Купить билет

Собиратели

Бабенко Василий Алексеевич

Бабенко Василий Алексеевич

Бабенко Василий Алексеевич. 1912 г.
Фотография опубликована в предисловии ко второму изданию книги В.А. Бабенко «Этнографические очерки народного быта Екатеринославского края» (Днепропетровск, 2013. – С. 5)

Авторы: Холодная В.Г., научный сотрудник высшей категории, кандидат исторических наук; Гущан Л.С. ведущий научный сотрудник отдела этнографии Кавказа, Средней Азии и Казахстана, кандидат культурологии (описание греческих вещевых и фотоколлекций)

Бабенко Василий Алексеевич (1877–1955) – краевед, этнограф и археолог-любитель, первооткрыватель салтовской археологической культуры. В период сотрудничества с Этнографическим отделом Русского музея (ЭО РМ) – учитель, а затем заведующий двухклассным народным училищем в слободе Верхний Салтов Волчанского у. Харьковской губ. В настоящее время в основном фонде РЭМ значится 617 собранных им предметов, находящихся в 21 коллекции.

В.А. Бабенко родился 21 апреля (9 мая) 1877 г. в г. Волчанске Харьковской губ. в многодетной семье столяра. В возрасте 13 лет по рекомендации помещика Ф. П. Попова, в доме которого работала кухаркой его мать, В. Бабенко поступил в трехклассную школу, а по ее окончании на полученную от земства стипендию продолжил обучение в Волчанской педагогической семинарии. В 1897 г. Василий Алексеевич получил диплом народного учителя и место в земской школе слободы Верхний Салтов Волчанского у. (стипендиат должен был отработать в должности сельского уездного учителя в течение 6 лет).

Интерес к природе, истории и культуре родного края сформился у В.А. Бабенко еще в годы обучения в семинарии. Его основой стали воспоминания детства, проведенного в доме Попова, интересовавшегося стариной и народными традициями. Началось все с попытки составления собственной библиотеки из материалов газет и популярных иллюстрированных журналов, таких как «Нива», «Вокруг света», «Родина», а также сбора гербариев и энтомологических коллекций. Приступив к учительской деятельности, Бабенко взялся за создание личного историко-краеведческого музея. Для его пополнения он самостоятельно и при помощи сочувствовавших ему жителей Верхнего Салтова собирал предметы народного быта, а также случайно найденные на полях, в оврагах и осыпях свидетельства старины и археологические древности. Чувствуя необходимость в продолжении образования, он окончил Высшие учительские курсы в Харькове, в ходе обучения на которых в числе прочих прослушал курс истории и этнографии.

Важным событием, предопределившим научные интересы собирателя, стал ХII Всероссийский археологический съезд, проходивший с 14 по 27 августа 1902 г. в Харькове. Подготовка к нему подразумевала активное привлечение уроженцев Харьковской губ. Образованное для этого Харьковское отделение комитета возглавил известный историк, исследователь Слобожанщины и ректор Харьковского университета Д.И. Багалей. Комитет выработал программу по собиранию древностей и исторических сведений и разослал во все учебные заведения губернии анкету с просьбой собрать сведения об имеющихся в окрестностях исторических и археологических памятниках.

Получивший анкету В.А. Бабенко с энтузиазмом принялся обследовать окрестности и опрашивать местное население. В 1900 г. в процессе осмотра Капиносова оврага он обнаружил катакомбный могильник, что положило начало изучению памятников салтовской (салтово-маяцкой) археологической культуры конца I тыс. н.э. О находке В.А. Бабенко сообщил директору Музея древностей при Харьковском университете проф. Е.К. Редину, Археологической комиссии в Санкт-Петербурге и Московскому археологическому обществу. Весной 1901 г. в Верхний Салтов на разведку прибыли студенты Харьковского университета М.Е. Воронец и П.П. Ефименко, а затем представители Комитета по организации съезда и экспедиция Харьковского университета во главе с А.М. Покровским. В 1901 г. под руководством А.М. Покровского, а позднее самостоятельно до 1915 г. включительно, В.А. Бабенко проводил раскопки Верхнесалтовского могильника, исследовав 255 катакомб.

