Купить билет

Собиратели

Сальмонт Борис Петрович

Сальмонт Борис Петрович

Сальмонт Борис Петрович (до 1928 г. сценический псевдоним Краковский).
Рисунок опубликован в статье: Сальмонт Б. О бурят-монгольской музыке // Бурят-Монгольская правда. – 1926. – 23 сент. – .С. 3.

Автор: А.А. Гаджиева, научный сотрудник высшей категории отдела специализированного хранения

Музыкант-этнограф, артист, режиссер, создатель и художественный руководитель Ленинградского этнографического ансамбля (1924), организатор разнообразных курсов (музыкальных, драматических, культурно-массовой и политико-просветительной работы), собиратель образцов традиционной музыкальной культуры народов РСФСР и сопредельных территорий (с 1925 г.), действительный член Бурят-Монгольского научного общества им. Доржи Банзарова (с 1926 г.), консультант Бурят-Монгольского ученого комитета (с 1926 г.), член-корреспондент музыкально-этнографической секции Государственного института музыкальной науки (с 1928 г.), заведующий фольклорно-музыкальной секцией Государственного музея этнографии (1936–1937).

Б.П. Сальмонт родился 11 августа 1890 г. в г. Пльзень (Богемия, Австро-Венгрия) в семье рабочего Петра Петровича Сальмонта и крестьянки Анны Леонтьевны (урожд. Русаковой). Не позднее 1893 г. семья перебралась в Санкт-Петербург. О своем детстве Борис Петрович писал: «Отец мой 37 лет работал на фабрике «Гознак» [до 1919 г. – «Экспедиция заготовления государственных бумаг». – А.Г.], а до нее сначала был бродячим музыкантом, а потом ремонтным рабочим на железной дороге. Мать – малограмотная крестьянка, занималась домашним хозяйством, обремененная детьми. С детства во мне развивалась впечатлительность, благодаря нищенскому существованию семьи отца, религиозности матери и постоянно умиравших на моих руках младших моих братьев и сестер. Тяга к учебе быстро была сменена погоней за заработком и уже со школьной скамьи я вынужден был грошовыми уроками зарабатывать и на себя, и на семью» (АРЭМ. Ф. 2. Оп. 3. Д. 209. Л. 9–11об.). Образование – незавершенное среднее (4 класса технической школы при Экспедиции заготовления государственных бумаг, 6 классов гимназии в Новом Петергофе, позднее – 2 курса консерватории). В 1911–1914 гг. служил артистом драмы в театре «Комедия и драма» Ф.Ф. Юсупова; в 1913–1914 гг. – солистом басовой домры в Великорусском оркестре Н.И. Привалова.

Пройдя ускоренный курс Казанского военного училища, Б.П. Сальмонт в чине прапорщика в июне 1915 г. был направлен на военную службу. После серьезного ранения в августе 1917 г. уволен в запас. Несколько месяцев в г. Рыбинске работал режиссером драмы в Доме просвещения солдата, где организовал Народные вокально-музыкальные курсы. С ноября 1917 г. по сентябрь 1919 г. служил музыкантом и артистом драмы в разных труппах (И.М. Арнольдова, М.Т. Дарьяла) и городах (Оренбурге, Кургане, Петропавловске, Омске, Новосибирске). С октября 1919 г. по июнь 1920 г. работал учителем русского языка в пятом Чехословацком полку, продвигавшемся на восток (Новосибирск – Байкал – Владивосток), в 4-м госпитале г. Владивостока. В июле 1920 г. в составе миссии чехословацкого Красного Креста пытался выехать в Москву через Маньчжурию. Миссию расформировали, и Сальмонт вынужден был остаться в г. Харбине. В Харбине издавал и редактировал сатирический журнал «Пилюля», печатался в газетах «Вперед», «Россия», в журнале «Рабочая мысль»; организовал «Свободный творческий театр», музыкально-драматическую секцию культотдела Совета профсоюзов г. Харбина; работал инструктором в дорпрофсоже КВЖД, артистом в театре Коммерческого собрания. В 1922 г. Б.П. Сальмонту удалось через Читу и Новосибирск вернуться в Петроград.

