Купить билет

Собиратели

Костиков Леонид Васильевич

Костиков Леонид Васильевич

Автор: И.И. Шангина, главный научный сотрудник отдела этнографии русского народа, доктор исторических наук, профессор

Леонид Васильевич Костиков – профессиональный этнограф, опытный полевой исследователь этнической культуры Русского Севера, а также народов Севера и Дагестана, сотрудник Этнографического отдела Русского музея императора Александра III (ЭО), собиратель одних из крупнейших и ценных коллекций музея по традиционной культуре русского народа.

Л.В. Костиков родился 9 апреля 1877 г. в г. Кременчуге. После окончания гимназии (1896) обучался сначала в Новороссийском а затем в Санкт-Петербургском университете, по естественному разряду физико-математического факультета, который окончил с дипломом первой степени (1908). Параллельно с учебой в университете в 1903 г. он посещал лекции в Археологическом институте, получив по его окончании звание «действительного члена».

В ЭО Л.В. Костиков работал регистратором коллекций с 1903 по 1904 г. включительно, а затем в феврале 1910 г. вновь был принят в ЭО на должность «хранителя вне штата» по рекомендации заведующего отделом Н.М. Могилянского, который дал ему лестную характеристику, назвав «прекрасным работником, уже вполне ознакомившимся с техникой музейного дела в прежние годы». В промежутке он работал в Бюро международной библиографии Императорской Академии наук, занимаясь составлением библиографий по антропологии и этнографии для ежегодника «Русская библиография по естествознанию и математике».

В конце мая 1910 г. Леонид Васильевич был направлен в экспедицию в Архангельскую губ. «для собирания этнографических предметов среди великорусов». Его сопровождал штатный фотограф музея Анатолий Николаевич Павлович, которого Н.М. Могилянский считал «очень опытным специалистом». Работа проводилась в течение четырех месяцев на Летнем, Онежском и Поморском берегах Белого моря в старинных селах русских поморов. Выбор для исследования именно этой территории Л.В. Костиков объяснял тем, что, здесь сохранялась «некоторая исконность», первозданная «русскость», «русский дух», что позволит, как он считал, найти еще «неиспорченные цивилизацией» вещи, необходимые музею.

Экспедиция началась с обследования старинных поморских поселений, расположенных на Летнем берегу Онежского пол-ва Белого моря, вдоль Онежского почтового тракта – Солзы, Нёноксы (Нёнокский посад), Сюзьмы и Красной горки. Предметный мир поморов Летнего берега не полностью оправдал надежды Л.В. Костикова. Этнограф не смог обнаружить здесь «стародавних, досюльных вещей» подобных тем, которые бытовали в средневековой Руси. Однако он смог сфотографировать и описать солеваренный промысел в Нёнокском посаде, в котором, по его словам, «едва ли не во всей первобытной чистоте и неприкосновенности сохранился старинный способ добывания соли из соляных источников». Окончив работу в селах на Онежском тракте, учёный вместе с фотографом отправились в поморские села на Летнем берегу Двинской губы Онежского п-ва: Яреньга, Лопшеньга, Дураково, Летняя Золотица, откуда можно было переехать в села Онежского (Лямицкого) берега Онежской губы – Пушлахте, Лямице и Пурнеме, труднодоступные для путешественников как летом, так и зимой. От материка со стороны Яреньги они были отделены Унской губой, вход в которую являлся очень трудным и опасным из-за каменистого дна и отмелей, а в зимнее время – из-за полного бездорожья. Со стороны Пурнемы полуостров был отрезан непроходимыми болотами и плохими дорогами. На этой изолированной от внешнего мира территории Л.В. Костиков надеялся «найти неисчислимое количество этнографических предметов». В экспедиционном отчете этнограф дал описание бытового уклада поморов этих сел. По его мнению, люди здесь «живут единым общим укладом», «являются самыми богатыми мужиками России», а их дома «построены на один лад». Л.В. Костиков также отметил, что основной доход они получают от прибрежного сёмужного промысла, а зимой от лесных промыслов; в свободное время – от лова рыбы «так, от скуки» занимаются различными ремеслами. Вещей традиционного быта в селах оказалось много, даже тех, которые он определял как «досюльные, допотопные, первобытные»: деревянные долбленые «тюканые» тарелки, двуколки с дощатыми колесами, некоторые старинные головные уборы. В этих селах Л.В. Костиков, первый из собирателей, обратил внимание на широкое бытование оригинальных детских деревянных игрушек: панок – женских фигурок – и коников. Он отметил их разнообразие и «забрал все, что было в этом отношении интересного».