В.А. Бабенко на фоне раскопок катакомбных захоронений хазарского времени в слободе Верхний Салтов Волчанского у. 1905–1911 гг. АРЭМ Ф. 1. Оп. 2. Д. 27. Л. 175.

Результаты своих изысканий он представлял на археологических съездах и в сопутствующих им публикациях. Его археологическая деятельность с точки зрения методики проведения раскопок далеко не всегда оценивалась современниками положительно. Это послужило основанием для отказа ЭО РМ в приобретении представленных им археологических материалов. На тот момент Бабенко был уже хорошо известен Совету Отдела как собиратель, но предложенные им в 1911 г. и высланные по его просьбе из Имп. Археологической комиссии предметы, сопровождавшиеся перечневыми описями находок, отчетами и дневниками раскопок 1909–1910 гг. (с картой, небольшими зарисовками захоронений и фотографиями местности), были отклонены. Первоначально Совет оценил их в 125 руб. Сумма не удовлетворила исследователя, он запросил в два раза больше и получил решительный отказ, подписанный уже новым хранителем Отдела К.К. Романовым, который не изменил своего решения даже после того, как Бабенко согласился с первоначальным предложением. В 1912 г. предметы были возвращены владельцу, дневники и отчеты в настоящее время хранятся в Архиве РЭМ.


В.А. Бабенко с находками из захоронений Верхнее-Салтовского могильника. 1905 – 1911 гг. АРЭМ Ф. 1. Оп. 2. Д. 27. Л. 194.

Начало этнографической деятельности В.А. Бабенко также связано с ХII Всероссийским Археологическим съездом: по поручению его Предварительного комитета он собрал и аннотировал значительный этнографический материал. Первые предметы с изложенной в письме сопроводительной информацией, содержавшей характеристику с. Верхний Салтов, его построек, занятий населения, орудий труда и костюма, он прислал уже в конце 1900 г. Эта коллекция легла в основу этнографической выставки, проводимой в дни работы съезда, и была описана им в ее каталоге. В 1902 г., совместно с О.П. Радаковой и под руководством Н.Ф. Сумцова и Д.И. Багалея, В.А. Бабенко принял активное участие в монтаже экспозиции, включавшем отбор фотографий и экспонатов, представленных другими собирателями, а также руководил изготовлением макетов и стендов для экспонирования. После окончания Съезда, надеясь на создание постоянного музея, директором которого он мог бы стать, весь собранный материал исследователь хранил у себя (остальные экспонаты поступили в музей Харьковского университета).

Став членом Харьковского историко-филологического общества, В. А. Бабенко обратился в ЭО РМ. В письме от 6 мая 1903 г. он писал, что, просмотрев случайно попавшую к нему в руки программу для сбора этнографических предметов, составленную специалистами отдела, он готов предложить свои услуги. При этом счел необходимым отрекомендоваться, сообщив, что по поручению ХII Археологического съезда он не только собрал значительное количество предметов по широкой этнографической тематике, но и сопроводил их подробными сведениями, приведя в пример составленный им каталог. «Чем сослужил я этнографической выставке в Харькове, писал В.А. Бабенко,тем же самым могу с удовольствием послужить на пользу вновь учрежденного отдела Русского музея». Видимо, ответ был положительным, однако конкретного предложения о сотрудничестве тогда не поступило.

В 1904 г. В.А. Бабенко был приглашен в Екатеринослав Д.И. Яворницким, директором местного областного музея, археологом и исследователем запорожской старины, с целью проведения этнографических изысканий при подготовке намеченного на следующий год ХIII Археологического съезда. В результате им (и его женой – учительницей Е.Р. Бабенко-Никитиной) было обследовано 6 уездов Екатеринославской губ. и в итоге собран значительный предметный, описательный и фольклорный материал по этнографии различных народов, населявших губернию, сначала ставший весомым дополнением этнографического раздела приуроченной к съезду выставки, а затем опубликованный по заказу Екатеринославского губернского земства в проиллюстрированных 75 фотографиями «Этнографических очерках народного быта Екатеринославского края» (Екатеринослав, 1905). Значительное количество негативов из представленных в издании фотоснимков впоследствии было продано автором Русскому музею, и в настоящее время хранятся в РЭМ.