В 1922–1925 гг. Борис Петрович служил в системе отдела народного образования инструктором по художественной работе, позднее – ответственным секретарем Комиссии по культурно-массовой работе, публиковал статьи в журнале «Жизнь искусства». В 1924 г. организовал из выходцев драмкружков ликвидированных рабочих клубов группу под названием «Мастерская коллективного творчества» (Маскотвор), занимавшуюся постановкой массовых театрализованных представлений в духе Пролеткульта. Деятельность Мастерской осуществлялась на хозрасчетной основе, санкционировалась Гублито и Секцией самодеятельного театра Губполитпросвета. «В план занятий входило ознакомление с элементами драматического, музыкального и изобразительного искусств, а также коллективное творчество» (АРЭМ. Ф. 2. Оп. 5. Д. 70. Л. 1). С этим коллективом была неразрывно связана вся последующая жизнь Б.П. Сальмонта.

Летом 1925 г. Б.П. Сальмонт вместе с активистками Маскотвор Л.В. Субботиной и М.М. Туляковой отправился в свою первую «экскурсию». Маршрут включал деревни Ленинградской, Вологодской и Новгородской губ., а также ряд населенных пунктов Карельской АССР. В Петрозаводске был поставлен массовый комсомольский спектакль; повсеместно читались лекции, сопровождаемые концертами народной музыки, проводился инструктаж. Была произведена слуховая нотная запись сорока образцов музыкального фольклора: песен – обрядовых (свадебных) и не обрядовых (включая три вепсские), плачей («голосня свадебная»), частушек (посадниковских, шёлтозерских, вытегорских), танцевальной музыки (в частности «чудской кадрили»), духовного стиха (сохранилась авторская копия нотных записей: АРЭМ. Ф.2. Оп. 5. Д. 84. Л. 5–9); составлено подробное описание свадебного обряда (с. Ларионов Остров), заговоры. Часть собранных материалов сразу же использовалась с целью включения в программу выступлений, в том числе в виде инструментальных версий, исполняемых на гуслях, цитре и /или балалайке. По возвращении в Ленинград, на собрании работников секции Музыкального отдела Губполитпросвета Б.П. Сальмонтом был сделан доклад об итогах полевого сезона. Несмотря на положительную оценку деятельности Маскотвора, официальный статус ее так и не был оформлен. Зимой по приглашению участкового комитета профсоюза работников Мурманской железной дороги ансамбль отправился на ст. Званка, где его участниками был организован вагон-клуб для проведения культурно-массовой работы на маленьких станциях и разъездах. Сохранился план лекции «Русская народная песня», прочитанной 07.02.1926, с приложением программы, включающей трудовые, исторические, свадебные, лирические, шуточные и плясовые песни, более двух третей которых являлись экспедиционными сборами Мастерской (АРЭМ. Ф. 2. Оп. 5. Д. 84. Л. 1–1об.). По окончании договора с Мурманской железной дорогой вокально-инструметальное трио ансамбля  направилось на восток страны. Проведя выступления в Свердловске и Иркутске, Маскотвор прибыла в Бурят-Монгольскую АССР.

В Верхнеудинске при поддержке Бурят-Монгольского ученого комитета (Буручкома) и Бурнаркомпроса Мастерской были организованы «Бурят-монгольские национальные музыкальные курсы» – пробные краткосрочные (май – июнь 1926 г.) и полугодовые, затем продленные до восьми месяцев (ноябрь 1926 г. – июль 1927 г.). Их главной задачей являлась «ликвидация музыкальной безграмотности». Слушатели курсов осваивали элементарную теорию музыки, получали навыки нотной фиксации народных песен, обучались игре на музыкальных инструментах – гуслях, цитре, домре. По заданию Буручкома была разработана основа оркестра национальных инструментов», для чего Б.П. Сальмонт усовершенствовал конструкцию и технологию изготовления струнных смычковых инструментов хура и хучира. Некоторые из  слушателей курсов сами являлись знатоками местных традиций, что было использовано на практических занятиях. Так, участники ансамбля впервые познакомились со звучанием аутентичного хура в исполнении одного из учеников, а бо́льшая часть песен и семейских частушек зафиксирована от слушателя курса В. Воскобойникова и его брата (АРЭМ. Ф. 2. Оп. 5. Д. 84. Л. 12–13). Среди слушателей курсов оказался лама (по некоторым источникам – двое), оказавший существенную помощь в исследовании дацанских оркестров и буддийской мистерии. В 1928–1929 гг. по запросу Бурнаркомпроса был проведен полуторагодичный музыкальный практикум, налажена работа Бурнацклуба, развернута сеть музыкальных кружков, организовано заочное обучение музыкальной грамоте, в качестве пособия для заочного обучения учреждена газета «Музыкальная тропа».

