Главная: Коллекции и экспозиции: Выставки онлайн: «Красота земная: образ женщины в народной культуре»

«Красота земная: образ женщины в народной культуре»

Авторский коллектив:

Ганина Любовь Геннадиевна (н.с. отдела этнографии Белоруссии, Украины и Молдавии).

Гущян Лусинэ Стефановна (н.с. отдела этнографии Кавказа, Средней Азии и Казахстана, канд. культурологи)

Засецкая Марина Львовна (н.с. отдела этнографии народов Северо-Запада и Прибалтики).

Зимина Татьяна Александровна (н.с. отдела этнографии Русского народа).

Карапетова Ирина Альфредовна (н.с. отдела этнографии народов Сибири и Дальнего Востока).

Колчина Елена Викторовна (заведующая отделом этнографии народов Поволжья и Приуралья).

Лойко Лидия Михайловна (ведущий н.с. отдела этнографии народов Поволжья и Приуралья).

Песецкая Александра Александровна (н.с. отдела этнографии народов Поволжья и Приуралья).

Старостина Ольга Викторовна (н.с. отдела этнографии Кавказа, Средней Азии и Казахстана, канд. ист. наук).

Федорова Марина Владиславовна (н.с. отдела этнографии народов Сибири и Дальнего Востока).

Открытие выставки офлайн 18.02.20. Открытие выставки онлайн 14.04.20

 

 

 

Онлайн-альбом к выставке

У каждого народа были собственные представления о женской красоте. Идеальный облик начинали формировать сразу после рождения ребенка. С помощью своеобразного массажа, подкрепленного заговорными формулами, создавался «правильный» облик человека в соответствии с эстетическими канонами определенного этнолокального сообщества. По мере взросления девушка приобретала знания о том, как должна выглядеть настоящая красавица и какими способами этот образ можно создать. Внешние данные корректировались с помощью средств гигиены, декоративной косметики, прически. Гармоничное сочетание украшений и одежды создавало привлекательный силуэт. Разделы выставки наглядно демонстрируют этапы создания идеального женского образа у разных народов: тело – голова – грудь – руки – ноги. С помощью этнографических экспонатов XIX – первой половины ХХ века раскрываются  представления о гигиене, лечебной и декоративной косметике, средствах по уходу за волосами и разнообразии вариантов причесок, а также об особенностях моделирования женской фигуры в соответствии с народными представлениями о привлекательности.


В традициях разных народов уже в первые часы появления человека на свет предпринимались меры, чтобы в будущем он соответствовал идеалам красоты.


У русских Рязанской губернии сразу после родов повивальная бабка (повитуха), принимавшая дитя и ухаживавшая за ним и его матерью, натирала щеки младенцу отрезанной пуповиной, чтобы «тот был красавцем или красавицей». Формирование «правильного» человеческого облика новорожденного практически повсеместно проводилось той же повитухой во время первого и нескольких следующих купаний. Она массировала, разглаживала и вытягивала тело, руки, ноги и пальцы, сдавливала голову, придавая ей необходимую форму, приминала нос, прижимала уши. Это называлось «править», или «доделывать» ребёнка. После таких «процедур» ребёнка непременно окачивали водой, в которую добавляли святую осеребрённую воду, и парили, приговаривая: «Пусть растет здоровым! Пусть будет счастливым! Пусть будет красивым!» Считалось, что эти действия и пожелания принесут ему красоту и здоровье.

У многих народов существовал обычай туго пеленать младенца до полугода или дольше. Делалось это для того, чтобы правильно зафиксировать тельце во избежание искривления. Эффективность пеленания усиливалась дополнительными прокладками и корсетами из бересты и плотной ткани, сложенной в несколько слоев. Так, бесермяне, пеленая ребенка, приматывали к нему веревками жесткую подкладку, веря, что только в этом случае у него будут красивые прямые ноги. В ряде традиций считалось, что ношение чепчика влияет на форму головы и может предотвратить оттопыренность ушей. На Северном Кавказе и в Закавказье детям с рождения и до 3-4 лет плотно обматывали голову повязкой из ткани, нередко укрепляя её дощечками, чтобы придать особую форму голове.

