Музей в годы войны

 

Музей накануне войны. Конец 1930-х – 1941 год

Накануне войны структура Государственного музея этнографии (ныне – Российский этнографический музей) включала шесть научных отделов, отделы фондов и массовой работы, архив, библиотеку, издательство, фототеку, фотолабораторию, реставрационную и манекенную мастерские.

Коллекции музея насчитывали более 500 тыс. предметов; основным источником комплектования служили этнографические экспедиции сотрудников. В музее открывались новые экспозиции и выставки, велась активная просветительная деятельность. В 1940 году музей посетили 343 440 человек.

 

В 1941 году в Государственном музее этнографии предполагалось проведение Всесоюзной конференции по музейному делу, однако планы музейщиков нарушила война.

 

Первые дни войны. Лето 1941 года

В первые дни войны многие сотрудники музея ушли на фронт, в их числе и его директор Ефим Абрамович Мильштейн. Руководство музеем было возложено на Анну Степановну Морозову. Началась подготовка коллекций к эвакуации. Уже к 9 июля было упаковано почти 23 тыс. экспонатов: предметы из драгоценных металлов и кости, коллекция ковров, комплекты одежды, предметы быта и многое другое. Сделать это в кратчайшие сроки удалось только благодаря самоотверженной и слаженной работе музейщиков, а также потому, что к возможному вывозу коллекций готовились заранее.

Первые эвакуационные списки датированы 1933 годом, позднее, в период с 1937 по 1939 год, они были дополнены. Все внесенные в них экспонаты были маркированы бирками красного цвета и расположены в хранилищах ближе к выходу. Проекты приказов директора музея об упаковке и эвакуации коллекций также были подготовлены заранее. В первые часы войны в приказы вписали фамилии ответственных лиц и вручили сотрудникам для исполнения.

В четырех железнодорожных вагонах в сопровождении группы сотрудников экспонаты музея отправили в г. Горький (ныне – г. Нижний Новгород), где они хранились до ноября 1941 года. Там же в это время находились экспонаты, эвакуированные из других музеев страны. Когда фашистская авиация начала бомбить город, «музейный эшелон» двинулся дальше вглубь страны, в Новосибирск.

Оставшиеся в Ленинграде коллекции были частично размещены в подвалах Эрмитажа и Академии художеств, остальные – в наиболее безопасных помещениях музея.

 

Музей в блокадном Ленинграде. Осень 1941 – зима 1944 года


11 июля 1941 года музей был закрыт для посетителей, однако сотрудники продолжали работать. В сентябре, когда кольцо блокады сомкнулось вокруг Ленинграда, они перешли на казарменное положение, организовав в подвальных помещениях общежитие.

Значительный ущерб зданию и коллекциям музея был нанесён вражескими бомбардировками. Авиабомбами и артиллерийскими снарядами были разрушены крыши и стены, разбиты окна и потолочные световые фонари, выведены из строя системы отопления, электроснабжения и канализации. Самый большой урон нанесла 500-килограммовая бомба, превратившая 5 декабря 1941 года в развалины Аванзал и часть Мраморного зала.

Объем работ, проделанный истощенными сотрудниками, сейчас кажется нам невероятным. Они продолжали каталогизацию коллекций и следили за их сохранностью, разбирали завалы после бомбежек и восстанавливали стеллажи, ремонтировали кровлю и закрывали разбитые оконные проемы. Была подготовлена передвижная выставка «СССР – страна дружбы народов, фашизм – концлагерь народов», которую демонстрировали в госпиталях, бомбоубежищах, учебных военных пунктах; сотрудники читали доклады и лекции о героических страницах истории нашей страны, национальных традициях населявших ее народов. Музейная библиотека пополнялась книгами, изданными в блокадном городе.

 

Сотрудники музея участвовали в строительстве оборонительных сооружений на подступах к Ленинграду, дежурили в госпиталях, собирали теплые вещи для бойцов Красной армии. В помощь беженцам и солдатам были переданы не только личные вещи, принесенные сотрудниками, но и более 90 предметов из собрания музея (шапки, шарфы, рукавицы и другая теплая одежда).