Маскотвор выезжала в фольклорно-этнографические экспедиции в Верхнеудинский, Селенгинский, Троицкосавский аймаки БМАССР и в Монголию (в 1926 и 1929 гг.), Аларский (зимой 1927–1928 гг.), Закаменский, Хоринский, Еравненский аймаки БМАССР, а также Читинский округ (летом 1928 г.). Часть поездок осуществлялась совместно с курсантами или практикантами (АРЭМ. Ф. 2. Оп. 5. Д. 74, 75; Бурят-Монгольская правда. – 1926. – 25 сент. – С. 4). В ходе экспедиций Б.П. Сальмонт выполнял нотации бурятских, монгольских и русских песен, составлял подробное описание буддийской мистерии Цам, включая пляски и песнопения (подробнее о мистерии см.: Колпецкая О. Буддийская танцевальная мистерия Цам.) участниками поездок приобретались предметы буддийского культа, костюмы, маски, музыкальные инструменты и пр., осуществлялась фотофиксация. По оценке самого Б.П. Сальмонта, 80% записанных песен и плясок использовались в сценической деятельности Маскотвор.

Б.П. Сальмонтом были подготовлены лекции и доклады, написаны монография «Музыка, песни и танцы бурят-монгол», статьи для журнала «Жизнь Бурятии», газеты «Бурят-Монгольская правда» и др. На основе экспедиционных сборов проведены выставки в Верхнеудинске и Москве. Значительная часть собранных материалов – около 250 предметов, более 500 нотных записей и рукописи были приобретены в 1929 г. Буручкомом. Часть коллекции поступила в Областной музей БМАССР, Кяхтинский музей, Музей истории религии (о коллекции, приобретенной ГМИР, см.: Мазурина В.Н. О деятельности этнографического ансамбля в Бурятии), Музей Революции СССР (переданы монгольские и китайские музыкальные инструменты), отдельные предметы поступили в Центральный музей народоведения и Музей народов СССР (в 1948 г. коллекции МН СССР были переданы в ГМЭ), Государственный Эрмитаж (в настоящее время хранятся в Музее музыки – филиале Музея театрального и музыкального искусства, Санкт-Петербург).

В марте 1928 г. «Маскотвор» переименовали в Государственную музыкально-инструктивную передвижку (ГМИП) и присоединили к Центральному Дому искусства в д. им. В.Д. Поленова (ЦДИСК, г. Москва), куда был передан образец сконструированного/усовершенствованного Б.П. Сальмонтом хура. План деятельности Дома искусств разрабатывался его дирекцией, а детали согласовывались с местными парторганизациями и органами народного образования. В 1930 г., в связи с переименованием ЦДИСК в Центральный Дом самодеятельного искусства им. Н.К. Крупской, ГМИП получила название «Государственная Инструктивная мастерская самодеятельного искусства» (ГИМСИ). В 1932 г. Наркомпросс передал ГИМСИ в подчинение сначала Московскому областному управлению театров, затем Филармонии, далее Музею народов Востока и, наконец, Политпросветцентру Наркомпроса, переименовав в «Государственную инструктивную национальную культбазу».

С 15.11.33 по 15.11.34 Б.П. Сальмонт работал по трудовому договору музыкальным руководителем, композитором и музыкальным этнографом в Хакасской автономной обл.; Л.В. Субботина и М.М. Тулякова были оформлены артистками. Трио было командировано Хакасским областным отделом народного образования (облОНО) последовательно в гг. Ачинск, Шаштып, Черногорск, Ширинский, Таштыпский и Аскызский р-ны для «обследования и изучения опыта работы политпросвет учреждений, собирания хакасского фольклора и художественной демонстрации песен и плясок». 08.02.1934 проводился областной слёт председателей сельских советов по художественной работе, одной из задач которого являлась оценка состояния традиционной музыкальной культуры на местах. В архиве РЭМ хранятся 5 тетрадей (по одной для района), отображающие материалы слета (АРЭМ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 487. Л. 1–29). По каждому сельсовету отдельно представлена информация о национальном составе населения, зафиксированы статистические данные о музыкальных инструментах и мастерах, их изготавливающих, сведения о том, как и кем используются инструменты, о сольной и ансамблевой игре, репертуаре, указана традиционная терминология и пр. В тетради, посвященной Ширинскому р-ну, в описание включены схематичные зарисовки музыкальных инструментов – чатхана (Большой Спиринский сельсовет) и хомуса (Аёшинский сельсовет). Все собранные в АО материалы были переданы Хакасскому облОНО.