В 1907 г. В.А. Бабенко стал заведующим Верхнесалтовским народным училищем и уже в этом качестве решил напомнить о себе Русскому музею. Адресуя письма хранителю ЭО РМ Н.М. Могилянскому, в августе 1908 г. он выслал ему в дар «для ознакомления» сначала каталог Екатеринославской этнографической выставки, а затем упомянутые выше «Очерки народного быта» и брошюру «Из этнографических наблюдений Екатеринославской губ.», сопровождая их просьбой о помощи в реализации оставшихся у него изданий. Не дождавшись ответа, 17 января 1909 г. В.А. Бабенко пишет следующее письмо, подтверждая свое согласие принять участие в сборе этнографических материалов, только просит уточнить, что конкретно интересует Отдел и на какую сумму он может рассчитывать. Кроме того, в письме была предложена к приобретению значительная коллекция хранившихся у него предметов из Екатеринославской губ.: греческие женские головные покрывала, шитые золотом; интерьерное полотенце с тканым орнаментом; струнный музыкальный инструмент из тыквы; два русских вышитых полотенца; предметы вооружения запорожских казаков; украинская  керамика – расписные миски (50 пр.), тарелки, сосуды, мелкая скульптурная пластика (3 пр.); возок; 9 платков – «хусток», дукач и др.

Попутно Бабенко сообщил некоторую информацию о бытовании «хустки» как принадлежности праздничного костюма девчат и молодиц: на свадьбах ее в знак расположения дарят жениху, который затыкает подарок за пояс в знак своего статуса.

Обращение В.А. Бабенко было рассмотрено на заседании Совета музея 24 января 1909 г. Было решено просить собирателя выслать в Санкт-Петербург все предлагаемые им вещи для ознакомления, купить из них то, что заинтересует, а остальное вернуть. Предметы были отправлены 18 марта. Некоторые из них, в частности возок и керамика, значительно пострадали при пересылке, какие-то показались малоинтересными, и первоначально от них хотели отказаться, но в итоге почти все они были зарегистрированы в августе 1910 г. В.М. Назаровым. Русское полотенце получило коллекционный номер 2341. Три медных старообрядческих креста, цыганский бронзовый перстень и запорожские кинжал с пистолетом с о. Хортица сначала вошли в коллекцию № 1738, впоследствии запорожские вещи выделились в коллекцию № 2612, а перстень – в № 2613 (утрачен по акту 1935 г.). Украинская керамика, деревянная утварь и «хустки» были объединены с предметами, собранными корреспондентом позднее в том же с. Перещепино Новомосковского у. Екатеринославской губ. (соответственно РЭМ 1554 и 1726). За все было заплачено 15 руб.

Четыре греческих предмета, зарегистрированые под № 1737, были собраны в сс. Мангум и Бешево Мариупольского у., населенных греками, вывезенными из Крыма при императрице Екатерине II в кон. XVIII в. Значение коллекции в контексте музейного эллиноведения было велико, поскольку данные предметы, с одной стороны, стали первыми, демонстрирующими традиционную культуру мариупольских греков (или, как тогда было принято их называть, греков-переселенцев), с другой – они продолжили эллиноведческую традицию Отдела, поскольку в музее уже была представлена коллекция старожильческого греческого населения, собранная К.А. Иностранцевым в 1905 г. в г. Старый Крым.