После окончания работы на Онежском берегу этнограф перебрался в Унский и Лудский посады, население которых было более тесно связано с такими культурными центрами, как Архангельск, Онега и Каргополь, и поэтому утратило в некоторой степени традиционные черты быта. Здесь произошло его знакомство со священником храма Рождества Пресвятой Богородицы Иоанном Несторовичем Чирковым (1872–?), краеведом, членом Архангельского общества изучения Северного края. Отец Иоанн оказал существенную помощь в поисках старинной женской одежды поморов: предоставил музею 23 предмета искомой одежды, а также предметы облачения священника – стихарь и подризник из набойки кон. XVII – нач. XVIII столетия. И.Н. Чирков вплоть до 1915 г поддерживал деловые отношения с музеем, приобретая по его заданию интересные вещи и снабжая их подробными сопутствующими сведениями. Кроме того в 1912 г. он передал в музей свою рукопись «Лудский посад. Этнографический очерк», которая заслужила высокую оценку ученых ЭО. В конце июня того же года Л.В. Костиков и фотограф А.Н. Павлович отправились из Лудского посада по Онежскому почтовому такту через Нижмозеро, Кянду, Тамицу, Покровское в г. Онегу, В каждом из этих сел они останавливались на один-два дня, собирая экспонаты, фотографируя жилища и храмы, а затем из г. Онеги отправились на юг по почтовому тракту на Кемь, проложенному вдоль р. Онеги. В старинном с. Вонгуда, знаменитым своим гончарным промыслом, Л.В. Костиков приобрел для музея три ручных гончарных круга и образцы продукции промысла, а в с. Порожском, и д. Падорине изучил набойный промысел, который обслуживал жителей Онежского, а также Архангельского и Кемского у. К моменту появления экспедиции промысел в Падорине уже престал существовать, но Л.В. Костикову удалось собрать там большую коллекцию набойных досок и инструменты, использовавшиеся в набойном производстве.

В августе – начале сентября этнографы работали на Поморском берегу: в Кеми, сс. Сороке, Сухонаволоцком, Вирме, Сумском посаде, Колежме, Нюхче, Кушерецком и Ворзогорах. Здесь Л.В. Костиков описал основные занятия местного населения: промысел трески, судоходство, судостроение, торговля с Норвегией. В Сумском посаде большую помощь в сборе предметов Л.В. Костикову оказал Вячеслав Григорьевич Бельтюков, председатель Поморского отделения Архангельского общества изучения Русского Севера. Из русских сел Поморья в музей были доставлены образцы старинных и современных вышивок, женская одежда, предметы домашнего обихода, прялки, орудия рыболовства и охоты. На Поморском берегу Л.В. Костиков побывал также в карельском с. Подужемье, откуда также привез вещи для коллекции.

В результате архангельской экспедиция Л.В. Костикова и А.Н. Павловича было собрано 565 экспонатов и сделано 157 фотоснимков.

Собрание музея, тщательно сформированное Л.В. Костиковым состоит из предметов традиционного быта, еще частично сохранявшегося в первом десятилетии ХХ в. у поморов Летнего, Онежского и Поморского берегов. В основном это вещи, бытовавшие у поморов в первом десятилетии XX в. Однако есть и предметы «стародавние», т.е. изготовленные в сер. – втор. пол. XIX в., уже вышедшие из повседневного обихода. Экспонаты, доставленные этнографом в музей, отражают многие стороны предметного мира поморов. По словам Л.В. Костикова, он постарался собрать «все принадлежности жизни и быта, как материального, так и духовного». Здесь представлены орудия труда и инструменты, использовавшиеся в рыболовстве, земледелии, скотоводстве, ремесле, домашнем ткачестве, а также предметы интерьера, хозяйственная и столовая утварь; одежда, предметы церковного обихода. Среди экспонатов, собранных для музея Л.В. Костиковым, много чрезвычайно интересных. Это, прежде всего, прялки, выделяющиеся своеобразием внешнего облика среди прялок других регионов Русского Севера. Они были с узкими лопастями, расширяющимися кверху и фигурным треугольным резным навершием. Лопасть украшена орнаментом, выполненным в технике трехгранно-выемчатой, сквозной и контурной резьбы; расцвечена красной, зеленой и желтовато-коричневой краской. Среди ажурных геометрических узоров на некоторых прялках контуром изображены человеческие фигуры, птицы, церкви. Научный и художественный интерес представляют также игрушки из дерева, так называемые панки – женские фигурки и коник, которые Л.В. Костиков назвал «своеобычными», т.е. своеобразными, оригинальными, нигде больше не встречающимися.

