«Мечта о новой Карелии»

Автор: Oльга Михайловна Фишман, доктор исторических наук, зав. отделом этнографии народов Северо-Запада России и Прибалтики

Экспонирование: онлайн с 09.09.2020

Фотовыставка посвящена 100-летнему юбилею Республики Карелия, который отмечается в 2020 г. 8 июня 1920 г. была образована Карельская трудовая коммуна, инициатором её создания был известной финский политик, участник финского и международного рабочего движения, член загранбюро ЦК компартии Финляндии Эдвард Гюллинг (1881–1938). Согласно направленному им из эмиграции В.И Ленину «Предложения о Карельской коммуне», она должна была стать своего рода социалистической альтернативой буржуазному финляндскому государству. Фотографии 1920–1930-х гг. из собрания Российского этнографического музея дают представление о том периоде в истории Карелии, когда в условиях строительства социализма начало формироваться новое общество. Они являются живым свидетельством сложного и трагического периода в истории страны и народа, который надеялся превратить в реальность извечные мечты о новой зажиточной и счастливой жизни.

В основе выставки фотографии и тексты альбома, подготовленного Пeккой Хакамиесом (доктор философии, профессор Университета Турку) и Oльгой Фишман (РЭМ): Unelma uudesta Karjalasta. Neuvosto-Karjala valokuvissa 1920-ja 1930-luvulla / Мечта о новой Карелии. Советскaя Карелия в фотографияx 1920–1930 годов. Suomalaisen Kirjallisuuden Seura, 2006. Альбом был опубликован на русском и финском языках при финансовой поддержке фонда А. Корделина и Финского литературного общества (ФЛО), но в России он не распространялся.

Большинство фотографий выполнены во время Северо-Западной этнологической (1920–1923) и Карельской этнографической экспедиций сотрудников Этнографического отдела Русского музея (ныне Российский этнографический музей), организованных известным антропологом и этнологом Давидом Алексеевичем Золотарёвым (1885–1935). В составленной им программе изучения Карелии он подчеркивал: «Надо теперь же систематически регистрировать и изучать все новое, что проникает в деревенский быт или как временные явления, или как ростки нового будущего уклада жизни».

      

Модернизация Советской Карелии в 1920–1930 годах

Советская Карелия с самого начала своего существования включилась в процесс модернизации, основными признаками которой «принято считать индустриальное производство, разделение труда, рационализм, основанный на науке, эффективность и связанные с этим обучение и просвещение. Эти стремления входили и в идею советской модернизации. Вся страна должна была стать индустриальной, сельское хозяйство механизировано и обновлено, а население, в основном малограмотное или безграмотное, следовало обучить, ознакомить с плодами цивилизации и освободить от ига старых традиций. Крестьяне, жившие в условиях натурального хозяйства, должны были приобретать специальности для работы в промышленности или в современном сельском хозяйстве.

Руководство Советского Союза приняло в начале 1920-х гг. принцип «коренизации», согласно которому национальные меньшинства нужно было поднять до уровня русских; руководящие кадры предполагалось готовить из представителей коренных народов. В Советской Карелии эта роль была отведена финнам».

Но финское влияние, в том числе использование финского языка было почти полностью ликвидировано в Советской Карелии ещё до конца 1930-х гг. «Некоторые финны, – если они имели возможность вернуться, – утратив свои иллюзии, вернулись на запад. Судьба остальных решилась обычно в судебных процессах периода репрессий или в органах безопасности, и об этих людях впоследствии уже сведений не было».

После Финской войны весной 1940 г. была основана Карело-Финская ССР, и ее вторым официальным языком стал финский, так как спешно составленный в конце 1930-х гг. карельский письменный язык оказался неудачным экспериментом.

         

Новая жизнь в деревне

На фотографическом материале прослеживается явная разница в способе отображения народной и общественной жизни на протяжении разных десятилетий: 1920-м годам было присуще четкое стремление к реализму и многосторонней документации явлений. В 1930-е гг. изменилось предназначение фотографии. Снимки должны были формировать  идеализированный, преимущественно парадный образ советской Карелии. Именно такие фотоколлекции поступили в ЭО РЭМ из Карельского государственного музея в 1934–1935 гг. Они были отсняты профессиональными фотографами, работавшими по государственному заказу. Главными темами съемки стали строительство новых «коммунальных» домов, яслей, новых школ, больниц; общественное питание, воспитание детей, жилище рабочих, физкультура и спорт, просвещение, гражданская война, портреты государственных деятелей. Особенное внимание уделялось фиксации новых видов производственной деятельности, до этого не известных в Карелии. Все эти фото подтверждали тот факт, что в прошлом суровый край, «медвежья сторона» имеет ныне совершенно иной облик, становится страной неограниченных возможностей.

