Главная: Посетителям: Выставки онлайн: «Свадебные финские и шведские лопасти самопрялок в собрании РЭМ»

«Свадебные финские и шведские лопасти самопрялок в собрании РЭМ»

Авторы концепции: М.А. Докучаева и А.А. Заньковская, научные сотрудники отдела этнографии народов Северо-Запада России и Прибалтики РЭМ.

Данная онлайн выставка является первой презентацией уникальной коллекции старинных финских и шведских лопастей самопрялок, хранящейся в фондах Российского этнографического музея, которая в полной мере раскрывает традицию изготовления бытовых предметов, имевших высокий обрядовый статус и являющихся выдающимися в художественном отношении памятниками народной культуры. Они были целенаправленно приобретены известным финским этнографом Уно Таави Сирелиусом и корреспондентом Этнографического отдела Русского музея краеведом Йоханом-Вихтори Котикоски в первом десятилетии XX века на территории Вазаской,  Або-Бьернеборгской и Тавастгусской губерний Великого княжества Финляндского, где наряду с финнами на протяжении многих веков проживали и шведы. Именно здесь сформировалась яркая синкретическая крестьянская культура, свидетельствующая о взаимодействии прибалтийско-финских и скандинавских традиций.

Из истории

Изготовление пряжи – одно из самых древних женских занятий, широко распространённое в каждом крестьянском доме Северной Европы. На протяжении многих веков основным орудием традиционного прядения являлось деревянное веретено. Эволюция ремесленного производства привела к созданию в XVI веке нового орудия – самопрялки токарно-плотницкой работы с педалью для вращения колеса (ножной привод), благодаря чему процесс прядения стал частично механическим. Самопрялка дала возможность одновременно выполнять три действия: вытягивать, скручивать и наматывать нить, что увеличило скорость и эффективность работы в несколько раз. На территории Финляндии колесные самопрялки вертикального типа появились в начале XVIII века и прежде всего на пограничных финско-шведских землях вдоль побережья Ботнического залива. Для крепления шерстяной или льняной кудели использовались специальные деревянные лопасти, которые вставляли в вертикальную стойку станины самопрялки.

Коллекция финских и шведских лопастей самопрялок Российского этнографического музея насчитывает около 50 экспонатов (в составе коллекций № 3031, 3057, 3194, 3195). В числе тщательно отобранных музейных памятников есть редкие лопасти, датируемые XVIII в., богато украшенные резным и расписным декором, свидетельствующие о национальном своеобразии, устойчивости композиционных решений в расположении орнамента, его предпочтительных мотивах, приемах нанесения, а также о специфике региональной финско-шведской традиции.

 

«Tortti» – лопасть самопрялки берёзовая, самая ранняя в коллекции РЭМ. На лицевой стороне в нижней части орнаментальной композиции вырезан год: «1777». Шведы, финны.  XVIII в.Финляндия, Вазаская губ., приход  Лайхиа.

Лопасть – дорогой сердцу подарок.

Условно лопасти самопрялок можно разделить на две большие группы: простые функциональные и красиво декорированные праздничные, которые, как считалось, обладают особыми магическими свойствами. Лопасть была излюбленным предсвадебным подарком отца своей дочери, жениха невесте, неотъемлемой частью приданого невесты, памятной вещью, которая передавалась по наследству от матери к дочери.

Простые, лаконично украшенные лопасти самопрялок бытовали повсеместно в Финляндии, но в западной исторической области Остроботнии и на Аландских островах они были исключительно богато орнаментированными и демонстрировали высочайший профессионализм мастеров, их изготавливавших. Это обстоятельство обусловлено многовековыми, устойчивыми трудовыми и повседневными контактами между финским и шведским населением прибрежных областей Финляндии и Швеции. Хорошо известно, что на побережье Ботнического залива из-за скудности почвы, сельское хозяйство было развито слабо, мужское население занималось рыболовством, ловом тюленя в акватории Вазаских шхер и Аландских островов, судоходством и судостроением. Опытным ремесленникам также приходилось постоянно отлучаться из дома в поисках сезонных работ в крупных городах (Турку, Ваза) или в Швеции. Практически весь весенне-летний и осенний сезоны они отсутствовали дома, их особый уклад жизни складывался в долгой разлуке с родными, тоске по своей семье и родным местам. На досуге многие из них делали различные поделки, предназначенные в подарок своим женам или дочерям, в том числе и лопасти самопрялок, в изготовление которых они вкладывали всю свою любовь и мастерство.

