Аа

Фиельструп Федор Артурович

Автор: Л.Ф. Попова, заведующая отделом этнографии народов Кавказа, Средней Азии и Казахстана


Фиельструп Федор Артурович. 
Кон. 1920-х гг.
РЭМ ИМ 9-137

Фиельструп Федор Артурович – этнограф, специалист в области традиционной культуры тюркских народов Средней Азии, музейный деятель, сотрудник Комиссии по изучению племенного состава населения СССР. Основным вкладом Ф.А. Фиельструпа в развитие этнографической науки стали его полевые исследования в Южной Америке, в Крыму и Средней Азии, в ходе которых были собраны уникальные сведения по традиционной культуре индейцев Бразилии, крымских татар, казахов и киргизов, вещевые и фотографические коллекции, характеризующие особенности быта этих народов. Достоинством научных трудов Ф.А. Фиельструпа, хотя и немногочисленных, является доскональность в описании этнографических реалий, достоверность представленных фактов, корректность кросс-культурных сопоставлений. Как музейный деятель Ф.А. Фиельструп внес большой вклад в становление работы Этнографического отдела Русского музея (ЭО) в начальный период  сложения СССР.

Фиельструп Федор Артурович родился 19 января 1889 г. в Петербурге. Его отцом был датчанин Артур-Фредерик Фиельструп (1856–1898), который решил связать свою жизнь с Россией: в Петербурге он работал в Большом телеграфном обществе на должности старшего механика; в 1890 г. принял российское подданство. Мать Федора Артуровича, Флоренция Мэри Фиельструп – англичанка. После смерти мужа, оставшись с двумя маленькими сыновьями – Эмилем и Теодором (Федором) без средств к существованию, она начала давать уроки английского языка и вскоре стала одним из лучших преподавателей в Петербурге. Уроками английского, которым с детства владел в совершенстве, стал зарабатывать и Федор, будучи еще гимназистом. В студенческие годы он занимался переводческой работой, в частности, его приглашали в английское посольство во время приемов, когда не хватало штатных переводчиков. Ф.А. Фиельструп также свободно говорил по-немецки и по-французски; владение европейскими языками обусловит ряд поворотных событий в его жизни.

В 1908 г. Ф.А. Фиельструп окончил коммерческое училище и в том же году поступил в Петербургский университет на факультет восточных языков, но вскоре перешел на романо-германское отделение историко-филологического факультета. Молодой студент посещал лекции профессора Л.Я. Штернберга по антропологии и этнографии, которые тот читал в географическом кружке при университете; страстная увлеченность Штернберга этнографией, видимо, не оставила равнодушным и Ф.А. Фиельструпа. 

В 1910 г. Федор Артурович сопровождал в качестве переводчика в экспедициях по России американского ботаника Фрэнка Николаса Мейера. Именно Мейер рекомендовал Фиельструпа в качестве переводчика Алешу Грдличке, главе отдела физической антропологии Национального музея естественной истории в Вашингтоне. А. Грдличка намеревался в июле 1912 г. совершить  поездку по Сибири и Монголии с целью сбора материала для Панамо-Калифорнийской выставки, посвященной завершению строительства Панамского канала. В этой экспедиции помимо своих прямых обязанностей Ф.А. Фиельструп занимался упаковкой коллекций и негативов на стеклянных пластинках, таможенным оформлением груза и отправкой ящиков в Вашингтон, что было непростым и хлопотным делом. За шесть недель, которые заняла поездка, он получил опыт  организации экспедиционной работы, сбора коллекций, фотографирования в полевых условиях, освоил методику работы с информантами.   

Благодаря рекомендации А. Грдлички Ф.А. Фиельструп был представлен князю Э.Э. Ухтомскому и профессору Ф. К. Волкову в Русском музее императора Александра III, академику В.В. Радлову в Музее антропологии и этнографии (МАЭ). Этнография привлекала его все больше. В декабре 1913 г. Ф.А. Фиельструп писал Грдличке: «Я не совсем понимаю, почему вы думаете, что археология подойдет мне лучше всего; мое желание и надежда – стать этнографом, т. е. собирателем материалов из живой жизни, так сказать, и увидеть как можно больше уголков земли, где солнце сияет». Словно в ответ на эти чаяния судьба снова предоставила Ф.А. Фиельструпу возможность укрепиться в своем профессиональном выборе. В апреле 1914 г. он в группе студентов – лингвиста-этнографа Г.Г. Манизера, экономиста С.В. Геймана, зоологов И.Д. Стрельникова и Н.П. Танасийчука – отправляется в Южную Америку изучать индейское население и природу тропических лесов. Экспедиция была организована по программе академических учреждений России, в том числе и МАЭ. Несмотря на опасности и тяготы пути, Г.Г. Манизер и Ф.А. Фиельструп смогли собрать в Бразилии ценные этнографические и лингвистические сведения об индейцах кадувео, терено, файя, каинганг. В 1915 г. по приглашению Х. Б. Амбросетти, основателя первого аргентинского музея, Федор Артурович совершил с научно-собирательской целью восьмимесячное плавание вокруг Южной Америки на аргентинском военно-учебном фрегате «Президент Сармьенто». В ходе этого плавания он смог ознакомиться с Панамо-Калифорнийской выставкой в Сан-Диего, часть экспонатов которой он приобретал в 1912 г. вместе с А. Грдличкой, и  с Панамо-Тихоокеанской выставкой в Сан-Франциско. Несомненно, осмотр этих выставок пополнил научный багаж Фиельструпа, и этот познавательный опыт пригодился ему в дальнейшем на музейном поприще. 