Два головных покрывала «перифтар» (с греческого «обволакивающий») (РЭМ 1737-2, 1737-3) представляют собой длинное белое домотканое полотно из хлопка или льна в сочетании с шелком, концы которого украшены бахромой и вышивкой шелковыми и тонкими металлическими нитями. Перифтар «обволакивал» лицо, оставляя открытыми лоб и часть волос, разделенных на прямой пробор, один конец полотна, покрывал голову и укреплялся на затылке, второй, охватывая шею, опускался до талии и закреплялся за поясом. Способ его ношения хорошо виден на фотографии, запечатлевшей исполнение танца во время празднования Панаира (церковно-календарного праздника в честь покровителя селения) в с. Кара-Куба Мариупольского у. (РЭМ 3270-9/1), негатив которой был продан музею позднее. Полотенчатое головное покрывало является архаичным элементом женского костюма, привезенным еще из Крыма. Об этом свидетельствуют как наиболее старый известный женский портрет, датируемый XVIII в., на котором в перифтаре изображена жена греческого священника, так и то, что уже в Приазовье переселенцы постепенно отказывались от шелковых, серебряных и золотных нитей для декорирования вышивок. Таким образом, головные покрывала, бытовавшие в нач.XX в., с большой степенью вероятности были изготовлены еще в кон.XVIII – XIX в., их бережно хранили и носили только во время важных общественных ритуалов и праздников.

На упомянутом выше январском заседании Совета ЭО В.А. Бабенко было предложено в течение пасхальных каникул (с 21 марта по 6 апреля) собрать в Харьковской губ. пробную коллекцию русских женских головных уборов. Особенно музей интересовали «сороки», подобные тем, что собиратель представил в 1902 г. на выставке в Харькове. Для этой цели ему было выдано удостоверение и ассигновано 100 руб., треть из которых он мог использовать по своему усмотрению на текущие расходы. В результате этой поездки было собрано 56 предметов, приобретенных в Купянском и Старобельском у. Коллекция включала головные уборы: женские («кокошники» и «бархатники» с «кичками», «повойниками», «подзатыльниками», покрывалами –«дымками» и платками к ним) и девичьи («золотые» повязки с «бантами» – съемным украшением из нескольких лент, надевавшихся поверх косы под повязку), а также сарафан и два полотенца. В перечневой описи приводились их народные названия, место сбора, в ряде случаев кратко характеризовался декор, способ изготовления, возрастная привязка и особенности бытования. По замечанию собирателя, на момент покупки все эти предметы уже вышли из употребления, при этом для некоторых он указал замену. Коллекция была зарегистрирована А.А. Рагозиной в 1911 г. первоначально под одним коллекционным номером 1551, позднее из нее было выделено 35 единиц, собранных в Старобельском у., получивших номер 1401 (закрепленный ранее за регистрацией Д. А. Клеменца, но не использованный им).

28 мая отчет и смета В. А. Бабенко были утверждены Советом, но не вполне удовлетворили Н.М. Могилянского. В развернутом письме он высказал собирателю вежливый упрек в сборе большого количества почти однотипных предметов, их дороговизне (превышавшей обычную закупочную стоимость в 2–4 раза), а также в отсутствии «сорок», о которых просили особо. В начале июня Бабенко по собственной инициативе отправился в Шабалинскую вол. Змиевского у. за этими головными уборами. Собранная им в сл. Лозовеньке коллекция состояла из нескольких комплектов вышитых золотной нитью бархатных и атласных, с «подзатыльниками», «мохрами» и шелковыми повязками к ним «сорок» – всего 10 предметов, зарегистрированных позднее под № 1978 как 5 единиц хранения. В описи указывалась цена при приобретении и стоимость каждой части, а также приводилось название украшавшего их узора. Коллекция была оплачена музеем, но в дальнейшем попросили собирателя придерживаться ассигнованных сумм.

Ранее В А Бабенко обращался к ЭО с предложением продолжить работу по Харьковской губ., и получил ответ, что на эту территорию уже запланированы поездки Зарецкого и Ефименко, и ввиду необходимости разграничения сфер сборов его просят «взяться за Екатеринославщину» как наиболее знакомую ему территорию, на что выделялось 500 руб.