Праздники старые и новые

«В советской Карелии 1920-х гг. существовало множество сведений о сельских престольных праздниках, во время которых имели место православные ритуалы. Руководители советского общества вели идеологическую борьбу против старых традиций и религии. В прессе того периода встречаются статьи о вредности проведения старых религиозных праздников. <…> Исчезновение традиционной праздничной культуры означало глубочайшее изменение в социальной жизни деревни в Карелии». Традиционные типы коммуникации «во многом опирались на отношения и связи, образуемые хождением в гости друг к другу на праздники в соседние деревни. Прежде праздники предоставляли молодежи возможность знакомиться и даже заключать так называемые “браки уходом”».

       

Крестный ход на освящение воды в р. Кеми в Маккавеев день (14.08.).

Кемский у., Погосская вол., с. Панозеро. Коллекция Д.А. Золотарева, 1926.

«Утром после обедни был устроен крестный ход на реку, где была сделана из мостков Иордань. После освящения воды, ребятишки бросались в воду в платье и затем весело со смехом бежали домой переодеваться».

   

     

Празднование Маккавеева дня (14.08 ).

Кемский у., Погосская вол., с. Панозеро. Коллекция Д.А. Золотарева, 1926.

«Днем молодежь гуляла вдоль села, танцевала под пение русских песен и под гармонь. Панозерский праздник был однообразнее, грубее [чем в Вокнаволоке. – О.Ф.], но в нем было больше непосредственности и простоты».

      

   

Участники праздника слушают любительский духовой оркестр из с. Ухта.

Ухтинский р-н, Вокнаволоцкая вол., с. Вокнаволок. Коллекция Л. Л. Капицы, 1927–1928.

Празднование было организовано в традициях антирелигиозной борьбы. «После спектакля состоялись доклад на политические темы и танцы. Все было тихо, спокойно, чинно. Можно пожалеть, что взрослое население и неорганизованная молодежь мало проявляли активности», констатирует Д.А. Золотарев.

   

      

Толкание ядра во время состязаний на празднике в с. Вокнаволок.

Ухтинский р-н, Вокнаволоцкая вол. Коллекция Л. Л. Капицы, 1927–1928.

«Появилась молодежь в трусиках. Бега, прыжки, метание металлического шара и пр. привлекли внимание всего населения». 

    

Киоск с призами для участников спортивных состязаний на праздновании Ильина дня в с. Вокнаволок (02.08.).

Ухтинский р-н, Вокнаволоцкая вол. Коллекция Л. Л. Капицы, 1927–1928.

Текст приветствия на финском языке: «Добро пожаловать на праздник». Спортивные организации приехали из Ухты и демонстрировали новые для деревни игры и состязания.

       

Дороги

«Строительство дорог и развитие транспорта вообще стали важными элементами модернизации Карелии, так как хорошо налаженное транспортное сообщение считалось предпосылкой интенсивной эксплуатации природных ресурсов республики».

Сухопутные и водные пути сообщения, приобретающие современные черты, привлекают внимание фотографов. Более того, путь-дорога становится популярным объектом фотосъемки, олицетворяющим движение к «светлому будущему».

 

Летние сани являлись еще в 1920-е гг. обычным видом крестьянского транспорта.

Олонецкая губ. Важинская пристань. Коллекция Д. А. Золотарёва, 1929.

     

            

                           

      

Починка дороги в деревне.

Олонецкая губ., д. Святозеро. Коллекция Д. А. Золотарёва, 1929.

      

     

     

   

Приезд автобуса в деревне Святозеро было в конце 1920-х гг . Весьма необычное зрелище.

Олонецкая губ., д. Святозеро. Коллекция Д. А. Золотарёва, 1929.

     

        

               

Лесные промыслы

«В начале мощной индустриализации в Советской Карелии республика страдала от недостатка квалифицированных рабочих. Для устранения этой проблемы вербовали рабочих не только в других регионах Советского Союза, но и за его пределами. В начале 1930-х гг. капиталистические страны Запада страдали от экономического кризиса и безработицы, и тысячи финских рабочих переехали в Советскую Карелию в 1931–1934 гг., чтобы строить социалистическое общество будущего. Кроме знания и умения они привезли с собой и инструменты, и капитал <…>. Другую группу составляли перебежчики или легально приехавшие финские рабочие из Америки и Финляндии. Финны придали свой национальный облик модернизации в Советской Карелии 1930-х годов. Они имели относительно хорошее образование и были профессиональными людьми, намного лучше приспособленными к работе, чем коренные жители Карелии. Производительность труда лесоруба из Канады была в три раза выше, чем местного». Вместе с тем «лесозаготовки являлись оплачиваемой работой, и они предоставляли колхозам и частным лицам возможность зарабатывать наличные деньги, чего нельзя было сделать в колхозе». На фотографиях подробно засвидетельствовано новое состояние лесозаготовительной и перерабатывающей промышленности, новая техника и быт рабочих.