В феврале 1916 г. Ф.А. Фиельструп прибыл в Россию вместе с этнографическими коллекциями, в том числе собранными С.В. Гейманом в Чили и Аргентине. В мае 1916 г. трое участников экспедиции (Н.П. Танасийчук был в командировке) выступили с отчетными докладами в Русском географическом обществе, за что были удостоены его Золотых медалей. В скором времени Ф.А. Фиельструп, окончив университет, был принят на работу в МАЭ.

Крушение монархии Ф.А. Фиельструп принял как закономерное событие российской истории, и был готов разделить со страной ее дальнейшую судьбу. В первые дни Февральской революции он был призван в армию и записан солдатом в пехотный полк. Он писал А. Грдличке: «Муштра не занимает все мое время, конечно, поэтому в свободное время я принимаю участие в работе по обучению наших неграмотных товарищей». Вместе с Н.П. Анциферовым, Г.А. Бонч-Осмоловским и др. он включился в просветительскую работу, организацию Первого матросского университета Союза солдат-республиканцев. Первый цикл занятий был проведен 5–30 августа 1917 г. для матросов – будущих агитаторов в поддержку социалистов на выборах в Учредительное собрание. Поскольку занятия велись по вечерам, в утренние часы Ф.А. Фиельструп организовывал или сам проводил экскурсии для своих подопечных. Так, он просил открывать на это время залы МАЭ, обещая  вести занятия «с объяснением и под нашим надзором».

С 1918 г. Ф.А. Фиельструп работал (внештатно) в Комиссии по изучению племенного состава населения России и сопредельных стран Академии наук (далее – КИПС). Во главе Комиссии тогда находился С.И. Руденко, который навсегда стал для Фиельструпа близким другом и коллегой по этнографической работе. В конце февраля 1918 г. Федор Артурович отбыл из Петрограда по заданию КИПСа с целью составления этнической карты Приуралья. В 1919 г. в связи с нестабильной политической ситуацией в Поволжье Ф.А. Фиельструп и С.И. Руденко  обосновались в Томске, начав преподавательскую деятельность в университете. Осенью 1919 г. Фиельструп был мобилизован в «белую армию» в качестве переводчика при французском генерале Жанене, представлявшем Антанту в ставке адмирала Колчака. После отступления колчаковцев Федор Артурович сумел остаться в Томске и продолжить работу в университете. В 1920 г. он также собирал фольклор и этнографические коллекции в Томской обл., участвовал в работе Минусинского археологического отряда географической экспедиции Томского университета под руководством С.А. Теплоухова. Летом 1921 г. Фиельструп провел антропологические исследования у казахов Тургайской области.

Между тем положение «старых специалистов» в Томском университете становилось все более сложным, и к осени 1921 г. Ф.А. Фиельструп и С.И. Руденко возвратились в Петроград. Руденко встал во главе ЭО, а Фиельструп по его рекомендации был избран (28 октября) на должность ассистента III Отделения ЭО. В рамках своих должностных обязанностей Федор Артурович заведовал фондом экспедиционного снаряжения, участвовал в создании экспозиции по культуре киргизов и башкир (1922), выезжал в экспедиции. Практический опыт комплектования этнографических коллекций и системный подход к изучению  бытовой культуры обусловили успех его собирательской деятельности в ЭО. 

Первые крупные коллекции были сформированы Ф.А. Фельструпом совместно с Г.А. Бонч-Осмоловским в Крыму в ходе экспедиции 1923 г. Особое внимание собиратели уделили малоизученным группам крымских татар, населявшим горные районы. Сбор материала проходил в селениях Судакского, Ялтинского и Бахчисарайского районов, а также в центральной части полуострова.

4103-4. Одноэтажный дом в горном селении. Крымская АССР, Судакский р-н, сел. Ай-Серез. 1923 г. Крымские татары горные
4103-16. Девушки с прялкой и палкой для наматывания нитей. Крымская АССР, Судакский р-н, сел. Ай-Серез. 1923 г. Крымские татары горные


АРЭМ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 149. Л. 1. – Автограф Ф.А. Фиельструпа. Отчет об израсходовании аванса на приобретение киргизских коллекций. 1924 г.

