Ефименко была присвоена степень доктора археологии (позже поменявшая название на доктора исторических наук).

В предвоенные годы наиболее важной сферой научной деятельности П.П. Ефименко было исследование Костенок и систематизация накопленного и вновь поступающего палеолитического материала, послужившего основой для ряда статей и наиболее весомых на тот момент в СССР обобщающих изданий. В 1934 г. выходит первое издание его главной книги «Дородовое общество. Очерки по истории первобытно-коммунистического общества», переизданной в 1938 г. и переработанной и дополненной в 1953 г. как «Первобытное общество. Очерки по истории палеолитического времени». В качестве редактора П.П. Ефименко подготовил два сборника, содержащих публикацию материалов раскопок: «Палеолит СССР» (ИГАИМК. 1935. Вып. 118) и «Палеолит и неолит СССР» (МИА. 1941. № 2).

Во время Великой отечественной войны в начале блокады Ленинграда П.П. Ефименко был эвакуирован в Казань, а затем в Елабугу, где в тот момент сформировался центр научной жизни на базе вывезенных из Ленинграда учреждений Академии наук (в том числе Института материальной культуры) и университета. В 1944 г. он вернулся в Ленинград, а уже в 1945 г. был избран академиком АН Украины и приглашен в Киев в качестве директора Института археологии АН УССР, должность которого до 1950 г. совмещал с заведованием отделом в ИИМК. В 1954 г. уволенный с поста директора после обвинений то в марризме, то в плохом положении дел в институте, исследователь вернулся в Ленинград. В 1958 г. выходит подводящее итог его многолетним трудам фундаментальное издание «Костёнки I».

Пётр Петрович Ефименко скончался 18 апреля 1969 г.

Значимость его работ в археологии палеолита Европейской России общепризнана, хотя и оставалась некоторое время поводом для научного дискурса. Учёный положил начало трасологии; активно внедрял в полевую практику методику раскопок стоянок широкой площадью; повлиял на формирование методики исследования палеолитических жилищ; актуализировал вопрос о влиянии климатических изменений на развитие палеолитических культур; выявил взаимосвязи культур Центральной и Восточной Европы. Не утратила значения составленная им типология орудий Верхнего палеолита. С учетом вклада в науку его учеников можно утверждать, что П.П. Ефименко была создана периодизация палеолита Европейской части СССР. Этнография оставалась на периферии его научных интересов, внесенный в нее вклад исчерпывается предметным материалом: богатым, интересным, вариативным, но, к сожалению, скупо аннотированным. Описи, отчеты, счета, сопровождавшие приобретение коллекции марийских предметов, не сохранились; украинские и русские коллекции описаны очень кратко: название предмета (иногда дополненное местным), место сбора, изредка – упоминание о современном или старинном его бытовании, будничном или праздничном использовании. Некоторые обстоятельства бытования и редкость отдельных предметов охарактеризованы в кратком двухстраничном отчете об экспедиции. И тем не менее, вклад П.П. Ефименко в собрание РЭМ, насчитывающий почти полторы тысячи единиц хранения, весьма существенен.

 

Архивные материалы

АРЭМ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 42. Л. 10об–11. – Отчет о деятельности Русского музея. 1908 г.
АРЭМ. Ф. 1. Оп. 1. Д.49. Л. 6об.– Отчет Этнографического отдела Русского музея Императора Александра III за 1909 г.
АРЭМ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 54. Л. 74об–75. – Журналы заседаний Совета Этнографического отдела Русского музея.
АРЭМ. Ф. 1. Оп. 2. Д. 262. Л. 1–42. – Переписка о командировке сотрудника музея П.П. Ефименко для собирания этнографических материалов черемисов в Костромской губ. и украинцев в Харьковской губ.; отчёты и дневники.
АРЭМ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 48а. Л. 132, 138, 151–153. Журналы заседаний Совета Этнографического отдела Русского музея.
ЦГИА СПб. Ф. 14. Оп. 1. Д. 10752. – Ефименко П.П. Об оставлении его при университете по кафедре географии.
ЦГИА СПб. Ф. 14. Оп. 3. Д. 47831. – Императорский С-Петербургский Университет. Дело Петра Петровича Ефименко.
ЦГИА СПб. Ф. 14. Оп. 6. Д. 1335. – Диссертация студента П. Ефименко «Каменные орудия палеолитической стоянки в с. Мезине Черниговской губернии».

  

Основные публикации

  1. Ефименко П.П. Дородовое общество: Очерки по истории первобытно-коммунистического общества // Известия Государственной академии истории материальной культуры. – М.; Л.: Гос. соц.-экон. изд-во, 1934. – Вып. 79. – 532 с.
  2. Ефименко П.П. Древнерусские поселения на Дону // Материалы и исследования по археологии СССР / АН СССР. – М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1948. – № 8. – 128 с.
  3. Ефименко П.П. Первобытное общество: Очерк по истории палеолитического времени. Изд. 3-е, перераб. и доп. – Киев: Изд-во АН УССР, 1953. – 664 с.
  4. Ефименко П.П. Костенки I / Акад. наук СССР. Ин-т истории материальной культуры. – М.; Л.: Изд-во АНСССР. [ЛО], 1958. – 452 с.