Значительную роль в формировании тела малыша играла его постель. Это были кроватки на ножках, качалки, подвесные колыбели-люльки. Многие из них были приспособлены для переноски ребенка. Запелёнатого младенца или уже выросшего из пеленок укладывали на жесткие подстилки и подушки и внимательно следили за правильным положением тела. В качестве одеяла могли использовать особого рода покрывала. Так, в Тульской губернии новорожденного укрывали материей зеленого цвета, чтобы он был «красив и привлекателен».

Детские игры с куклами являлись одним из важнейших средств воспитания. Играя, ребенок получал представления об основных ценностных ориентирах своего сообщества. В образе самодельной куклы воплотились народные представления о женской красоте. Взрослые, изготавливая куколку, объясняли  девочкам, какой должна быть настоящая красавица. Особое внимание уделяли пропорциям фигуры, белизне кожи, наиболее значимым деталям костюма.

Представления о здоровье и красоте в традиционной культуре многих народов были связаны с понятием чистоты тела и волос.

Водные процедуры, использование различных гигиенических средств

на основе растительных и животных компонентов позволяли достичь необходимых результатов. У некоторых народов Евразии посещения бани были обязательными перед религиозными праздниками, свадебным ритуалом и периодически – раз в неделю. В крупных городах существовали отдельные женские бани, а в небольших населенных пунктах в общественной бане выделялись специальные женские дни или часы. В состоятельных семьях имелись собственные банные помещения, находившиеся в пределах особняков и усадеб.

Посещение бани, будь то русская парная, сауна или восточная купальня, предусматривало мытье тела и волос, проводившиеся в несколько этапов. Чистота и красота тела достигались с помощью пара и березовых веников – в русской бане; скрабами из глины, наносимых на специальные мочалки – у народов Южного Кавказа, Крыма, Балкан и оседлых жителей Средней Азии.

Мыло, сваренное из животных и растительных жиров, использовали жительницы Кавказа, Крыма и Балкан, в русской же традиции, как и у ряда народов Средней Азии, Поволжья и Приуралья использовали золу. На Востоке высоко ценились серные бани, благодаря которым достигался эффект особой белизны, «мраморности» кожи.

Особое внимание во время банных процедур уделялось очищению рук и ног, уходу за ногтями. Женщины Кавказа, Крыма и Балкан широко применяли пемзу для ног, ногти подравнивали специальными ножницами. Для придания формы ногтям рук, в частности в городской армянской среде, пользовались пилочками.

Мытье головы могло сочетаться с окрашиванием и укреплением волос. В зависимости от региона и укоренившихся традиций при мытье волос использовали кислое молоко, глину, золу. После мытья волосы ополаскивали отварами трав.

После купания женщины вытирались полотенцами или использовали специальные банные халаты, впитывающие влагу. 

Красота лица девушки и женщины в традиционной культуре определялась, прежде всего, гладкостью и чистотой кожи, свидетельствующей о здоровье.

Самым распространенным среди различных народов Евразии способом придать коже упругость и сохранить ее молодость являлось утреннее умывание холодной чистой водой или обтирание лица снегом.  Зной и холод, ветер и дождь могли негативно сказываться на состоянии кожи: вызывать раздражения, сухость и преждевременные морщины. Для поддержания природной красоты применялись различные традиционные рецепты «тоников», «кремов» и «масок», которые позволяли значительно уменьшить негативное климатическое воздействие.

Светлый ровный тон кожи и естественный румянец, который считался наиболее привлекательным для девушек и молодых женщин, достигался иногда с помощью достаточно агрессивных косметических процедур таких, как натирание лица медвежьей желчью, использовавшейся у узбеков и таджиков или  маска для щек на основе Марьиного корня, применявшаяся в традиционной мордовской гигиене.

Естественная форма бровей считалась достаточно красивой у славян и народов Прибалтики, тогда как среди тюрков Сибири, Средней Азии и Поволжья, народов Южного Кавказа было принято тщательно корректировать их форму с помощью щипчиков или пальцев натертых мелом или золой.  Нежелательные волосы на лице удаляли с помощью двух скрученных ниток.