Два летних сезона 1924–1925 гг. Ф.А. Фиельструп провел в Киргизии, куда был направлен на средства Среднеазиатского комитета старины и искусства для сбора этнографических материалов.  В своей отчетной статье он формулировал свои задачи двояко: поиски уже вышедших из быта архаичных вещей и приобретение наиболее типичных предметов современного периода.  Результатом поездок стали две вещевые (№ 4203, 4314) и три фотографические коллекции.   Среди старинных предметов особую ценность имеют вышитые нагрудники для женских платьев, в остальном материалы коллекций отражают разные стороны культуры киргизов – скотоводство, охоту с ловчей птицей, культивирование опиума, интерьер юрты, костюм, народные верования. Единичными в собрании музея остались детские стремена, зимняя детская одежда, амулеты. Наличие в коллекциях редких вещей указывает на умение собирателя установить контакт с населением, объяснить важность сохранения бытовых предметов в музейных стенах. Характер фотографических снимков также свидетельствует о доверительном отношении населения к собирателю. Так, например, Фиельструп  сделал уникальные снимки поминального обряда, обычно закрытого для «чужих». Итогом его наблюдений и опросов стал крупный свод записей, содержащих интереснейшие сведения, в особенности о ритуальных аспектах жизни киргизского народа. 

4417-4. Поминки по киргизу Узбекову. Киргизская АССР, Семиреченская обл., Пишпекский у. 1925 г. 
4419-16. Девушка на перекочевке. Киргизская АССР, Семиреченская обл., Пишпекский у. 1925 г.

Параллельно с этнологическими исследованиями Ф.А. Фиельструп проводил в Киргизии и археологическую рекогносцировку, руководствуясь классическими установками отечественной науки на комплексное изучение культуры этнической территории. Так, собиратель обследовал каменные изваяния древнетюркского времени в районе г. Токмак и сумел организовать доставку трех из них в Русский музей.


4420-3. Каменная баба. Киргизская АО, окрестности г. Токмак. 1925 г.

В 1925 г. Фиельструп параллельно провел обширные сборы киргизских коллекций (172 предмета) и для Главного среднеазиатского музея в Ташкенте, что еще раз подчеркивает энергию собирателя и его профессиональную компетенцию. В сезон 1925 г. Ф.А. Фиельструп из Киргизии выехал в Узбекистан, где изучал традиции ткацкого и гончарного ремесел. У полукочевых узбеков ученый собирал сравнительный материал для своих тюркологических изысканий.   

Последующие два года – 1926 и 1927 в научно-музейной деятельности Ф.А. Фиельструпа были отмечены глубоким погружением в этнографию казахов в связи с его участием в работе антропологического отряда Казахстанской экспедиции АН СССР, руководимой С.И. Руденко. Экспедиция работала под эгидой Особого комитета по исследованию союзных и автономных республик, который был создан в 1926 г. для координации работ Академии наук в субъектах СССР.

В 1926 г. исследования были развернуты в Западном Казахстане, в бассейне рек Уил и Сагыз.  Ведущей темой полевой работы Ф.А. Фиельструпа стала система кочевого хозяйства, ее связь с природными условиями, специфика мобильного быта. В ходе экспедиции он совместно с А.Н. Глуховым сформировал крупную коллекцию (РЭМ 4532), отразившую особенности быта казахов рода адай и родового объединения алимулы. Коллекцию отличает тематическая широта и  комплексный подход к отбору вещей. Так, например, обработка шерсти охарактеризована инструментарием (несколькими видами веретен, пряслицами из разного материала) и различными видами изделий – войлочными, узорно- и гладкоткаными. Особенности мужского костюма казахов-адаевцев отражают головные уборы тымак, шуба купи, летние сандалии. Специальное внимание согласно исследовательской программе было уделено орнаменту как важному признаку этнической культуры, поэтому в состав сбора вошли бумажные трафареты для нанесения рисунка на различные предметы быта. Большую ценность имеет детский комплекс: колыбель, кожаная соска, куклы, игра «Колодец». Единичными уникальными экспонатами по сей день остаются амулеты для животных, атрибуты для магического лечения бешенства и других болезней. На основе собранных материалов Ф.А. Фиельструпом была написана статья «Скотоводство и кочевание в части степей Западного Казакстана», изданная в сборнике отчетных статей по экспедиции.

В 1926 г. Федор Артурович, находясь на должности старшего помощника хранителя ЭО, ходатайствовал о разрешении на выезд заграницу, но получил отказ.

В 1929 г. Ф.А. Фиельструп был снова командирован в Киргизию, где  провел фотосъемку географических объектов, выполнил портретные снимки, зафиксировал формы традиционной обрядности (РЭМ 5100).  

Последние годы жизни Ф.А. Фиельструпа и его музейной деятельности прошли на фоне резкого повышения роли идеологических установок в этнологии после совещания этнографов Москвы и Ленинграда в 1929 г., а также начавшихся репрессий в ЭО, первой жертвой которых в 1930 г. стал С.И. Руденко – соратник и личный друг Ф.А. Фиельструпа.