Летом 1942 года директора музея А. С. Морозову перевели на другую работу, вместо нее была назначена Анна Федоровна Быковская. Она, как и её предшественница, постоянно обращала внимание Наркомата просвещения на низкие зарплаты сотрудников музея и скудные продовольственные пайки по карточкам служащих (в конце декабря 1941 года, например, норма по ним составляла 125 г хлеба в день).

От голода и холода в блокадном Ленинграде умер 31 сотрудник музея, среди которых были известные ученые-этнографы: Г. А. Никитин – заведующий отделом этнографии народов Поволжья и Приуралья; И. М. Пульнер – заведующий Еврейской секцией; П. А. Хохолко – востоковед, научный сотрудник отдела этнографии народов Средней Азии; В. В. Сахаров – заведующий отделом этнографии народов Карелии и Кольского полуострова; заведующий архивом А. Г. Данилин и другие. Все они продолжали работать до последних дней своей жизни.

В феврале 1943 года в Ленинград пришел первый железнодорожный эшелон с Большой земли, что улучшило продовольственное снабжение города. Существенной добавкой к пайку был урожай с огорода, посаженного сотрудниками во дворе музея.

Однако обстановка все еще оставалась очень тяжелой – летом и осенью 1943 года город обстреливался почти непрерывно. Коллектив музея, в штатном расписании которого в начале 1943 года числилось 5 сотрудников, включая директора, продолжал самоотверженно спасать здание и коллекции.

   

     

 

Филиал музея в Новосибирске. Декабрь 1941 – сентябрь 1945 года

В Новосибирск коллекции музея прибыли в декабре 1941 года, преодолев опасный путь. Сопровождал их музейный рабочий Андрей Николаевич Вихорев. Ему в одиночку пришлось контролировать срочную погрузку экспонатов для отправки из Горького. Во время следования эшелона в одном из вагонов начался пожар. А. Н. Вихорев, перебегая по крышам вагонов на ходу поезда, добрался до места возгорания и в одиночку потушил огонь.

До весны 1942 года А. Н. Вихорев оставался в Новосибирске единственным сотрудником Государственного музея этнографии. В апреле 1942 года из Ленинграда были командированы заместитель директора Леонид Павлович Потапов, научные сотрудники Анна Яковлевна Дуйсбург, Евгения Николаевна Студенецкая, Мария Васильевна Сазонова, Любовь Филипповна Виноградова, Линда Юрьевна Валюк и заведующая школьной комнатой Марианна Яновна Оржевская. Их путь из блокадного Ленинграда был труден и трагичен. В дороге умерла мать Е. Н. Студенецкой, которой разрешили выехать вместе с музейными сотрудниками. Когда в середине мая 1942 года сотрудники прибыли в Новосибирск, состояние их здоровья было плачевным. Немногочисленный коллектив сразу понес потери: Л. Ю. Валюк прямо с поезда была доставлена в больницу, где вскоре скончалась. А. Я. Дуйсбург, Л. Ф. Виноградова и М. Я. Оржевская из-за плохого самочувствия не могли работать до середины августа.

В Новосибирске коллекции были размещены в недостроенном здании Театра оперы и балета, в котором к началу 1942 года были сосредоточены коллекции многих московских и ленинградских музеев, а также жили их сотрудники. В театре было установлено круглосуточное дежурство, регулярно проверялась сохранность коллекций. В первую очередь осматривали меха, изделия из кожи, шерстяных тканей, в сундуки при необходимости вновь засыпали нафталин. Кроме того, сотрудники продолжали научные исследования, читали просветительные лекции и оказывали методическую помощь местным музеям.

В 1943 году эвакуированная часть музея получила статус филиала Государственного музея этнографии, который возглавила М. В. Сазонова. Фактически его штат состоял всего из пяти человек: А. Н. Вихорев был призван в армию, а Л. П. Потапов большую часть времени работал на Алтае. Немногочисленность не помешала сотрудникам приступить к экспозиционной деятельности. 5 марта 1943 года открылась выставка «Культура и быт народов Северного Кавказа», посвященная освобождению Кавказа от немецких захватчиков.

Выставка пользовалась успехом, ее посетили более 18 тыс. человек. В книге отзывов остались такие записи: «Просмотрели и прослушали лекцию о жизни и быте народов Северного Кавказа с большим вниманием и удовольствием. И впечатление осталось хорошее»; «Выносим благодарность экскурсоводу… тов. Студенецкой, полно, доходчиво и образно давшей консультацию».