  

Библиография

  1. Отчётная выставка этнографического отдела за 1923 г. – Пг., 1924. – С. 27–31.
  2. Мишуринская Л.И. Некоторые аспекты исследования марийской «сороки» (по материалам коллекции П.П. Ефименко) // Мифология и религия в системе культуры этноса: материалы Вторых Санкт-Петербургских этнографических чтений. – СПб: «Кронос», 2003. – С. 135–136.
  3. Тихонов И.Л. Археология в Санкт-Петербургском университете: Историографические очерки.  СПб.: Издательский Центр «Академия», 2003. – С. 115–130.
  4. Формозов А.А. Русские археологи в период тоталитаризма: Историографические очерки. – М.: «Знак», 2004. – С. 73–126.
  5. Гаврилов К.Н., Кузьминых С.В., Тихонов И.Л. Ефименко Пётр Петрович // Большая российская энциклопедия. – Т. 9. М.: Автономная некоммерческая организация «Национальный научно-образовательный центр "Большая российская энциклопедия"», 2007. – С. 712–713.
  6. Сапожников И.В. Новые документы 1910–1917 гг. к биографиям П.П. Ефименко и Ф.К. Волкова: К 160-летию со дня рождения этнографа, антрополога Ф.К. Волкова // Старожитності степового Причорномор'я і Криму: збірник наукових праць / Запорізький обл. краєзнавчий музей / Гол. ред.: П.П. Толочко. – Запоріжжя, 2007. – Т. 14. – С. 222–229.
  7. Тихонов И.Л. Ф.К. Волков в Санкт-Петербурге // Археологія і давня історія України: Зб. наук. пр. – Київ: ІА НАН України, 2012. – Вип. 9. – С. 302–309.
  8. Хлопачев Г.А. Музей антропологии и этнографии — крупнейший собиратель древностей каменного века: история и особенности формирования коллекционного фонда // Верхний палеолит: образы, символы, знаки: Каталог предметов искусства малых форм и уникальных находок Верхнего палеолита из археологического собрания МАЭ РАH / Отв. ред. Хлопачев Г.А. – СПб.: Экстрапринт, 2016.– С. 12–21.
  9. Шапиро А.В. П.П. Ефименко в истории отечественного палеолитоведения: исторический диапазон мнений // Научные исследования: от теории к практике. – Чебоксары, 2016.– С. 51–58.
  10. Нагорская А. Новые документы к заграничной научной поездке Петра Петровича Ефименко (1913–1914) // Иерусалимский православный семинар. – М.: «Индрик», 2017. – Вып. 7. – С. 75–84.
  11. «История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве (культурное наследие, музейные коллекции, биографика)» (сайт) URL:https://bioslovhist.spbu.ru/histschool/661-yefimenko-petr-petrovich.html (19.10.2021)

  

Коллекции

Марийцы

№ 5439. – Женские головные уборы («сороки» и части к ним). Включает 654предмета. Костромская губ., Ветлужский у. Сбор 1908 г.

Русские

№ 2069 – Женские головные уборы, украшения, одежда, полотенца, скатерти, донце от прялки. Включает 80 предметов. Харьковская губ., Харьковский, Изюмский, Ахтырский, Богодуховской у. Сбор 1909 г.

Украинцы

№ 1571 – Гончарные изделия. Включает 57 предметов. Харьковская губ., Валковский у., сл. Новая Водолага. Сбор 1909 г.

№ 1573 – Атрибуты обувного, набойного и ювелирного дела, украшения. Включает 400 предметов. Харьковская губ., Волчанский, Ахтырский у. Сбор 1909 г.

№ 1661 – Домашняя деревянная утварь (тарелки, ложки, солонки, корытца, чарки, ступка с пестом, бочонок, подсвечники к божнице, рамы для икон); керамика (миски, горшки, кувшины, кружки, банки, глиняная игрушка); орудия сельскохозяйственного труда (плуг, серп, цеп, вилы, ярмо, предметы чабана); инструменты (кирка, молоток, тесло, резец, скобель); интерьерный текстиль (ковер, рушники, скатерти); предметы мужского и женского костюмов (головные уборы, сорочки, поясная и верхняя одежда). Включает 172 предмета. Харьковская губ., Харьковский, Купянский, Изюмский, Валковский у. Сбор 1909 г.

Фотоколлекции

Русские

№ 4959. – Праздничный костюм молодой замужней женщины. Включает 2 негатива и 2 фотоотпечатка. Воронежский окр., с. Костенки. Фотосъемка 1929 г.

Украинцы

№ 1781. – Жилые и хозяйственные постройки, повозка, ступа, пасека. Включает 7 фотоотпечатков. Харьковская губ., Валковский у., сл. Новая Водолага, Станичная; Купянский у., хут. Воронцовка.  Фотосъемка 1909 г.

№ 4113. – Виды поселения, жилые и хозяйственные постройки, интерьер жилищ, мельница, типы населения, коновал, крестьяне на кладбище в день поминовения умерших на Фоминой неделе («могилки»), виды кладбища, железная дорога. Включает 14 негативов и 42 фотоотпечатка. Волынская губ. Фотосъемка 1908 г.

Мы используем cookie (файлы с данными о прошлых посещениях сайта) для персонализации сервисов и удобства пользователей.

Продолжая просматривать данный сайт, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie и принимаете условия.