Федор Артурович не присоединился к стану его обвинителей, о чем свидетельствует, например, «Резолюция по дискуссии о влиянии этнографа С.И. Руденко на работу в музее» (19 ноября 1932 г.): «Заслушав дискуссию, посвященную критической проработке “руденковщины”<…> Методологическое совещание решительно осуждает позиции Ф.А. Фиельструпа и Е.Э. Бломквист, отказавшихся от выступления с критикой Руденко. Ф.А. Фиельструп <…> является последователем Руденко <…> еще несколько ранее Фиельструп, руководя кружком “Друзей Этнографического отдела”, допускал в работе антисоветские установки и буржуазную методологию».

В неблагоприятной для него обстановке Федор Артурович  с присущей ему обстоятельностью продолжает заниматься музейной работой. Так, в 1930 г. в Ленинградской обл. и Лубенском окр. Украины он выполнил фотографические работы (РЭМ 5281, 5287), целью которых являлось, в том числе, отражение достижений колхозного строительства. Эти материалы планировалось использовать для новых выставок и экспозиций, создаваемых в русле идеологии «великого перелома». Вместе с тем в объективе опытного этнографа оказались и черты уходящего быта: традиционные постройки, костюм, намогильные сооружения.


5287-14. Группа женщин и детей. Украинская ССР, Лубенский у., с. Великие Сорочинцы. 1930 г. Украинцы

Последняя собирательская поездка Ф.А. Фиельструпа состоялась летом 1933 г., когда исследователь вместе с языковедом и этнографом А.Н. Генко направился в  горный район на границе Южного Дагестана и Северного Азербайджана, населенный цахурами и рутульцами. Это население, язык которого относится к лезгинской группе, было практически не изучено, а культура этих народов не отражена в собрании Русского музея ЭО. Ф.А. Фиельструпа, по всей видимости, особо привлекала возможность сбора сравнительного материала по овцеводству – ведущему занятию цахуров и рутульцев. Об этом говорит и содержание сформированной им коллекции, которую составили  предметы пастушеского быта (РЭМ 5600). Для приобретения вещей путем обмена собиратель получил от музея нитки, отрезы тканей и т.п.

Описать и зарегистрировать кавказскую коллекцию Федор Артурович не успел, как не смог реализовать и другие свои замыслы, так как 26 ноября 1933 он был арестован полномочным представительством Объединённого государственного политического управления в Ленинградском военном округе по «делу Российской Национальной Партии (РНП)» (ст. 58-11 УК РСФСР – «принадлежность к контрреволюционной фашистской организации»). Ф.А. Фиельструп скончался 7 декабря 1933 г. во время следствия: по официальной версии – выпил крутой кипяток и задохнулся в шоковом состоянии. Ему было 44 года. Постановлением ПП ОГПУ в ЛВО от 15 марта 1934 г. дело было прекращено. Фёдор Артурович Фиельструп реабилитирован 8 мая 1958 г. 

Ценнейший  архив Ф.А. Фиельструпа, содержащий полевые дневники и записи, сохранила  его жена Елена Ивановна Пещерева (1897–1985), видный этнограф, специалист по традиционной культуре оседлого населения Средней Азии. В 1990-е гг. архив ученого был передан в  Институт  этнографии АН СССР (ныне – ИЭА РАН) в Москве. Материалы этого архива частично были опубликованы в 2008 г. 

Научное наследие Федора Артуровича Фиельструпа разнообразно – это статьи, написанные на основе полевых материалов, вещевые коллекции  и их превосходные описания, фотографические снимки с подробными аннотациями, полевые записи и дневники. Несомненную ценность представляют и жизненные принципы Фиельструпа, которым он следовал всю жизнь, – преданность делу, порядочность и человеческое достоинство.  