Особый интерес в коллекции вызывают предметы с «метками» – клеймами, вырезанными ножом на деревянных предметах. Метки ставились на рыболовных снастях, хозяйственной и домашней утвари. Они могли представлять дату изготовления вещи, инициалы хозяина или тексты разного содержания. На ящичке для сапожных инструментов написано «Николая Аренина 1905года», на долбленой чашке – «ААФ Коту лакать». Некоторые надписи на вещах рассказывают о месте их изготовления и событиях, происходивших в то время. Например, на трехногом стульчике вырезано: «Сей стулъ работан на тони Болотиха Андрея Арефьева Федотова 1891 Года Внеурожайный год».

Естественно, что коллекции Л.В. Костикова не охватывали полностью богатый и разнообразный предметный мир поморов. Этнограф, осознавая неполноту своих собраний, старался дополнить их вещами, которые не удалось приобрести в полевых условиях. В декабре 1910 г. ЭО, например, по его инициативе обратился с письмом в Комитет для помощи поморам Русского Севера с просьбой «пожертвовать отделу коллекцию новых и старых орудий тюленьего и моржового промысла, хранящуюся в Мурманской экспедиции в Александровске».

Большим достоинством поморских коллекций Л.В. Костикова является то, что любой входящий в них предмет сопровождается легендой, соответствующей музейным требованиям первого десятилетия XX в.: каждая вещь снабжена информацией, включающей место бытования: (губерния, уезд, село, посад или деревня); локальное название, а если предмет сложносоставной, – название его отдельных частей.

Кроме того, в легенде к каждому предмету указаны материал, из которого он сделан, техника изготовления, назначение и способ его употребления. К сожалению, в легендах нет сведений о времени изготовления предмета. Это объясняется тем, что этнографы XIX – первого десятилетия XX в. считали, что предметы традиционного быта остаются неизменными на протяжении длительного времени, и важна не столько точная дата их изготовления, сколько период бытования этой вещи.

Бесценными источниками, привезёнными из этой экспедиции, являются также фотографии, отснятые Л.В. Костиковым и А.Н. Павловичем. Всего на Летнем, Онежском и Поморском берегах ими было отснято 373 негатива, все опечатки с которых сохранились. Фотографии раскрывают разные моменты жизни, хозяйственный и бытовой уклады поморов, являясь своего рода фоном для экспонатов, поступивших в музей. Они раскрывают в какой-то степени жизнь вещи в природной среде и демонстрируют предметы, по той или иной причине не приобретенные собирателями. На фотоснимках запечатлены поморские села в первое десятилетие XX в., жилые дома, хозяйственные постройки, храмы и, конечно, люди, их занятия, их будни и праздники.

По возвращении из экспедиции Л.В. Костиков проработал в музее до 13 апреля 1911 г. и уволился по собственному желанию. В удостоверении о службе, выданном ему ЭО было написано, что он «исполнял свои служебные обязанности с выдающимся усердием, особенным вниманием и пользой для дела». После этого Л.В. Костиков работал «чиновником по сельскохозяйственной части» в Департаменте земледелия Главного управления земледелия и землеустройства, занимавшегося подготовкой аграрной реформы в России. После революции он уехал на Украину, где у него были родственники, затем – в Крым, а в начале 1923 г. вернулся в Петроград.

В апреле 1924 г. Л.В.Костиков вновь был принят на работу в ЭО на должность сверхштатного сотрудника по обслуживанию экскурсий, но в начале ноября того же года назначен старшим помощником хранителя IV Отделения. В его ведении находилось собрание отдела по палеоазиатским народностям, населяющим Якутскую АССР.