Декоративная косметика широко применялась во многих регионах Евразии, исключение составляли народы Прибалтики и Сибири, где нормой признавалась естественная красота. Как в наши дни, так и столетия назад макияж женщины начинался с выравнивания кожи лица и придания ему оттенка с помощью специальных средств. Русские красавицы использовали муку, растертые стеариновые свечи, но наиболее широко, от Балкан до Южной Сибири, использовались свинцовые белила, которые привозились из Китая, Средней Азии и Ирана. Для того, чтобы щеки приобрели розово-красный здоровый цвет русские женщины использовали свеклу, настойку красного сандала, ягоды ландыша, корни чистотела предпочитали алтайские, тувинские и хакасские девушки, а татарки применяли китайские румяна. 

Обычай подводить глаза и брови сурьмой был распространен среди узбечек, таджичек, уйгурок, армянок, грузинок, азербайджанок, болгарок, иранок, татарок, и некоторых других народов. 

В традиционных культурах всех народов волосам придавалось большое значение.

Длинные густые ухоженные волосы во все времена считались признаком девичьей и женской красоты. «Коса – девичья краса» – так говорили на Руси.

Волосы являлись предметом особой гордости и заботы – за ними ухаживали, делали прически. Для укладки и придания волосам блеска применяли разные средства: марийские женщины использовали солод, конопляное масло, татарские – густой сахарный сироп. Волосы в прическе скрепляли и украшали лентами, разнообразными накосными подвесками, гребнями, шпильками, заколками, которые служили не только украшениями, но и выполняли функцию оберегов.

Особое отношение к волосам было связано с традиционными представлениями о том, что в них сосредоточена жизненная сила человека. Считалось, что наиболее сильными магическими свойствами обладают женские и девичьи волосы, в которых воплощена идея продолжения рода и его благополучия, а также сексуальная сила. У многих народов для усиления магической силы волос молодые замужние женщины вплетали в косы конские волосы или шелковые нити, чтобы они были толще и длиннее, а также носили «ложные» косы.

В ряде традиций прическа являлась показателем возраста, семейного положения и социального статуса.  Взрослые девушки обычно заплетали одну косу на затылке или множество косичек.

Во время свадебного обряда проводили церемонию смены девичьей прически на женскую, означавшую переход девушки в статус замужней женщины. Она обычно заплетала волосы в две косы, символизировавшие жизненную силу двух супругов и их родов.

Замужняя женщина всегда носила головной убор, прикрывавший волосы, так как ходить простоволосой считалось верхом неприличия. Ей нельзя было показываться без головного убора в присутствии мужчин, особенно свекра, а также на улице и в общественных местах. У русских, украинцев, чувашей и многих других народов существовало поверье, что непокрытые волосы женщины навлекают несчастья: неурожай хлеба и падеж скота. У бурят, калмыков, монголов, тюркских народов Средней Азии и Казахстана женщины не только носили головной убор, но и убирали косы в специальные накосные чехлы. Считалось, что таким образом женщины защищали заключенную в волосах свою жизненную силу, а также сдерживали враждебную для окружающих энергетику волос.

Символом женского начала, связанного в традиционной культуре с идеей материнства и фертильности, являлась женская грудь.

В костюме замужней женщины-матери особое внимание уделялось украшению его нагрудной части. Шелковые и бархатные нагрудники армянок и грузинок, обильно декорированные монетами украшения чувашских и марийских женщин, башкирок и татарок, богатые вышивки на рубахах украинок, конусообразные фибулы латышек и женщин сето, массивные нагрудные пластины туркменок – все они выполняли не только декоративную, но и охранительную функцию. Магическое, обережное значение элементов костюма, закрывающих грудь, демонстрирует хакасское украшение пого с нашитыми перламутровыми пуговицами, стеклянными бусами, бисером, кораллами и серебряными монетами. Все элементы декора нагрудников и разнообразные нагрудные украшения замужних женщин были символически связаны с материнством и плодородием.