Архивные материалы

АМАЭ. Ф. К-I. Оп. 2. Д. 114. – Фиельструп Ф.А. Фрегат Presidente Sarmiento. Буэнос-Айрес- Punta Arenas (chill). Дневник путешествия в Южную Америку. Автограф.
АМАЭ. Ф. К-I. Оп. 2. Д. 115. – Фиельструп Ф.А. То же. Продолжение. Smythe channel-Pachacamac (Zuriko). Автограф.
АМАЭ. Ф. К-I. Оп. 2. Д. 116. – Фиельструп Ф.А. То же. Продолжение. Bucnaventure (Colombia)-Сан-Франциско. Автограф.
АМАЭ. Ф. К-I. Оп. 2. Д. 117. – Фиельструп Ф.А. То же. Продолжение. Сан-Франциско – Панамский канал. Автограф.
АМАЭ. Ф. К-I. Оп. 2. Д. 118. – Фиельструп Ф.А.То же. Перепечатанные дневники путешествия на фрегате.
АМАЭ. Ф. К-I. Оп. 2. Д. 119. – Фиельструп Ф.А.То же. Фрагменты.
АМАЭ. Ф. К-I. Оп. 2. Д. 120. – Фиельструп Ф.А. Сан-Пауло, Налике, Тарума, Морриньо, Бананаль. Дневник путешествия в Южную Америку. Автограф. Приложение: племена индейцев «Терено, шаванты, кадиувео, каинганг». Копии из дневника. Машинопись.
АМАЭ. Ф. К-I. Оп. 2. Д. 121. – Фиельструп Ф.А. Записи маршрута экспедиции (с 22 апреля по 22 ноября 1915 г.), об обратном пути (с 22 ноября 1915 по 19/1 февраля 1916 г.), список археологических находок, словарные записи по языку терено, денежные расходы, библиографические и др. заметки. Автограф. 
АМАЭ. Ф. К-I. Оп. 2. Д. 122. – Фиельструп Ф.А. О путешествии по Южной Америке на фрегате «Presidente Sarmiento». Статья. (Личные впечатления.) Автограф. 
АМАЭ. Ф. К-I. Оп. 2. Д. 123. – Фиельструп Ф.А. Вулкан Итцалько. О путешествии. Статья.
АМАЭ. Ф. К-I. Оп. 2. Д. 124. Фиельструп Ф.А. Маршрут Европа – р. Парагвай – Рио-де-Жайнейро. Лекции в Томском университете. На английском языке. Автограф. 
АМАЭ. Ф. К-I. Оп. 2. Д. 125. – Фиельструп Ф.А. Отчет общего характера о плавании на фрегате «Presidente Sarmiento», посланный в Буэнос-Айрес. На английском языке. Автограф.
АМАЭ. Ф. К-I. Оп. 2. Д. 410. – Фиельструп Ф.А. Письма родственникам (матери, брату, невестке), Понсу Махину; Фиельструпу Ф.А. от Манизера Г.Г., Стрельникова И.Д., Танасийчука Н.П., Понса Махина; план и фрагмент статей о путешествии и о племени каудиувео, библиографические заметки и выписки из литературы. Автограф.
АМАЭ. Ф. К-I. Оп. 2. Д. 847. – Фиельструп Ф.А. Панамский канал – Мадейра. Дневник путешествия в Южную Америку. Автограф.
АМАЭ. Ф. К-I. Оп. 2. Д. 848. – Фиельструп Ф.А. То же. Продолжение. Мадейра – Буэнос-Айрес.
АРЭМ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 48а. – Журнал заседаний Совета Этнографического отдела № 392 — 447.
АРЭМ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 149. – Переписка сотрудником музея Ф.А. Фиельструпом о собирании этнографических материалов, опись материалов по этнографии кара-киргизов, сартов Семиреченской обл., киргизов, узбеков Киргизской авт. обл. и Узбекской республики, казак-киргизов Казакстанской республики.
АРЭМ. Ф. 2. Оп. 3. Д. 286. – Личное дело Фиельструпа Ф.А.
Государственный архив Томской области (ГАТО).Ф. Р-815. Оп. 1. Д. 28. Л. 34–36, 38, 45. – Выписки из журналов заседаний исполнительного комитета ТГУ и переписка ректора с Коллегией по управлению высшими учебными заведениями г. Томска, деканом историко-филологического факультета о состоянии хозяйства и кадровом составе университета, открытии художественной школы при факультете, комнаты им. Г.Н. Потанина в здании Главной библиотеки; списки преподавателей и студентов историко-филологического факультета и др. Краткий отчет о деятельности библиографического бюро Института исследования Сибири. 1919 год.
ГАТО. Ф. Р-815. Оп. 1. Д. 33. – Документы об организации и работе отделов института исследования Сибири, Обско-Тазовской экспедиции, Томской метеорологической станции, комиссии по изучению состава населения Сибири (выписка из положения об институте, отчет, докладные записки, переписка, заявления) за 1919 год.
ГАТО. Ф. Р-815. Оп. 1. Д. 55. – Документы об организации и работе научных экспедиций и экскурсий физико-математического факультета (сметы, отчеты, доклад, переписка, заявления). Флоров П.С. Теория вероятностей: Учебник. 1920 год.
National Anthropological Archives, Smithsonian Institution. Box 24. Ales Hrdlicka Papers. – Fjelstrup Theodore, 1911–1927.