В 1926 г. музей направил Л.В. Костикова в Гыданскую экспедицию АН СССР, возглавляемую арктическим геоботаником и географом Б.Н. Городковым (1890–1953). Это была стационарная комплексная экспедиция, созданная для обследования Гыданского п-ва на Крайнем Севере Западной Сибири, продлившаяся с 27 декабря 1926 г. по 3 марта 1928 г. В задачи комплексного изучения Гыданского п-ва входило географическое, геологическое, ботаническое и этнологическое исследование этой малоизвестной ученым территории Сибири, населенной ненцами (самоедами-юраками). Этнологические изыскания, порученные Л.В. Костикову, включали изучение языка, антропологического облика, хозяйственного и бытового уклада, верований кочевавших на полуострове ненцев.

Экспедиция в составе шести человек выехала из Ленинграда в Красноярск 26 декабря 1926 г., откуда 6 января 1927 г. на лошадях направилась в Енисейск, а затем в Ново-Туруханск (с. Монастырское), расположенный на правом берегу Енисея, куда прибыла 25 января 1927 г. В Ново-Туруханске Л.В. Костиков собрал сведения о кочевании эвенков (тунгусов) и ненцев (самоедов-юраков) и экономическом состоянии их хозяйства. Затем экспедиция отправилась в пос. Янов Стан на р.Турухан, а оттуда уже на оленьих упряжках в начале апреля 1927 г. прибыла на Гыданский п-ов. Работа Л.В. Костикова проходила на летних стойбищах ненцев на р. Юрибей; в районе пос. Халмер-Седе (ныне пос. Тазовский), расположенного на левом берегу р. Таз; в стойбищах на оз. Ямбуто и вытекающей из него р. Ямбутохо. Л.В. Костиков был первым ученым, посетившим Гыданский п-ов с этнологическими целями, положив тем самым начало этнографическому изучению этой группы ненцев, почти полностью сохранившей традиционные культурные и бытовые особенности. Во время экспедиции этнограф собрал большой информационный материал, который он зафиксировал в дневнике экспедиции и в Предварительном отчете экспедиции, а также в трех статьях: «Боговы олени в религиозных верованиях хосово», «Законы тундры. К вопросу о положении женщин у самоедов» и «Одна из причин экономического истощения туземцев Крайнего Севера». Кроме того, в музей поступила привезённая им коллекция вещевых памятников (177 предметов), а также 173 фотоснимка и результаты проведенных антропометрических измерений 148 человек.

По возвращении из экспедиции Л.В. Костиков занимался обычной музейной работой, в том числе читал лекции в Рабочем Этнографическом университете, созданном при ЭО.

В октябре – ноябре 1929 г. Л.В. Костиков принял участие в работе Северо-Кавказской археолого-этнографической экспедиции, направленной Государственной академией истории материальной культуры для проведения исследований в Дагестане под руководством А.А. Миллера (1875–1935), заведующего в ЭО отделением Кавказа и Туркестана В задачи экспедиции входило изучение с позиции этнографии кумыков – тюркоязычного народа Дагестана, территорией традиционного расселения которого была Кумыкская плоскость, западное побережье Каспийского моря и предгорные районы Дагестана. В экспедиции приняли участие кроме Л.В. Костикова и А.А. Миллера фотограф музея А.А. Гречкин, практикантка музея К.Г. Данилина и аспирант Научно-исследовательского института дагестанской культуры в Махачкале Инкочилау, выполнявший работу переводчика.

Л.В. Костиков и А.А. Гречкин работали в пяти старинных кумыкских селах: Верхнее Казанище, Нижнее Казанище, Нижний Дженгутай, Дургели (Доргели) и с. Кадар Буйнакского кантона Дагестанской автономной республики (ранее Темир-Хан-Шуринский окр.), расположенных в предгорных районах Дагестана. Население этих сел вело оседлый образ жизни, занимаясь земледелием, в основном выращиванием кукурузы, и овцеводством, а также изготовлением для продажи и собственного потребления ворсовых и безворсовых ковров, войлоков, гончарной посуды. Кроме того, в прошлом был развит промысел по изготовлению кинжалов, пользовавшихся спросом в округе.