Результатом этой командировки, охватившей 4 уезда Екатеринославской губ., было приобретение коллекций по русской, украинской, молдавской и румынской этнографии. В описи предметов даны местные названия, краткие пояснения по использованию и бытованию, приводятся названия орнаментов. При регистрации предметы быта украинцев были разделены на три коллекции. Первая из них (РЭМ 1554), приобретенная в Павлоградском и Новомосковском у., включает глиняную и деревянную утварь, сосуды из тыквы, глиняную игрушку. В коллекцию № 1726 вошли музыкальные инструменты, женский и мужской костюм, «рушники», «килимы» и «писанки» из с. Перещепино Новомосковского у. Коллекция № 1728 содержит интересный и достаточно полный, снабженный пояснениями комплект предметов по ювелирному промыслу – «золотарству», а также инструменты бондаря, сапожника, набивные доски и сельхозорудия из Славяносербского, Павлоградского и Новомосковского у. Привезенные из Бахмутского у. молдавские вещи – 35 предметов одежды, головные покрывала, скатерти и образцы вышивки – составили коллекцию № 1732; румынские – 12 предметов женского костюма и образцов вышивки – коллекцию № 1733. В сс. Терновка и Богдановка Павлоградского у. была собрана русская коллекция (РЭМ 1734) из 17 предметов костюма: полный женский костюм и головные уборы разных типов (сороки, чепцы, «парчевик»), а также сделаны фотографии, зарегистрированные позднее под № 3288. Возможно, что там же были отсняты 3 кадра, зафиксировавшие способ ношения двух типов кокошников и «сороки» в комплексе с сарафаном и летней верхней одеждой, относящихся к коллекции № 3290 и промаркированных при регистрации, как хут. Лопасский Старобельского у. (изображенные на них предметы идентичны входящим в коллекцию № 1734).

В конце 1909 г. Совет ЭО утвердил отчет В.А. Бабенко в сумме 780 руб. 05 коп. с выдачей ему перерасхода, и в следующем году он вновь обратился с предложением о сборе предметов в Харьковской, Екатеринославской и Курской губ., но «в виду отсутствия средств» предложение его было отклонено. В 1911 г. В.А. Бабенко предлагает приобрести у него обширную фотоколлекцию. Музей согласился принять только негативы. Из присланных 142 был отобран 131, за что было заплачено 56 руб. Фотографии с них, сохранившиеся значительно лучше негативов, большая часть которых погибла в 1941 г., были отпечатаны в музее и зарегистрированы в 1912 г. (украинцы: РЭМ 3243 (с. Верхний Салтов Волчанского у. Харьковской губ.), РЭМ 3265 (с. Перещепино Новомосковского у. Екатеринославской губ.); молдаване: РЭМ 3264, 3269 (Екатеринославская губ.); греки: РЭМ 3270 (Екатеринославская губ.); русские: РЭМ 3288, 3289, 3290 (Харьковская (?) Екатеринославская губ.).

Все фотоизображения представляют большой интерес. Полиэтничное население Харьковской и Екатеринославской губ. предстает в будничные, праздничные и ритуальные моменты своей жизни. На многих снимках зафиксирован уходящий из обихода в нач. ХХ в. традиционный костюм. И что не менее важно, они демонстрирую способы ношения присланных собирателем предметов. В.А. Бабенко сопроводил негативы пояснениями с указанием места и времени съемки, народных названий предметов костюма, описанием ритуала или момента производственного процесса.

Примером сказанного выше может служить коллекция из 10 снимков, сделанных у мариупольских греков (РЭМ 3270). На фотографиях изображены жители греческих сел за работой и во время празднования Панаира – церковно-календарного праздника в честь покровителя селения, который последовательно отмечался в течение года в греческих селах Мариупольского у. Важными составляющими празднования являлись молебен, заклание ритуального животного, общественный обед, праздничные хороводы, состязания юношей в борьбе куреш, ярмарка. Во время праздника собирались гости из соседних греческих сел, таким образом, он становился общегреческим. На представленной фотографии танцующих во время празднования в с. Кара-Куба (РЭМ 3270-9/1) можно видеть способ ношения головных уборов у женщин, костюмы мужчин и музыкальные инструменты, среди которых следует отметить волынку, входящую в ансамбль духовых и ударных инструментов.

После окончательного отказа в 1912 г. приобрести у В.А. Бабенко археологические материалы и возвращения ему присланных коллекции собиратель с Русским музеем больше не сотрудничал.