     

Катище – место на берегу реки, куда во время лесозаготовок зимой свозятся бревна, и откуда весной начинается сплав.

Кестенгский р-н, д. Оланга, около д. Варта-Ламбина. Коллекция Л.Л. Капицы и С.П. Иванова, 1928.

     

     

    

Приемка и обмер бревен на «катище» от лесорубов представителями Кареллеса.

Кестенгский р-н, д. Оланга, около д. Варта-Ламбина. Коллекция Л.Л. Капицы и С.П. Иванова, 1928.

      

       

      

    

Раскретовка – разделка хлыстов лучковой пилой, которая значительно повысила эффективность труда финских лесорубов-переселенцев из Канады в сравнении с карелами.

Коллекция приобретена у Карельского государственного краеведческого музея, 1935.

     

      

                               

Плот с воротом для буксировки кошелей с бревнами во время сплава.

Ухтинский р-н, оз. Куйто. Коллекция Л. Л. Капицы, 1927–1928.

«Своеобразие картины лесных кошелей, россыпей, жизни на плотах в "харчеве", пропуски леса через пороги – все это еще будет сохраняться, давая населению заработки».

       

        

        

Делегация петрозаводского леспромхоза на Первом всекарельском слёте стахановцев леса.

г. Петрозаводск. Коллекция сборная, получена в дар в 1937 г.

       

      

      

   

В одном из цехов лыжной фабрики им. Э. Гюллинга.

г. Петрозаводск. Коллекция приобретена у Карельского государственного краеведческого музея, 1935.

Фабрика носила имя Э. Гюллинга до тех пор, пока председатель Совнаркома Карельской АССР не был репрессирован.

    

      

В советской Карелии в эти годы строили электростанции, лесообрабатывающие предприятия, рабочие поселки.

                   

     

Строящаяся первая гидроэлектростанция в с. Ухта на пороге Нискакоски.

Коллекция Л. Л. Капицы, 1927–1928.

     

       

       

Современный рабочий поселок 1930-х гг.

Шокшинские разработки треста «Карелгранит». Шелтозерский район. Коллекция приобретена у Карельского государственного краеведческого музея, 1935.

    

     

         

     

Национальная бригада плотников на стройке Кондопожского бумкомбината.

1935. На плакате написано по-фински: «Закончим строительную работу до праздника Революции».

      

       

        

Новое сельское хозяйство

«Сельское хозяйство в Карелии тех лет было, как и в других частях Советского Союза, весьма отсталым и неэффективным. Руководство СССР видело решение этой проблемы в создании коллективных хозяйств, которые могли принести выгоды крупного масштаба: более эффективную, рациональную работу и специализацию. Предполагалось, что коллективизация приведет к выгодам рационального и механизированного производства в крупном масштабе. На практике запланированного количества машин не хватало. Первая моторно-тракторная станция (МТС) появилась в Карелии в 1931 г., но и ее тракторами пользовались неэффективно. Одной из причин являлась то, что колхозы были небольшими».

В 1930-е гг. на «фотографиях работа в колхозах осуществляется с помощью машин, трактор представлен как символ новой эры, и скот живет в новых больших коровниках, в которых работают квалифицированные работники», что тем самым «представляет идеализированную реальность, к которой уверенно двигалось социалистическое общество».

    

Вспашка поля трактором в коммуне «Похъян поят» («Северные парни»).

Ухтинский р-н, с. Ухта. Коллекция Л. Л. Капицы, 1927–1928.

     

     

          

   

Двадцатичетырехразрядная тракторная сеялка на колхозном поле.

Ладвинский сельсовет, колхоз Ренжевский. Коллекция сборная, получена в дар в 1937 г.

     

     

      

   

Отдых в поле.

Шелтозерский р-н, колхоз им. Ворошилова. Коллекция сборная, получена в дар в 1937 г.

Cкорее всего, сюжет фотографии инсценирован и призван был продемонстрировать процесс, шедший под лозунгом «культуру – в массы».