Л.В. Костиков очень добросовестно отнесся к сбору экспонатов. Его коллекция из 367 предметов, отражающих традиционный хозяйственный и бытовой уклад кумыков, была собрана на прекрасном профессиональном уровне, несмотря на то, что ее собиратель не был специалистом в области этнографии кавказских народов. Л.В. Костиков отмечал, что вещи, собранные им для музея, – типичные, традиционные, так как «новый быт не нашел еще себе отражения в предметах местного производства, не вылился в нечто определенное, связанное со вкусами народа» [АРЭМ/ Ф.2 Оп. 1. Д. 296. Л.] Подбор экспонатов был проведен таким образом, чтобы показать предметную сторону хозяйственного и бытового уклада кумыков с наибольшей полнотой. Земледелие, ковроткачество, войлочное, суконное производства, гончарное дело, промысел по изготовлению кинжалов – все они представлены полными комплексами предметов (инструменты, станки, приспособления, красители, образцы нитей, выкройки войлочные узоры), необходимых в работе, а также изделиями – результатами работы. Остальные стороны народного быта отражены в предметах довольно скудно: три полных костюма: два женских и один мужской, домашняя утварь из дерева и детские игрушки. Новый быт кумыков, изучение которого в эти годы было обязательным для всех отправляющихся в экспедиции сотрудников музея, был представлен в коллекции рисунками школьников и фотографиями, отснятыми А.А. Гречкиным (120 снимков).

Три экспедиции Л.В. Костикова были исключительно важными для ЭО. Он собрал 1526 предметов (927 из них составили вещевые памятники) и сделал 599 фотоснимков. Все вещи были снабжены хорошими легендами, содержащими их местные названия, назначение, место сбора и бытования. Коллекции дают фактически полное представление о традиционном предметном мире каждого из обследованных им народов и могут быть прекрасным источником для этнографической науки.

Л.В. Костиков известен также как коллекционер русских народных игрушек. Он заинтересовался ими, еще будучи в экспедиции на Белом море. Уже возвратившись в Петербург в письме к В.Г. Бельтюкову он просит приобрести для него «деревянные детские резные игрушки самих крестьян – куклы панки и кони <…> оне так понравились мне, и ввиду того, что <…> оне друг на друга не похожи… я не задумываясь возьму их хотя бы и две сотни». В течение своей жизни он собрал огромную коллекцию из 1236 русских деревянных глиняных, гипсовых, картонных игрушек из разных центров игрушечного производства Европейской России. В 1945–1953 гг. она была передана в Государственный музей этнографии (ГМЭ; после 1948 г. – ГМЭ народов СССР; ныне Российский этнографический музей).

Л.В. Костиков прекратил работу в ЭО 3 февраля 1931 г. Он был уволен, как и многие его коллеги, с формулировкой «как не соответствующий требованиям, предъявляемым к научному сотруднику, работа которого связана с массовой полит-просветительной работой»

После увольнения из ЭО Л.В. Костиков работал сотрудником второго разряда в Институте по изучению народов СССР, организованном в феврале 1930 г. на базе Комиссии по изучению племенного состав населения СССР. В 1942 г. Леонид Васильевич Костиков скончался в блокадном Ленинграде.

Архивные материалы

АРАН. Ф. 496. Оп. 3. Д. 206. – Письмо Шмидту О.Ю. от Костикова Леонида Васильевича.
АРЭМ. Ф. 1 .Оп. 1. Д. 5. 28 л. – Проект Положения о Русском музее; проект штата музея. Объяснительные записки и дополнения к проектам. (1897–1902).
АРЭМ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 54. 54 л. – Журналы заседаний Совета Этнографического отдела Русского музея императора Александра III. №235–256; июнь 1909 – февраль 1910 г.
АРЭМ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 63. 74 л. – Журналы заседаний Совета Этнографического отдела Русского музея императора Александра III. №250–281; январь – декабрь 1910 г.
АРЭМ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 72. 68 л. – Журналы заседаний Совета Этнографического отдела Русского музея императора Александра III. №282–298; январь – декабрь 1911 г.
АРЭМ. Ф. 1. Оп. 2. Д. 349. 91 л. – Переписка с сотрудником музея Л.В. Костиковым, командированным в Архангельскую губ., о собирании этнографических материалов; описи материалов и отчёт о поездке. 24 февраля – 3 июля 1910 г.
АРЭМ. Ф. 1. Оп. 2. Д. 350а. 17 л. – Дневник Л.В. Костикова и заметки по этнографии коряков. Б/д.
АРЭМ. Ф. 1. Оп. 2. Д. 705. Л. 4, 23. – Переписка со священником И.Н. Чирковым о собирании этнографических материалов в Архангельской губ.; описи материалов. 2 декабря 1910 г. – 21апреля 1915 г.
АРЭМ. Ф. 1. Оп. 2. Д. 48а. 182 л. – Журналы заседаний Совета Этнографического отдела Русского музея № 392–447; 13 марта 1920 г. – 4 декабря 1924 г.
АРЭМ. Ф. 1. Оп. 2. Д. 174а. 151 л. – Журналы заседаний Совета Этнографического отдела Русского музея. № 448–471; 8 января 1925–8 декабря 1928 г.ОРВА ГРМ. Ф. ГРМ 1. Оп. 10. Д. 231. Л. 1, 2, 59. – Личное дело Л.В. Костикова.
ЦГИА СПб. Ф. 14. Оп. 3. Д. 35891. – Костиков Леонид Васильевич, 1898 г.