В 1911 г. в г. Волчанске на деньги земства был создан Музей древностей, имевший археологическую и историко-этнографическую экспозиции. В.А. Бабенко был назначен директором этого музея. С 1912 и до 1917 г. в этом качестве и как представитель волчанского земства он неоднократно участвовал в областных и всероссийских выставках древностей, а также (с 1913 г.) выполнял обязанности заведующего внешкольным образованием Волчанского у. После установления советской власти он вновь оказался на должности директора Музея, преобразованного в 1923 г. в Окружной культурно-исторический, деятельность которого всячески поощрялась местной властью, а его руководитель получал премии, грамоты, ценные подарки, а в 1928 г. президиум ВУЦИК присвоил ему звание Героя Труда.

В 1936 г. музей фактически перестал существовать в связи с решением о сносе собора, в котором он располагался в последние годы. Его коллекции были перемещены в подвалы райисполкома, а В.А. Бабенко с 1937 г. был назначен заведующим архивом г. Волчанска. В 1943 г. после освобождения города от немецкой оккупации, В.А. Бабенко был приглашен в Харьков для восстановления Харьковского государственного исторического музея. Там он проработал в должности научного сотрудника до 1947 г. и успел принять участие в совместной археологической экспедиции Харьковского университета и Института археологии АН УССР под руководством С.А. Семёнова-Зусера, которая возобновила работы в Верхнем Салтове. Получив в 1947 г. благодаря хлопотам академика П.П. Ефименко персональную правительственную пенсию за 50-летнюю плодотворную работу на поприще археологии, в 1948 г. В.А. Бабенко вернулся в Волчанск, где скончался в ноябре 1955 г.


Архивные материалы

АРЭМ Ф. 1. Оп. 2. Д. 26. Л. 1–2об. – Переписка с учителем Верхне-Салтовского народного училища Харьковской губ. В. А. Бабенко о собирании коллекции по этнографии малороссов.
АРЭМ Ф. 1. Оп. 2. Д. 27. Л. 1–199. – Переписка с В. А. Бабенко заведующим Верхне-Салтовского народного училища Харьковской губ. о собирании этнографических материалов по Екатеринославской и Харьковской губ.; дневник и фотографии археологических раскопок в Верхнее-Салтовском селе.
АРЭМ Ф. 1 Оп. 1 Д. 54. Л. 1-1об., 91, 100, 129. – Журналы заседаний Совета Этнографического отдела Русского музея.

  

Публикации по этнографии

  1. Каталог Выставки XII Археологического съезда в г. Харькове. – Харьков, 1902. – 915 с. (В.А. Бабенко– автор небольших пояснительных текстов к нескольким разделам каталога).
  2. Бабенко В.А. Этнографические очерки народного быта Екатеринославского края. – Екатеринослав, 1905. – 144 с.
  3. Бабенко В.А. Из этнографических наблюдений в Екатеринославской губернии // Сборник Харьковского историко-филологического общества. Т. 16: Труды Харьковской комиссии по устройству XIII археологического съезда в г. Екатеринославе. – Харьков, 1905. – С. 337 – 348.
  4. Бабенко В.А. Коцарство в Харьковской губернии // Вестник Харьковского историко-филологического общества. 1913. – Вып. 4. – С. 61 – 66.

Библиография

Колода В.В. Василий Алексеевич Бабенко (биографический очерк) // В.А. Бабенко Этнографические очерки народного быта Екатеринославского края. – Днепропетровск, 2013.– С. 3–18.

Коллекции

Греки

№ 1737. – Музыкальный инструмент, головные покрывала, полотенце. Включает 4 предмета. Екатеринославская губ., Мариупольский у., сс. Магнум, Бешево. Собрано в 1904, приобретено музеем в 1909 г. Греки

Молдаване

№ 1732. – Одежда, головные покрывала, скатерти и образцы вышивки. Включает 35 предметов. Екатеринославская губ., Бахмутский у. Сбор 1909 г. Молдаване

Румыны

№ 1733. – Предметов женского костюма и образцы вышивки. Включает 12 предметов. Екатеринославская губ., Бахмутский у. Сбор 1909 г. Румыны

Русские

№ 1401. – Сарафаны, головные уборы, полотенца. Включает 35 предметов. Харьковская губ., Старобельский у.Сбор 1909 г. Русские