        

Новый быт

«Сектор общественных услуг стал развиваться уже в 1920-е гг. согласно современным принципам разделения труда и специализации. В карельских деревнях начали появляться пекарни, столовые, детские сады и ясли, чтобы освободить женщин для производственной деятельности». Создавались разные производительные и потребительские кооперативы, мелиоративные объединения, кооперативные магазины. «При этом не забывали и об идеологическом и общественном значении этого начинания, что нашло отражение и в фотографическом материале».

     

Современное разделение труда: выделка масла для рабочих Пряжинского лесозавода.

Коллекция приобретена у Карельского государственного краеведческого музея, 1935.

     

      

        

               

Здание кооператива в с. Ухта.

Коллекция Д. А. Золотарёва, 1926.  

     

      

        

       

      

Столовая районного кооператива.

Коллекция приобретена у Карельского государственного краеведческого музея в 1934 г.

На плакате над дверью написано по-фински: «За дальнейшее улучшение материальных условий трудящихся. За порядочное общественное питание».     

     

    

Новые культура, школа, образование

    

Волостная изба-читальня. Пряжинский р-н, с. Ведлозеро. Коллекция Д.А. Золотарева, 1928–1931.

     

     

   

 

      

Зал районного Дома просвещения в с. Кестеньга.

Коллекция приобретена у Карельского Государственного краеведческого музея, 1935.

    

     

         

 «После создания Карельской АССР развитие школы проходило в русле советской идеологии. В ареале проживания карел финский стал языком преподавания, и финские коммунисты, имевшие относительно хорошее образование и “правильную идеологию”, являлись её основными проводниками. В маленькой карельской деревне такой убежденный пропагандист нового времени мог стать центральной фигурой. Он не только преподавал в школе, но и организовывал самодеятельность, например, хор или коллектив любителей народных танцев, концерты и просветительные лекции».

    

   

Участники самодеятельного коллектива.

Ругозерский р-н. Коллекция сборная, получена в дар в 1937 г.

   

    

       

   

Сцена из спектакля «Бой в Туккалах».

Постановка Ухтинского драматического кружка на празднике в с. Вокнаволок. На основе этого самодеятельного коллектива образовался один из первых карельских народных театров.

Ухтинский р-н, Вокнаволоцкая вол. Коллекция Л. Л. Капицы, 1927–1928.

    

     

Самодеятельный коллектив исполняет финский народный танец.

Коллекция сборная, получена в дар в 1937 г.

       

    

      

«<…> А с работы придешь – и поешь, и попьешь,

И на отдых у нас не один только час.

И послушаешь вести родимой Москвы,

Эти вести несут волны радио нам,

И газету прочтешь, отдохнуть в клуб пойдешь,

На портреты вождей посмотреть можно там.

А как смотрим кино, есть на что посмотреть!

О великих делах говорит нам оно,

О делах, что не видели мы при царе».

(записано в 1937 г. от Мавры Максимовны Хотеевой, с.Ухта.)

      

После Гражданской войны появились первые элементы таких социальных услуг, как здравоохранение и уход за детьми.

     

Вывеска на избе «Ясли».

Видлицкий р-н, д. Пехпойла. Коллекция А.А. Беликова, 1927.

   

     

     

     

      

        

    

Детей развозят по домам из колхозного детсада.

Олонецкий р-н, колхоз «Пламя». Коллекция сборная, получена в дар в 1937 г.

     

     

       

   

Деревенские дети.

Олонецкая губ., Петрозаводский у., д. Лахта. Коллекция Д. А. Золотарёва, 1921.

    

     

 

   

     

      

      

«Типичными представителями новой, социалистической идеологии и современного общества являлись комсомольцы <…> В Карелии, так же, как на всей территории Советского Союза, комсомол и пионерская организация взялись за идеологическое воспитание молодежи».

    

Занятия в сельской неполной средней школе.

Новое здание школы было построено за два месяца 1935г.

Пряжинский р-н, с. Ведлозеро. Коллекция приобретена у Карельского государственного краеведческого музея,1935.

    

   

Пионеры с пионервожатой.

Ухтинский р-н, д. Бабья Губа. Коллекция Л. Л. Капицы, 1927-1928.

     

      

     

    

«Уголок пионеров Саши и Пети Мелентьевых».

Пряжинский р-н, колхоз «Красная Пряжа». Коллекция приобретена у Карельского государственного краеведческого музея, 1935.

     

     

      

        

      

    

Занятия физкультурой в дневном санатории детской поликлиники.

г. Петрозаводск. Коллекция сборная, получена в дар в 1937 г.

    

    

    

           

Дом отдыха «Маткачи» был одним из первых в Карелии (1930 г.) и предназначался для партийного и советского актива.