Публикации

  1. Костиков Л. Изба семи государей // Материалы по этнографии России. СПб.: [Т-во Р. Голике и А. Вильборг] – 1914. – Т. 2. – С. 1–111.
  2. Костиков Л.В. Боговы олени в религиозных верованиях хасовов // Этнография. – 1930.– – № 1–2. – С.115–132.
  3. Костиков Л.В. Законы тундры. К вопросу о положении женщин у самоедов // Труды Полярной экспедиции АН СССР. – Л., 1930. – Вып. 3. – С. 30–68.
  4. Костиков Л.В. Одна из причин экономического истощения туземцев Крайнего Севера // «Подорожник»: Краеведческий альманах. – Вып. 11. – С. 30–116.

 

Библиография

  1. Костиков Л.В. // Наука и научные работники СССР. Ч. 2: Научные учреждения Ленинграда. – Л., 1926. – С. 105.
  2. Костиков Л.В. // Научные работники Ленинграда с приложением перечня научных учреждений Ленинграда. – Л., 1934. – Ч. V. – С. 183.
  3. Бернштам Т.А. Рыболовство на Русском Севере во второй половине XIX – начале XX в.(по коллекциям и архивным материалам этнографических музеев Ленинграда // Из культурного наследия народов России XX в.: Сборник МАЭ. Т. XXVIII. – Л., 1972. – Ч. XXVIII. – C. 62–98.
  4. Баранова О.Г. Поморские коллекции в собрании отдела этнографии русского народа РЭМ // Этнографический источник: Материалы Третьих Санкт-Петербургских этнографических чтений. – СПб., 2004. – С. 121–128.
  5. Карапетова И.А. Л.В. Костиков: неизвестные страницы биографии // Исследования по культуре ненцев. – СПб., 2014. – С. 39–46.
  6. Шангина И.И. Материалы по этнографии поморов Летнего и Онежского берегов в собрании Российского этнографического музея // Кенозерские чтения 2019: Гражданские инициативы в заповедном укладе. – Архангельск, 2019. – С. 306–350.
  7. Баранова О.Г. Коллекции по традиционной культуре поморов в Российском этнографическом музее: история комплектования // Живая старина. – 2020 – № 1 (105). – С. 24–28.
  8. Баранова О.Г. Поморские промысловые орудия труда в коллекции Российского этнографического музея // Там же. – 2020 – № 3 (107). – С. 44–47.
  9. Дандамаева З.Э. О формировании коллекции Российского этнографического музея по культуре народов Дагестана // Современная научная мысль. – – №4. – С. 99–106.
  10. Баранова О.Г. Надписи и знаки на поморских экспонатах в собрании Российского этнографического музея // Живая старина. – 2021 – № 1 (109). – С. 21–27.
  11. Баранова О.Г. «В руках всё родится»: предметы поморского быта в собрании Российского этнографического музея // Там же. – 2022 – № 1 (113). – С. 51–54.
  12. Шангина И.И. Три экспедиции Леонида Васильевича Костикова // Кенозерские чтения 2021: Заповедные земли Русского Севера в контексте социально-гуманитарных и естественно-научных исследований. – Архангельск, 2022. – С. 415–428.

 


Коллекции

Карелы

№ 2323. – Принадлежности охоты и рыбной ловли, сельскохозяйственные орудия, детские игрушки. Включала 34 предмета, сохранилось 29. Архангельская губ., Кемский у., с. Подужемье. Сбор 1910 г.

Кумыки

№ 5072. – Предметы земледелия, народной техники, одежда, средства передвижения, утварь, предметы воспитания детей. Включала 367 предметов, сохранилось 317. Дагестанская АССР. Сбор 1929 г.