В ряде культур важно было подчеркнуть пышность груди женщины фертильного возраста. Для достижения нужных форм прибегали к различным приемам. Так, например, русские девушки с этой целью ели больше хлебных горбушек и капусты. Для визуального увеличения груди использовали определенные элементы костюма, крой которых ее подчеркивал. Представительницы славянских народов Восточной Европы носили приталенные жилеты, формирующие высокую грудь, а гречанки и армянки побережья Черного моря – короткие лифы с широким вырезом.

В других традициях, например у народов Северного Кавказа, девушкам было неприлично демонстрировать выступающий бюст, который считался признаком замужней женщины-матери. Плотные корсеты кавказских девушек туго стягивали грудь, делая ее плоской. Девицы носили их, почти не снимая. В первую брачную ночь супруг развязывал и снимал корсет новобрачной, после чего она его больше не надевала.

«Женская рука на доброе дело крепка», – так в русской пословице говорилось о руках женщины-труженицы – заботливых, умелых, сильных, исцеляющих любовью.

Во всех этнических культурах форма и пропорции руки были важнейшими показателями девушки «хорошего рода». По руке судили о врожденных талантах и пороках, угадывали приметы счастливой, несчастливой судьбы.

Для усиления привлекательности и защиты рук от злых чар кисти и предплечья покрывали узорами с помощью краски или татуировки, а также использовали различные съемные украшения, самыми распространенными из которых были кольца и браслеты, являвшиеся универсальными оберегами и талисманами. «Окружая» пальцы и запястья, они не позволяли иссякнуть жизненной силе, сохраняли здоровье и благодать, препятствовали проникновению вредоносного колдовства. Магическая функция украшений, осуществлялась благодаря сочетанию различных  материалов  и орнаментов, наделенных  определенными семантическими смыслами.

 У каждого народа существовали свои правила и запреты ношения колец и браслетов, обусловленные социальным статусом и возрастом владелицы, особенностями семейной обрядности и другими факторами.

В Средней Азии и Казахстане женщина без серебряного кольца на руке не смела заниматься домашним хозяйством. Кольцо сакрально очищало руки, нейтрализуя воздействия негативных сил, которые могли «испортить» изготовленные женщиной продукты и вещи. У татар ту же функцию исполняли парные серебряные браслеты.

На казахаской свадьбе статусным украшением успешной свахи был массивный перстень с крупным щитком, надеваемый на два пальца.

Кольца с изображением сердца и соединенных рук дарили невестам в день помолвки латыши и эстонцы.  

Эротическую привлекательность девушки, магические и эстетические свойства украшений усиливали подвески. Изящный браслет с подвесками у армянок подчеркивал тонкость запястья и мелодичным перезвоном привлекал внимание к девице-красавице. Замужняя армянка носила особые статусные парные браслеты без подвесок.

В народной среде также широко бытовали запястные украшения, низанные из бусин, созданные в технике бисероплетения, изготовленные из бересты, а также – вязаные или шитые из ткани.

 

В каждой этнокультурной традиции сложились устойчивые представления о красоте женских ног.

Форма стоп, обхват голеней, упругость икр, объем бедер, походка – вот основные составляющие их оценки. Для большинства славянских, балканских, финно-угорских народов, а также коренного населения Балтийского региона идеалом красоты считались упругие в икрах полные ноги. Крестьянки для визуального увеличения объема ног надевали по несколько пар чулок, паголенки (наколенники) или сапоги «гармошкой». При этом походка должна была быть плавной и легкой: «из милости ступает, травы не мнет». Полнота женских ног считалась красивой и у многих народов Поволжья. Например, мордовские женщины оборачивали ноги белыми или черными онучами «ровно и толсто», чтобы были «как поленья».

У большинства народов маленькая стопа ассоциировалась с незрелостью, хрупкостью, непригодностью ее обладательницы для тяжелой работы. В то же время у народов Кавказа и Средней Азии, напротив, ценилась именно стройность ног, тонкость голеней и маленькие стопы, изысканную красоту которых подчеркивала изящно декорированная обувь. На Кавказе кожаная, войлочная и вязаная обувь в большинстве случаев имела острый, загнутый вверх нос, визуально удлиняющий и стройнящий ногу. Среднеазиатские красавицы носили туфли и сапожки на каблуке, декорированные тиснением, инкрустацией, вышивкой шелковыми и золотыми нитями.