Именно в 1930-е годы была сформулирована идеология советского курортного лечения для рабочего класса и служащих, а позже – и колхозников.

Коллекция сборная, получена в дар в 1937 г.

     

«Новым и современным явлением в Советской Карелии стали физкультура и спортивные соревнования. Главным смыслом их внедрения в жизнь было: упорядочение досуга молодежи, развитие и улучшение физического здоровья. Кроме того, в этом нашло отражение современное осознание ценности человеческого здоровья. К тому же массовое развитие физкультурного движения представляло собой один из способов организовывать и контролировать граждан». Фотографии 1930-х гг. меняют способ пространственной организации фиксируемых событий и явлений. Это особенно характерно для групповых снимков. Спортивные шествия, колонны спортсменов, строй парашютистов, построения гимнастов – все это проявления «знаков связи», демонстрация сплоченности, чувства единения перед лицом внутреннего и внешнего врага.

     

      

Участники детской олимпиады в Петрозаводске.

Коллекция сборная, получена в дар в 1937 г.
     
     
     
     
     

    

     

      

     


Колонна Дома Красной армии на спортивном параде 18.06.1937 г.

г. Петрозаводск. Коллекция сборная, получена в дар в 1937 г.

    

     

     

         

       

«Развитие рабочего спорта представляло собой новый взгляд на суть спортивной деятельности. Идея популяризации массового спорта оказала большое влияние на международное спортивное движение. В противовес специализации, «звездности» и соревновательности в западном спорте подчеркивались товарищество, общность и солидарность спортсменов-рабочих, солдат и колхозников».

   

«Визуальной репрезентации советской идеологии в 1930-х гг. был свойственен и женский взгляд. Советская пропаганда, описывающая новое общество, обещала женщинам равенство, обучение и возможность продвижения по общественной лестнице. На фотографиях, запечатлевших женщин-пилотов и парашютисток, пропагандируется равенство полов и общественный прогресс женщин в сочетании с прометейским покорением природы, которое декларировалось Советским Союзом как важное государственное дело».

    

    

Парад парашютистов в саде отдыха «Пески» во время празднование XV годовщины АК ССР. 6.07.1935 г.

г. Петрозаводск. Коллекция приобретена у Карельского государственного краеведческого музея,1935.

Один из самолетов назван в честь О. В. Куусинена. Среди парашютистов немало девушек. Становлению массового женского спорта и военной подготовке молодежи уделялось особое внимание в 1930-е годы.

    

   

Прыжки с парашютом с вышки, установленной на куполе колокольни кафедрального собора во время празднования XV годовщины АК ССР. 6.07.1935 г.

г. Петрозаводск. Коллекция приобретена у Карельского государственного краеведческого музея, 1935.

  

Собор был закрыт постановлением Президиума горсовета от 26 января 1930 г., а колокола переданы в фонд индустриализации страны. В здании собора был открыт клуб, а на колокольне устроена парашютная вышка.

   

Новые люди

«Идеалом современного, модернизированного общества являются просвещенные граждане, хорошо информированные и способные на основе своих знаний к принятию рациональных решений, ведущих современное общество по пути дальнейшей модернизации. Индивидуализм и право личного выбора, связанные с модернизацией, однако, не вошли в практику советского общества, несмотря на то, что в идеал современного советского общества входили представления об обладающих глубокими знаниями и обширной эрудицией сознательных гражданах, активных рационализаторах и преобразователях страны».

   

   

Красноармейцы.

Ухтинский у., Ухтинская вол., д. Малвиани. Коллекция Д.А. Золотарева, 1926.

   

    

    

   

Начальник сельской милиции.

Олонецкая губ., д. Святозеро. Коллекция Д. А. Золотарёва, 1929.

    

   

    

    

     

     

   

Сельская учительница.

Олонецкая губ. Коллекция Д. А. Золотарёва, 1929.

Молодые учительницы стали типичными и массовыми представителями советской интеллигенции в карельской деревне. На них были возложены обязанности по антирелигиозной пропаганде на селе, организации краеведческой работы.

   

    

    

      

Создатели Советской Карелии, Эдвард Гюллинг и другие руководители республики (как финские, так и русские) имели в 1920-е гг. свои представления о будущем социалистическом обществе. Однако события последующего десятилетия не позволили их реализовать, и мечта о новой, лучшей Карелии во многом осталась лишь мечтой.

 

Мы используем cookie (файлы с данными о прошлых посещениях сайта) для персонализации сервисов и удобства пользователей.

Продолжая просматривать данный сайт, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie и принимаете условия.