Посетителям Этнокалендарь Июнь ИВАНОВ ДЕНЬ
2406/20

ИВАНОВ ДЕНЬ

В  календарной обрядности народов Балтийского региона  важнейший летний праздник, связанный с культом Солнца, почитанием огня и земного плодородия.

В  календарной обрядности народов Балтийского региона  важнейший летний праздник, связанный с культом Солнца, почитанием огня и земного плодородия, — Иванов день. У латышей он известен как Янов день (Jāni – лат.)  или Лиго (Līgo – лат.), литовцы называют его Йонинис (Joninés – лит.), финны — Юханнус (Juhannus - финн.), эстонцы и сету — Яани (Jaanipäev – эст.). В регионе он широко отмечается до сих пор в день летнего солнцеворота. В Латвии этот день является самым ярким национальным праздником и включён в Культурный канон страны.

 Согласно христианско-религиозному обоснованию Иванов день был приурочен ко дню рождения Иоанна Крестителя и стал органичной частью церковного календаря.

  Праздничная обрядность Иванова дня сохранила в себе архаические черты почитания стихий – огня, воды, земли и воздуха. В самую короткую ночь года повсеместно принято было зажигать Ивановские костры, которые, наряду с масленичными и пасхальными, составляли годичный цикл костров и завершали его. Этот обычай сохранился и в наши дни. По традиции костры сооружали на определенных и постоянных местах: на берегах водоемов, возвышенностях, пастбищах, на лугах или в лесах. В Латвии, Литве и Ингерманландии основой костра был высокий шест, с укреплёнными на нём смоляной бочкой или колесом от старой телеги. В Финляндии воздвигали фигурные костры в виде 7–10-метровых башен или колоколен, а также в виде поленницы дров, а в прибрежных деревнях остовом служили – вертикально стоящие просмоленные старые лодки. Повсеместно вокруг костров водили хороводы, пели песни, прыгали через огонь как можно выше, чтобы рожь и пшеница уродились высокими. Молодежь прыгала парами для обеспечения счастливого супружества. Головешки и угольки ритуальных костров наделялись сакральной силой, их хранили целый год, как оберег от молнии, пожара, града и других стихийных бедствий, угрожающих посевам. Магической силой наделялся и дым костра. Им окуривали поля, чтобы обеспечить плодородие, и растения, чтобы снять вредоносную силу с одних и усилить целебные свойства других. Сквозь этот дым прогоняли скот.

В Эстонии ни один праздник весенне-летнего цикла не обходился без весёлого качания на качелях, сопровождаемого песнями и танцами и Иванов день – не исключение. Сооружались качели еще на Пасху деревенскими молодыми парнями. Место для строительства, как правило, подбиралось на лесной опушке или пригорке. Они были двух видов: простые деревянные подвесные, привязанные веревками к стволам двух рядом стоящих деревьев, или каркасные с опорными столбами и верхней перекладиной, к которой с помощью канатов или жердей крепилась качельная доска. На Иванов день девушки украшали их букетами и венками из полевых цветов.

 

Большое значение имели ритуалы, связанные с почитанием воды: ключей, родников, рек, озер и морей. В ночь на Иванов день были приняты ритуальные купания. Девушки считали, что роса на Иванов день излечивает болезни кожи и делает лицо красивым. В ночь с 23 на 24 июня было принято пускать венки по воде и гадать. Если венок утонет – это плохой знак. В некоторых областях региона, чтобы увидеть жениха, молодухи клали под подушку цветы, собранные накануне.

В Латвии день накануне Ивановой ночи назывался «Зелёным днём» («Zaļā diena» - лат.) или «Травным днём» («Zāļu diena» - лат.). В этот день девушки собирали травы, плели из полевых цветов венки, которые вешали на рога коров, в корм животных также добавляли травы и цветы, так как считали, что в этот день они обладают особой силой.   Для украшения жилых и хозяйственных построек составляли букеты из полевых цветов.

 Вечер перед Яновой ночью отмечался торжественным ужином. Каждый год в деревнях выбирали хозяев праздника  «Янова батюшку» и «Янову матушку», которые в праздничной одежде встречали гостей «Яновых детей» обрядовой пищей – ячменным пивом и специальным «Яновым сыром» с тмином в форме круга, олицетворяющим солнце.  Гости надевали на головы хозяев дубовые «Яновы венки», символизирующие богатство и плодородие. Эти венки хранили дома в течение года до следующего праздника.

 Среди обязательных элементов праздника Иванова дня было пение песен. В Латвии  широко известны песни с припевом «Līgo», сопровождающие весь праздник:

Собирайтесь, Яновы дети,

На высокой горе,

Чтобы слышались Яновы песни

Из края в край.

В Ингерманландии, где традиция празднования Юханнуса в начале XX века была прервана,  этот праздник трансформировался в национальный песенный праздник. Он был возрожден в 1989 году и состоялся в приходе Колтуши. Сегодня праздник проходит по одному сценарию: сначала исполняется национальный гимн “Nouse Inkeri”, музыку к которому написал известный в начале XX в. ингерманландский композитор Моозес Путро; поднимается национальный флаг, потом начинают выступать фольклорные коллективы из Ленинградской области и соседних государств. Так же в программу входят соревнования по метанию сапога и другие спортивные и детские игры. Заканчивается праздник хороводами вокруг костра. Юханнус выполняет консолидирующую роль, на него съезжаются ингерманландцы не только Ленинградской области, но и Финляндии, Эстонии, Швеции и даже США.

Мы используем cookie (файлы с данными о прошлых посещениях сайта) для персонализации сервисов и удобства пользователей.

Продолжая просматривать данный сайт, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie и принимаете условия.