У многих народов ценился высокий рост, стремление казаться выше побуждало девушек выбирать обувь на каблуке или подкладывать что-нибудь под пятку. Такая обувь могла быть связана с родом занятий или подчёркивать статус её владелицы. Например, молодые женщины в степных районах Средней Азии (казахи, киргизы) носили сапоги на высоком каблуке для верховой езды. У народов Северного Кавказа женщины высокого социального статуса и невесты носили «ходули» – деревянную обувь, состоящую из двух высоких подставок (до 20 см) и подошвы с поперечными перемычками для крепления на ноге.

Таким образом, одежда и обувь были призваны не только защищать ноги от воздействий окружающей среды, но и подчеркивать достоинства или скрывать недостатки в соответствии с эстетическими представлениями жителей того или иного региона.

Устоявшиеся понятия о красоте ярко отразились в праздничных костюмах молодых женщин. Именно костюм позволял нивелировать индивидуальные особенности каждой фигуры, подчеркивая тонкую талию или широкие бедра, пышную грудь или полные ноги. В ряде культур формы тела, напротив, скрывались под свободной одеждой. 

Женский костюм. Халха-монголы. Северная Монголия. Начало ХХ в.

Традиционный костюм замужней женщины представляет собой халат дээл, запахивающийся на правую сторону: рукава с буфами оканчиваются обшлагами в форме копыта.

Женская прическа хабтагай уложена в форме рогов барана, оставшиеся концы волос заплетены в две косы курилъго. Прическа украшена серебряными зажимами, инкрустированными кораллами и малахитом. По общемонгольской традиции замужняя женщина на голову всегда надевала шапку малагай, без которой не могла появляться на людях, особенно в присутствии мужчин.

У тюрко-монгольских народов костюм, украшения, прическа являлись своего рода средством, с помощью которого женщина воплощала в себе образ существа, ассоциировавшегося у данного этноса с идеей размножения. У халха-монголов костюм с рукавами в форме ног копытного животного и «рогатая» прическа замужней женщины были связаны с почитанием барана. У тюрко-монгольских народов он считался «солнечным» животным, а узор «бараний рог» символизировал достаток, процветание, плодовитость.  

Костюм молодой женщины. Узбеки. Хорезм. Последняя четверть XIX в.

Молодую женщину, недавно вышедшею замуж, легко можно было узнать по стройному, высокому силуэту. Узкий стеганый халат прилегал к телу, но не подчеркивал естественные очертания фигуры. Длинные рукава и подол платья закрывали кисти рук и ноги, которые, согласно традиционным представлениям узбеков нельзя было показывать на людях. Высокий чалмообразный головной убор с перьями филина и многочисленные украшения с подвесками, создававшими мелодичный звон и легкий шелест при движении, выделяли молодуху среди женщин других возрастных групп.

Женский праздничный костюм. Мордва-эрзя. Пензенская губ. Конец XIX –начало ХХ века    

Силуэт костюма подчеркивал красоту женской фигуры: пышные бедра, полные ноги. Монументальность образа достигалась за счет многослойности наряда: нескольких рубах, кафтана, многочисленных украшений. В состав костюмного комплекса мордвы-эрзи входили набедренные украшения пулагай  часто весом до 5-8 кг. Впервые пулагай надевали девушки в день совершеннолетия. С этого времени и до глубокой старости носили его постоянно, а в особо торжественных случаях даже по два – три (один поверх другого), что создавало зрительный эффект широких бёдер, которые у мордвы традиционно считались признаком женской красоты и стати. Для придания ногам толщины, их плотно обматывали онучами. Законченность образу придавали разнообразные нагрудные украшения  и составной головной убор.

Мы используем cookie (файлы с данными о прошлых посещениях сайта) для персонализации сервисов и удобства пользователей.

Продолжая просматривать данный сайт, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie и принимаете условия.