Публикации

  1. Фиельструп Ф.А. Исследования среди кара-киргизов // Этнографические экспедиции 1924 и 1925 годов : [Отчеты] / Гос. Рус. музей. – Л.: [Б. и.], 1926. – 100 с.
  2. Фиельструп Ф.А. Этнический состав населения Приуралья. С этнографической картой и дополнениями к ней // Труды Комиссии по изучению племенного состава населения СССР и сопредельных стран АН СССР. – Л.: Изд-во АН СССР, 1926. . – Т. 2. – С. 37.
  3. Фиельструп Ф.А. Свадебные жилища турецких народностей // Материалы по этнографии. – Л.: Изд-во ГРМ, – Т. 3. – Вып. 1. – С. 111–122.
  4. Фиельструп Ф.А. Каракосмос Рубрука // Этнография. 1926. – № 1/2. – С. 259–261.
  5. Фиельструп Ф.А. Скотоводство и кочевание в части степей Западного Казакстана // Казаки: Антропологические очерки / Под ред. С.И. Руденко. – 257 с. (Материалы Особого комитета по исследованию союзных и автономных республик.  Серия Казакстанская. Вып. 11). – Л.: Изд-во АН СССР, 1927. – С. 78–107.
  6. Малов С.Е., Фиельструп Ф. А. К изучению турецких абаканских наречий // Записки Коллегии востоковедов при Азиатском музее Российской академии наук. – Л.: Изд-во АН СССР, 1928. – Т. 3. – Вып. 2. – С. 289–304.
  7. Фиельструп Ф.А. Молочные продукты турков-кочевников // Казаки: Сборник статей антропологического отряда Казакстанской экспедиции АН СССР. Исследование 1927 г. / Под ред. С.И. Руденко. (Материалы комиссии экспедиционных исследований. Вып. 15). М.: Изд-во АН СССР, 1930. – С. 263–301.
  8. Буэнос-Айрес, начало века: (Записки путешественника) / Публикация, вступление и примечания А.Д. Дридзо // Латинская Америка. 1992. – № 7/8. – С. 119–125.
  9. По северо-востоку Бразилии: (Записки путешественника)/ Подготовка публикации и примечания А.Д. Дридзо // Там же. 1993. – № 3. – С. 110–116.
  10. Фиельструп Ф.А. Поездка к индейцам терено / Подготовка публикации, вступление, комментарий А.Д. Дридзо // Там же. – № 1. – С. 85–90.
  11. Фиельструп Ф.А. Путешествуя на «Сармьенто» / Подготовка публикации, вступление и комментарии А.Д. Дридзо // Там же. 1996а. – № 2. – С. 104–110.
  12. Фиельструп Ф.А. Путешествуя на «Сармьенто» II / Подготовка публикации, вступление и комментарии А.Д. Дридзо // Там же. 1996б. – № 10. – С. 112–117.
  13. Фиельструп Ф.А. Путешествуя на «Сармьенто» III / Подготовка публикации, вступление и комментарии А.Д. Дридзо // Там же. 1997. – № 6. – С. 114–118.
  14. Фиельструп Ф.А. Путь по реке Парагваю к кадиувео / Вступление, комментарий А.Д. Дридзо // Курьер Петровской Кунсткамеры. 1999. – Вып. 8–9. – С. 183–200.
  15. Фиельструп Ф.А. Путешествуя на «Сармьенто» IV / Вступление, комментарий А.Д. Дридзо // Латинская Америка. 2000. – № 12. – С. 89–93.
  16. Из обрядовой жизни киргизов начала ХХ в. // Ф.А. Фиельструп. / Отв. ред. Б.Х. Кармышева, С.С. Губаева; Ин-т этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая. – М.: Наука. 2002. – 300 с. ил.
  17. Фиельструп Ф.А. Кадиувео/ Подготовка публикации, вступление и комментарии Е.А. Ершовой // Аборигены Америки: предметы и представления: Сб. МАЭ. – СПб.: Изд-во МАЭ РАН, 2005. – Т. 50. – С. 324–345.


Библиография

  1. Шпринцин Н.Г. Шаванты: (Из материалов русской экспедиции в Южную Америку) // КСИЭ. – 1952. – Вып. 17. – C. 47–55.
  2. Шерстобитов В. П., Орозалиев К.К., Винник Д.Ф. Очерк истории исторической науки в советском Киргизстане (1918–1960 гг.). – Фрунзе: Киргосиздат, 1961. – С. 23.
  3. Лукин Б.В. Хуан Амбросетти и его связи с русскими этнографами: (К столетию со дня рождения) // Советская этнография. 1965. – № 4. – С. 135.
  4. Смирнова Н. А. Вторая русская экспедиция в Южную Америку 1914–1915 гг., её материалы и коллекции // Советская этнография. – 1966. – № 6. – С. 98–112.
  5. Танасийчук В.Н. Русские студенты в Южной Америке. // Наука и жизнь. – 1966. – № 1. – С. 123.
  6. Лукин Б.В. Из материалов русской научной экспедиции 1914-1915 гг. в Южную Америку // Латинская Америка. 1977. – № 1. – С. 158–190.
  7. Кармышева Б.Х. Этнографическое изучение народов Средней Азии и Казахстана в 1920-е годы: (Полевые исследования Ф.А. Фиельструпа) // Труды Института этнографии им. Н.Н. Миклухо-Маклая. Нов. сер. – М.: Изд-во АН СССР, 1988. – Т. 114. – С. 38–62.
  8. Ашнин Ф.Д., Алпатов В.М. Востоковеды в деле «Российская национальная партия» // Восток. 1994. – № 5. – С. 228-229.
  9. Милибанд С.Д. Биобиблиографический словарь отечественных востоковедов с 1917 г. – М.: Наука, 1995. – Кн. 2. – С. 232–233.
  10. Дридзо А.Д. Аргентина и Чили в путевом дневнике Ф.А. Фиельструпа // Курьер Петровской Кунсткамеры. – 1996а. – Вып. 4–5. – С. 262–275.
  11. Дридзо А.Д., Решетов А.М. Ф.А. Фиельструп – исследователь Южной Америки  // Первые Скандинавские чтения: этнографические и культурно-исторические аспекты. СПб.: Изд-во МАЭ РАН, 1997. С.189 – 194.
  12. Дридзо А.Д. Куба в путевом дневнике Ф. А. Фиельструпа (1915 г.) // Американские аборигены и их культура. – СПб.: Изд-во МАЭ РАН, 1998. – С. 150–157.
  13. Волкова Т.В. Неизвестный источник по этнографии кадиувеу (Бразилия) // Открытие Америки продолжается. – СПб.: Изд-во МАЭ РАН, 2001. –Вып. 3. – С. 182–198.
  14. Дридзо А.Д. Бразилия в неопубликованном дневнике Ф. А. Фиельструпа (1915 г.) // Там же. – С. 169–181.
  15. Кармышева Б.Х. От тропических лесов Амазонки до центральноазиатских степей: жизненный путь Ф.А. Фиельструпа // Репрессированные этнографы /Сост., отв.ред. Д.Д.Тумаркин. М.: Восточная литература, 2002. 2-е изд. – Вып. 1. – С. 152–163.
  16. Танасийчук В.Н. Пятеро на Рио Парагвай. – М.: Товарищество научных изданий КМК, 2003. – 253 с.
  17. Попов Ю.Г. Баян-Аульские страницы: 1826-2006. – СПб. [Б/и], 2006. – 28с.
  18. Наумова О.Б. Архив Российского ученого-этнографа Ф.А. Фиельструпа // Вестник архивиста. – 2006а. – № 2-3. – С. 196 – 212.
  19. Наумова О.Б. Казахский баксы: история одной фотографии (публикация материалов Ф.А. Фиельструпа по шаманству) // Этнографическое обозрение. – 2006б. – № 6. – С. 77 – 85.
  20. Соболева Е.С. Этнографические маршруты Ф.А. Фиельструпа (по письмам из Латинской Америки начала XX в.) // Кунсткамера. – 2018. – № 1. – С. 217–228.