№ 1551. – Головные уборы, одежда. Включает 20 предметов. Харьковская губ., Купянский у. Сбор 1909 г. Русские

№ 1734. – Предметы женского костюма, головные уборы. Включает 17 предметов. Екатеринославская губ., Павлоградский у., сс. Терновка, Богдановка. Сбор 1909 г. Русские

№ 1738 . – Крест. Включает 1 предмет. Екатеринославская губ., Александровский у., о. Хортица. Собрано в 1904, приобретено музеем в 1909 г. Русские

№ 1978. – Женские головные уборы. Включает 5 предметов. Харьковская губ., Змиевский у. Сбор 1909 г. Русские  

№ 2341– Полотенце. Включает 1 предмет. Екатеринославская губ., Бахмутский у., с. Никитовка. Собрано в 1904, приобретено музеем в 1909 г. Русские 

Украинцы

№ 1554 – Гончарные и деревянные изделия. Включает 111 предметов. Екатеринославская губ. Павлоградский и Новомосковский уу. Сбор 1904, 1909 гг.Украинцы 

№ 1726 – Музыкальные инструменты, писанки, утварь, одежда. Включает 87 предметов. Екатеринославская губ., Павлоградский, Мариупольский и Новомосковский уу. Сбор 1909 г. Украинцы 

№ 1728 – Атрибуты ювелирного дела, инструменты бондаря, сапожника, набивные доски и сельхозорудия. Включает 155 предметов. Екатеринославская губ., Славяносербский, Павлоградский и Новомосковский уу. Сбор 1909 г. Украинцы

№ 2612 – Оружие. Включает 2 предмета. Екатеринославская губ., Александровский у., о. Хортица. Собрано в 1904, приобретено музеем в 1909 г. Украинцы

Фотоколлекции

Греки

№ 3270 . – Типы населения, музыканты, ковроткачество, кузница, чабан, ярмарка, празднование «Панаира». Включает 10 фотоотпечатков, 16 негативов. Екатеринославская губ., Мариупольский у. Фотосъемка 1904 г. Греки

Молдаване

№ 3264.  – Типы населения. Включает 3 фотоотпечатка, 2 негатива. Екатеринославская губ. Фотосъемка 1909 г. Молдаване

№ 3269. – Типы населения, типы жилых построек, свадьба. Включает 12 фотоотпечатков, 2 негатива. Екатеринославская губ. Фотосъемка 1909 г. Молдаване

Русские

№ 3288. – Типы населения. Включает 9 фотоотпечатков, 6 негативов. Екатеринославская губ., Павлоградский у., сс. Терновка, Богдановка. Фотосъемка 1909 г. Русские

№ 3289. – Типы населения. Включает 3 фотоотпечатка. Екатеринославская губ. Бахмутский у. Фотосъемка 1909 г. Русские

№ 3290. – Типы населения. Включает 3 фотоотпечатка. Харьковская губ. Старобельский у. хут. Лопасский. Фотосъемка 1909 г. Русские

Украинцы

№ 3243. – Виды поселения, рыбная ловля, ярмарка, типы населения. Включает 8 фотоотпечатков, 1 негатив. Харьковская губ., Волчанский у., с. Верхний Салтов. Фотосъемка 1904 г. Украинцы

№ 3265. – Типы населения, хозяйственных и жилых построек, хозяйственные занятия и ремесла (выбойщики холста, шерстобиты, гончары), ярмарка, базар, свадьба, музыканты, лирники, знахарка, волостной суд. Включает 84 фотоотпечатка, 33 негатива. Екатеринославская губ., Новомосковский у., с. Перещепино. Фотосъемка 1904–1909 гг. Украинцы

Изменения в режиме работы:
14.12.23 – Музей работает с 10.00 до 17.00 (касса до 16.00).

Режим работы Музея в новогодние праздники:
02–07.01.24 – Музей работает с 10.00 до 18.00 (касса до 17.00);
31.12.23, 01.01.24 и 08.01.24 – Музей закрыт.


Мы используем cookie (файлы с данными о прошлых посещениях сайта) для персонализации сервисов и удобства пользователей.
Продолжая просматривать данный сайт, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie и принимаете условия.