В 1944 году началась реэвакуация коллекций крупнейших музеев страны. К ноябрю из Новосибирска были вывезены экспонаты московских музеев и дворцов-музеев Ленинграда. Решение о возвращении филиала Государственного музея этнографии в родной город во многом зависело от восстановления здания музея.

Готовиться к обратному пути начали заранее: ещё в 1943 году были отремонтированы поврежденные сундуки и деревянные ящики, проведен переучёт экспонатов. В 1944 году готовился план реэвакуации, велась переписка с Наркомпросом. В сентябре 1945 года коллекции были отправлены в Ленинград в составе эшелона Артиллерийского музея, который также возвращался из Новосибирска. По прибытии коллекции разместили в специально подготовленном помещении музея.


Восстановление музея и первые послевоенные выставки. 1943 – середина 1950-х годов


Фотография: Заседание оценочно-экспертного бюро Городской комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков. На снимке: директор музея А.Ф.Быковская, проф. А.П.Удаленков, проф.М.В.Фармаковский, проф.Э.К.Кверфельд, П.Е.Корнилов, Я.А.Троупянский. Сотрудники музея: А.Н.Бок, М.А.Богданова, Т.С.Вязовская, Н.А.Шмидт, В.В.Храмова, В.В.Вяткина. 1943 г.

В 1943 году начала работу Государственная комиссия по установлению ущерба, нанесенного музею войной. Был составлен подробный акт с указанием всех повреждений, полученных зданиями музея, перечислены утраченные коллекции и оборудование.

В том же году сотрудниками музея и специалистами отдела проектирования Архитектурного управления Ленинградского исполкома был разработан проект консервации здания музея, который предусматривал ремонт кровли, остекление световых фонарей, монтаж временных переходов над разрушенными перекрытиями.

Восстановительные работы еще не начались, а сотрудники уже готовили помещения для хранения спасенных коллекций и подбирали экспонаты для выставок. В 1944 году на работы по реставрации здания музея был выделен 1 млн руб. В родные стены вернулись коллекции, хранившиеся в годы войны в Эрмитаже и Академии художеств. Возобновила работу научная библиотека музея.

17 июня 1945 года в павильоне Росси в саду Ленинградского Дворца пионеров открылась первая послевоенная выставка Государственного музея этнографии «Образцы народного искусства славян», на которой было представлено 736 предметов. С июня по сентябрь 1945 года выставку посетили 15 тыс. человек.

В декабре того же года в фойе кинотеатра «Родина» была организована выставка «Айны – жители Курильских островов и Южного Сахалина», посвященная истории открытия и освоения этих мест, традиционной культуре и быту айнов. Выставка работала до 15 мая 1946 года, за это время её посетили более 60 тыс. человек.

В 1946 году возобновила работу реставрационная мастерская музея.

Два года спустя была закончена реставрация части фондовых и экспозиционных помещений, в шести восстановленных залах музея построена первая послевоенная экспозиция «Народное искусство и национальная одежда славянских народов».

К концу 1949 года были восстановлены восемь экспозиционных залов, перекрыта кровля, введены в эксплуатацию пожарный водопровод, электрооборудование, отопление, продолжалась реставрация фасада музея.

 

К 1951 году были закончены основные восстановительные работы, в каждом отреставрированном зале были размещены экспозиции и выставки. Полностью комплекс зданий музея был восстановлен в 1956 году. Наиболее сложная и ответственная работа была проделана реставраторами в Аванзале и Мраморном зале.  В ходе их выполнения были использованы блоки тивдийского мрамора, привезенные с места его разработки в Карелии, которые оставались там со времени строительства здания музея.

 

Однако музей еще долго залечивал военные раны. Ремонт здания продолжался в 1980-е годы, в 1999 году была проведена реставрация дверей музея. В 2009–2011 годы завершилось восстановление уникального хрустального потолка Мраморного зала.

  

Реставрация поврежденных во время войны экспонатов продолжается до сих пор.

Материал к публикации подготовлен В.Э. Первак – главным специалистом; А.Н. Копаневой – научным сотрудником, хранителем архива

Мы используем cookie (файлы с данными о прошлых посещениях сайта) для персонализации сервисов и удобства пользователей.

Продолжая просматривать данный сайт, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie и принимаете условия.