Ненцы

№ 4778. – Предметы охоты, рыболовства, народной техники, питания, средства передвижения, обувь, детские игрушки, верования. Включала 177 предметов, сохранилось162. Гыданский п-ов. Между устьями Енисея и Оби. Сбор 1928 г.

Остяки

№ 4779. – Детские игрушки. Включала 10 предметов, сохранилось 10. Уральская обл., Березовский окр. Сбор 1928 г.

Русские

№ 2317. – Детские игрушки из дерева, бересты, травы и глины. Включала 76 предметов, сохранилось 65. Архангельская губ. Сбор 1910 г.

№ 2320. – Детские игрушки – уточки из теста. Включала 4 предмета, сохранилось 4. Вологодская губ., гг.Тотьма, Велиукий Устюг. Сбор 1910 г.

№ 2321. – Оружие и принадлежности охоты. Включала 11 предметов, сохранилось 10. Архангельская губ., Кемский у. Сбор 1910 г.

№ 2322. – Женский фартук. Включала 1 предмет, сохранился 1. Вологодская губ., Великоустюгский у., д. Сметанино. Сбор 1910 г.

№2324. – Мужская и женская одежда, украшения, ткани. Включала 42 предмета, сохранился 41. Архангельская губ., Архангельский у., посады Нёнокса, Луда, Уна, дд. Красная Горка, Лопшеньга. Сбор 1910 г.

№ 2325. – Женская одежда, предметы женского рукоделия, текстиль. Включала 36 предметов, сохранился 31. Архангельская губ., Кемский у., посад Сума, с. Нюхча, дд. Ендогуба, Колежма, Суднозерская. Сбор 1910 г.

№ 2326. – Женская одежда и предметы женского рукоделия. Включала 31 предмет, сохранилось 30. Архангельская губ., Онежский уу. Нижмозеро, Прилуцкое, дд. Лямица, Пурнема, Пушлахата. Сбор 1910 г.

№ 2327. – Женская одежда и полотенце. Включала 6 предметов, сохранилось 3. Включает 21 предмет. Архангельская губ. Архангельский и Кемский уу., дд. Сюзьма, Яренга. Сбор 1910 г.

№ 2336. – Орудия рыболовства. Включала 72 предмета, сохранилось 55. Архангельская губ., Архангельский у. Сбор 1910 г.

№ 2337. – Стихарь и подризник дьякона. Включала 2 предмета, сохранилось 2. Архангельская губ., Архангельский у., посад Уна. Сбор 1910 г.

№ 2338. – Деревянные кресты и церковные предметы. Включала 18 предметов, сохранилось 18. Архангельская губ. Сбор 1910 г.

№ 2343. – Предметы домашнего и хозяйственного обихода. Включала 76 предметов, сохранилось 70. Архангельская губ. Архангельский у., посады Луда, Нёнокса, сс. Яреньга, Лопшеньга, Лукинское. Сбор 1910 г.

№ 2344. – Предметы домашнего и хозяйственного обихода. Включала 77 предметов, сохранилось 66. Архангельская губ., Онежский у. Сбор 1910 г.

№ 2345 – Домашняя утварь, предметы женского рукоделия, инструменты. Включала 67 предметов, сохранилось 63. Архангельская губ., Кемский у. Сбор 1910 г.

№ 2347. – Набойные доски. Включает 30 предметов. Архангельская губ. Кемский, Онежский у. Сбор 1910 г.

№ 4960. – Пряники. Включает 11 предметов. г. Тобольск. Сбор 1929 г.

№ 6677. – Глиняные и деревянные игрушки. Включает 101 предмет. Вятская губ. Время сбора неизвестно.

№ 6678. – Деревянные игрушки. Включала 333 предмета, сохранилось 297. Московская обл. Время сбора неизвестно.

 № 6680. – Гипсовые игрушки. Включала 316 предметов, сохранилось 310. Вятская губ. Время сбора неизвестно.

№ 6682. – Игрушки из картона. Включала 140 предметов, сохранилось 139. Московская обл. Время сбора неизвестно.

№ 6685. – Деревянные игрушки. Включала 40 предметов, сохранилось 39. Нижегородская губ. Время сбора неизвестно.

№ 6686. – Деревянные игрушки. Включает 27 предметов. Воронежская обл. Время сбора неизвестно.