Коллекции

Казахи

№ 4532. – Предметы ухода за скотом, веретена, сверло, утварь, убранство юрты, мужская и женская одежда, трафареты для нанесения орнамента, куклы, игра, амулеты. Включала 281 предмет, сохранилось 276. Казахская АССР, Актюбинская губ., Актюбинский у., урочище Кызыл Шанг; Темирский у., Калмак-Кырганская вол., сел. Ак-Кудок, Джидаль-Сагызская вол., урочище Аман; Адаевский у., Алибамбетовская вол., урочища Копа, Чили-Булак, Комдойль, Узун-Куль, Карабас. Сбор 1925 г.

Киргизы

№ 4203. – Предметы ухода за скотом, утварь, убранство юрты, одежда, средства передвижения.

Включала 144 предмета, сохранилось 140. Кара-Киргизская авт.обл., Семиреченская обл.,  Каракольский у., Тюпская вол., г. Каракол, сс. Зиндан, Ильчебаевское, Киргизский  Джергес,  Киргизский Бозчук,  Тенгизбаево, Тохтояновское, Чолпон, Шукур; Нарынский у., Нарынская вол., Чаштубинская вол.; Пишпекский у. Сбор 1924 г.

№ 4314. – Предметы ухода за скотом, предметы охоты с ловчей птицей, утварь, убранство юрты, одежда, средства передвижения, амулеты. Включала 104 предмета, сохранилось 94. Киргизская авт. обл., Семиреченская обл., Караколо-Нарынский окр., Онарчинская вол.; Пишпекский окр., Быстрореченская вол.; Ферганская обл. Сбор 1925 г.

№ 5041. – Струг двуручный, мешок, сосуды для кумыса, сито для процеживания молока, сосуд для омовений, сумочка для мелких предметов. Включает 10 предметов. Киргизская АССР, Каракольский кантон, Тюп-Курментинская вол., урочище Сары-Булак. Дар 1929 г.

Крымские татары

№ 4042. – Орудия скотоводства, земледелия и виноградарства; инвентарь, связанный с выращиванием табака и табакокурением; утварь, корзины; средства передвижения (арба), переметные сумы; мужская и женская одежда, украшения; предметы убранства жилища; оружие; предметы культа. Включала 402 предмета, сохранилось 318. Крымская АССР, Симферопольский у., дд. Баксан, Куртлаг; Феодосийский у., дд. Ай-Серез, Ворон, Шелень, Арпат, Ускут, Капсихор; Ялтинский у., дд. Коккозы, Узень-Баш, Стиля, Коуш, Керменчик. Сбор 1923 г. (совместно с Г.А. Бонч-Осмоловским).

№ 4043. – Вышитые изделия. Включает 42 предмета. Крымская АССР, Бахчисарайский р-н, дд. Коккозы, Коуш, Стиля; Судакский р-н, дд. Ай-Серез, Ворон, Ялтинский р-н, д. Ай-Василь.   Сбор 1923 г. (совместно с Г.А. Бонч-Осмоловским).

Цахуры

№ 5600. – Инструменты, утварь, одежда, обувь, предметы интерьера. Включала 86 предмета, сохранился 81. Азербайджанская ССР,  Закатальский р-н., сел. Суагиль; Дагестанская АССР, Самурский окр., Рутульский р-н, сел-я Цахур, Рутул, Шиназ. Сбор 1933 г.