Резные лопасти.

На выставке представлены две характерные форм лопастей – плоские и вогнутые различной конфигурации. Традиционный приём украшения лицевой стороны лопасти – плоскостная резьба, в орнаменте использовались старинные народные мотивы, в том числе и так называемая «скандинавская плетенка». Самыми популярными узорами были солярные знаки: круги и розетки, выполненные в сочетании контурной и мелко рельефной трёхгранно-выемчатой техники, а также сквозные кресты и сердца. Древний орнамент по народным представлениям защищал хозяйку от зла и приносил счастье. Узор прорезных розеток местами был так тонок, что его вырезали только на вымоченном в воде дереве. В собрании РЭМ есть лопасть, на которой, в честь помолвки, мастер вырезал схематическое изображение голов жениха и невесты. Причудливые детали орнаментов, прорезные узоры, фигурно вырезанные края делали каждую прялку уникальной и неповторимой.

Наряду с этими орнаментальными мотивами в музейной коллекции представлены ещё два оригинальных вида декора лопастей. Это так называемые «львиные» – с изображениями двух стоящих на задних лапах и обращенных друг к другу так называемых геральдических львов, которые воспроизводили львов на гербе Швеции, и лопасти с гребнем на вершине. Они типичны для шведского населения прибрежных приходов, расположенных вдоль Ботнического залива. На шведское происхождение таких лопастей указывает и их «местное» название, записанное в описях музейных экспонатов при регистрации коллекции – «Flagabräm» или «Tortti». В основном это лопасти прялок с прибрежных территорий Вазаской губернии (Wasa län – швед.)  и Аландских островов (Åland — О́ланд – швед.), где было сосредоточено шведское население (колл. № 3057 и 3195).

Лопасти, собранные в Тавастгусской губернии (колл. № 3031), где по статистическим данным 1890 г. 98% жителей составляли финны, носят иное самоназвание -  «Rukinlapa». Й.В. Котикоски объясняет, что это название произошло от финского слова «lapa» - лопатка коровы, которую использовали как кухонную утварь при замешивании теста.

Расписные лопасти.

С начала XIX века альтернативу резному декорированию лопастей начинает составлять роспись, которая в 1860-х годах окончательно вытесняет резьбу. Роспись в большинстве случаев выполнялась масляными красками, предпочтительные цвета: красный, желтый, зелёный, синий, чёрный. Часто этот декоративный прием использовался для обновления изношенной поверхности любимой лопасти. Но постепенно роспись стала самостоятельным элементом декора. В некоторых случаях можно наблюдать многоцветное раскрашивание резного орнамента. В росписи продолжают сохраняться схематичные изображения, растительные и геометрические мотивы орнамента. Нередко основу композиции составляют реалистичные изображения цветов, листьев, ветвей, людей.

Именные лопасти

Так как лопасти самопрялок зачастую были подарком, на них не редко встречаются инициалы владелицы и год изготовления. Как правило, монограммы прорезали или прописывали на обратной стороне лопасти, но встречаются экспонаты, где надписи нанесены на лицевую сторону. Иногда мастер делал памятную дату  частью орнаментальной композиции.


«Rukinlapa» –  лопасть самопрялки еловая, орнамент – прорезная розетка. Поверхность окрашена в синий цвет, на лицевой стороне слабо  различимая монограмма: «Eva Peltonen. 1871». Эту лопасть женщина получила в подарок от своей матери.  Финны. 1871 г. Финляндия. Тавастгусская губ., приход  Муураме.









До конца XIX века прядение оставалось одним из главных женских занятий в сельской Финляндии, а прялка сопровождала женщину на протяжении всей её жизни. Но к началу XX века декоративные лопасти уже почти не использовались в быту, и их начали активно собирать для музеев и частных собраний.

Мы используем cookie (файлы с данными о прошлых посещениях сайта) для персонализации сервисов и удобства пользователей.

Продолжая просматривать данный сайт, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie и принимаете условия.