№ 6688. – Фарфоровые и глиняные игрушки. Включала 42 предмета, сохранился 41. Московская обл. Время сбора неизвестно.

№ 6692. – Деревянные игрушки. Включала 119 предметов, сохранилось 118. Европейская Россия. Время сбора неизвестно.

№ 6733. – Глиняные игрушки. Включала 536 предметов, сохранилось 535. Европейская Россия. Время сбора неизвестно.

№ 6740. – Глиняные игрушки. Включала 193 предмета, сохранилось 187. Вятская губ. Время сбора неизвестно.

№ 6741. – Глиняные игрушки. Включает 11 предметов. Тульская обл. Время сбора неизвестно.

№ 6743. – Куклы из ткани домашнего и кустарного изготовления, глиняные игрушки. Включала 226 предметов, сохранилось 226. Вятская губ. Европейская Россия. Время сбора неизвестно.

Финны

№ 1184. – Деревянные коньки. Включала 2 предмета, сохранилось 2. Финляндия, м. Хивинки близ Гельсингфорса. Сбор 1910 г.

Фотоколлекции

Карелы

Фотосъемка производилась совместно с А.Н. Павловичем.

№ 2635. – Храмы, жилища, интерьеры жилищ, трало для ловли жемчуга, станок для гнутья полозьев саней. Включает 11 фотоотпечатков. Архангельская губ., Кемский у., с. Подужемье. Фотосъемка 1910 г.

Ненцы

№ 4785. – Пейзажи, оленьи стада, орудия охоты и ловли рыбы, нарты, жертвенные места со  шкурами и рогами  жертвенных оленей,  предметы шаманского культа. Включает 173 фотоотпечатка. Туруханский край и Обдорский край. Гыданский п-ов, Фотосъемка 1928 г.

Русские

Фотосъемка проводилась вместе с А.Н. Павловичем.

№ 2636. – Виды посадов и деревень, жилища и их интерьеры, храмы, группы мужчин, женщин, детей. Включает 27 фотоотпечатков. Архангельская губ., Кемский у. Фотосъемка 1910 г.

№ 2637. – Виды посадов и деревень, жилища, храмы,  хозяйственные занятия населения: сплав леса, заготовка сена, уборка картофеля, отправление на пахоту, перевозка на поля сох др.Включает 108 фотоотпечатков. Архангельская губ., Онежский у. Фотосъемка 1910 г.

№ 2638. – Группы и портреты мужчин, женщин, детей , гонка плотов по Онеге, кладбище, интерьер бани. Включает 106 фотоотпечатков. 106. Архангельская губ., Архангельский у. Фотосъемка 1910 г.

№ 2639. – Портрет пожилой женщины. Включает 3 фотоотпечатка Архангельская губ., Шенкурский у. Фотосъемка 1910 г.

№ 2640. – Общие виды поселений, типы населения. Включает 31 фотоотпечаток.

Архангельская губ., Беломорское Поморье. Фотосъемка 1910 г.

№ 2696. – Портрет пожилой женщины. Включает 3 фотоотпечатка. Вологодская губ., Сольвычегодский у., Песчанская вол., д. Грихнево. Фотосъемка 1910 г.

№ 2697. – Церковь св. Иоанна Предтечи. Включает 3 фотоотпечатка. Вологодская губ., г.Тотьма. Фотосъемка 1910 г

№ 2698. – Общие виды местности. Включает 2 фотоотпечатка. Вологодская губ., Великоустюгский у. Фотосъемка 1910 г.

Обращаем ваш внимание, что в последнее время участились случаи мошенничества, совершаемые с использованием информационно-телекоммуникационных технологий.

Обращаем ваше внимание, что билеты в Российский этнографический музей в сети Интернет можно приобрести только через официальный сайт музея www.ethnomuseum.ru . Просим вас быть очень внимательными, чтобы не стать жертвами мошенников.

Режим работы Музея в праздничные дни:
07 марта с 10.00 до 17.00, касса до 16.00;
8 марта, 01 и 08 мая, 11 и 12 июня с 10.00 до 18.00, касса  до 17.00;
29 апреля, 09 мая Музей закрыт.


Мы используем cookie (файлы с данными о прошлых посещениях сайта) для персонализации сервисов и удобства пользователей.
Продолжая просматривать данный сайт, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie и принимаете условия.