Фотоколлекции

Археологические памятники

№ 4420. – Древнетюркские каменные изваяния. Включает 3 фотоотпечатка, 3 негатива. Северная Киргизия. 1924 г. 

№ 5101. – Курганы в долине р. Кара-Кол (приток р. Сусамыр). Писаница на скалах у северного конца Боомского ущелья. Каменное изваяние в музее г. Фрунзе. Включала 9 негативов, исключены. Киргизская АССР, Нарынский и Чуйский кантоны. 1929 г. 

Бухарские евреи

№ 4598. – Группа взрослых и детей на улице в еврейском квартале. Включает 1 фотоотпечаток. г. Бухара. 1927 г. 

Киргизы

№ 3928. – Панорама местности, перевалы в горах, групповые портреты населения, виды кочевых аулов, типы сборных жилищ и стационарных построек, домашний скот. Включает 34 фотоотпечатка, 34 негатива. Кара-Киргизская авт. обл., Каракольский у., Тюпская вол., с.  Тенгизбаево; Тюргенская вол., сс. Зиндан, Киргизский Джергес; Нарынский у., Учакинская вол., Чаштюбинская вол; Пишпекский у., Загорная вол.,с. Кызылтуй. 1924 г. 

№ 4417. – Вид кочевого аула, траурная юрта, поминки, женщина на верблюде. Включает 5 фотоотпечатков. Киргизская авт.обл., Пишпекский окр., окр-ти с. Токмак. 1925 г. 

№ 4419. – Горные ландшафты, доение и стрижка овец, бык под грузом, мельница, коптильня, процесс изготовления войлока, интерьер юрты, групповые портреты населения, кузнец, мальчик около коновязи, девочка возле лошади, ребенок в детском седле, молодая женщина верхом на лошади, священная роща. Включает 30 фотоотпечатков. Киргизская авт. обл., Караколо-Нарынский окр., Он-Арчинская вол., урочище Сокку-Таш; Пишпекский окр., Загорный р-н, урочища Ак-мазар, Кызыл-ар, Кок-добе, Камка су,  Ортоканды, Сары-куль, Тегирмент,  Тугельсу, Эмель. 1925 г.

№ 4504. – Занавес свадебный. Включала 1 негатив. Пишпекский окр., Загорный р-н.  1925 г.

№ 4594. – Ландшафты, виды кочевых аулов, шалаш пастухов, молотьба, движение караванов, конские скачки, народные спортивные игры, охотники с ловчей птицей,  процесс наматывания женского тюрбана, всадники с грузовой волокушей, намогильные сооружения. Включала 43 фотоотпечатка, сохранился 41 фотоотпечаток, 19 негативов. Киргизская АССР, Ошский окр., Гульчинский р-н. 1927 г.

№ 5100. – Виды долины рек Аламединки, Аларчи, Балыкты, Малый Сарыбулак Аламединского перевала, Кутургинское ущелья, оз. Иссык-Куль; виды аулов, зимовок, юрты, намогильных сооружений; портреты населения; ловчие птицы; народные игры. Включала 54 негатива, исключены. Киргизская АССР, Каракольский, Нарынский, Таласский, Фрунзенский кантоны. 1929 г.

Крымские татары

№ 4103. – Общий вид селений, внешний вид жилищ, интерьеры жилищ, бытовые сцены типажи.

Включает 16 фотоотпечатков. Крымская АССР, Бахчисарайский р-н, д. Стиля; Судакский р-н, д. Ай-Серез. 1923 г.

Русские

№ 5281. – Стадо коров, картофельное поле, жнейка, амбар, доярки, группа членов  коммуны «Плюсский восход», ясли в коммуне. Включает 13 фотоотпечатков. Ленинградская обл., Плюсский р-н, д. Гарданово. 1930 г.

Сарт-калмаки

№ 3763. – Юрта. Включает 1 фотоотпечаток, 1 негатив. Киргизская АССР, Семиреченская обл. 1924 г.

Узбеки-тюрк

№ 4418. – Вид г. Джизака, женщина с младенцем, юрта муллы, внешний и внутренний виды шалаша «чайла». Включает 5 негативов. Самаркандский у., кочевья в р-не г. Джизака. 1925 г. 

№ 5099. – Сокол-сапсан на продажу. Включала 1 негатив, исключен. Узбекская ССР, г. Ташкент. 1929 г.

Украинцы

№ 5287. – Вид на озеро, пресс для давления масла, печь для поджаривания семян, экстерьер жилых построек, дымовая труба, клуня, изготовление лодки-долбленки, групповые портреты населения, намогильные сооружения. Включает 22 фотоотпечатка, 29 негативов. Украинская ССР, Лубенский у., с. Великие Сорочинцы. 1930 г.

 

Мы используем cookie (файлы с данными о прошлых посещениях сайта) для персонализации сервисов и удобства пользователей.

Продолжая просматривать данный сайт, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie и принимаете условия.