С 1 января 1935 г. Б.П. Сальмонт работал по трудовому соглашению руководителем Ленинградского этнографического ансамбля (ЛЭА) сначала в Концертно-театральном бюро академических театров, затем в Управлении передвижными театрами массового отдела Ленсовета. В апреле 1936 г. по рекомендации Ф.Я. Кона Борис Петрович был приглашен на работу в ГМЭ в качестве заведующего фольклорно-музыкальной секцией, сотрудниками которой также стали Л.В. Субботина и М. М. Тулякова. В задачи секции входило изучение образцов народного и профессионального музыкального творчества, музыкальных инструментов и процесса их изготовления. Из фондов региональных отделов в секцию постепенно передавались музыкальные инструменты; М.М. Тулякова стала хранителем коллекции. Планировались строительство постоянной экспозиции, посвященной музыкальным инструментам народов СССР, и создание серии временных выставок на период 1937–1942 гг., разрабатывались маршруты будущих экспедиций. Предполагалось, что сотрудники секции, за исключением хранителя, до 6 месяцев в году будут вести полевую исследовательскую работу, включающую сбор этнографических материалов, фонографическую и слуховую фиксацию образцов фольклора, фотографирование музыкантов. Экспедиционные поездки сотрудников секции финансировались из бюджетных средств, поездки остальных участников ЛЭА осуществлялись на хозрасчетной основе.

26 июля – 26 октября 1936 г. сотрудники ГМЭ Б.П. Сальмонт и Л.В. Субботина совместно с участниками ЛЭА А.В. и П.В. Рыжковыми и Г.И. и С.И. Соколовыми обследовали Ойротскую автономную область, где собрали вещевые коллекции (кол. 5896 и 5897), детские рисунки (кол. 5898), выполнили фотографии музыкантов и мастеров музыкальных инструментов (кол. 5895, не найдена), осуществили фонографические записи на 115 валиках (коллекция фонографических валиков прослеживается в документах музея до 1956 г., дальнейшая ее судьба неизвестна), произвели 1200 рукописных записей алтайских и русских фольклорных текстов (переданы для публикации в Ойротское областное национальное издательство? в Управление по делам искусств Западно-Сибирского краевого исполнительного комитета?); зафиксировали на алтайском языке с переводом на русский традиционную терминологию, обозначающую музыкальные инструменты, их части и детали.

В январе 1937 г. по запросу дирекции ГМЭ произошла передача ЛЭА в ведение музея. 1 февраля 1937 г. сотрудники фольклорно-музыкальной секции были переведены в категорию работников с оплатой труда на хозрасчетной основе, поэтому намеченная на 1937 г. экспедиционная поездка не состоялась. Экспозиционно-выставочная деятельность ограничивалась размерами фольклорного кабинета, так как других площадей секции так и не предоставили. В августе 1937 г. арестовали С.И. Соколова (расстрелян в ноябре 1937 г.), в октябре – Б.П. Сальмонта (расстрелян в январе 1938 г. в Ленинграде), судьба других участников ансамбля неизвестна. 1 декабря 1937 г. фольклорно-музыкальная секция была расформирована.

За короткий период существования фольклорно-музыкальной секции её сотрудниками выявлены музыкальные инструменты, рассредоточенные по разным фондам, составлены реестры коллекции, сделаны выписки из учетных документов, присвоены временные индексы безномерным экспонатам. Проделанная сотрудниками секции работа, включающая также морфологическое описание музыкальных инструментов, позволила впоследствии идентифицировать несколько ошибочно исключенных и неверно опознанных экспонатов Этнографического отдела Русского музея, а также дифференцировать обезличенные предметы из коллекций Н.И. Привалова, Н.И. Воробьева, П.К. Козлова и памятники, переданные из расформированного московского Музея народов СССР.

В период 1925–1936 гг. ансамбль под руководством Б.П. Сальмонта посетил Ленинградскую, Новгородскую и Вологодскую губ. (1925–1926), Карельскую АССР (1925, 1931), Сибирский край и Бурят-Монгольскую АССР (1926–1929), Монгольскую Народную республику (1926, 1929), Средневолжский край (1927, 1930), Московскую область (1928, 1930), Башкирскую АССР (1930), Нижневолжский край (1931), Ойротскую АО (1932–1933, 1936), Казахскую АССР (1933), Хакасскую АО (1933–1934). Б.П. Сальмонт и его помощницы устраивали на местах олимпиады, смотры, конкурсы, проводили конференции и совещания, касающиеся художественной работы, занимались организацией всевозможных курсов и практикумов, внося весомый вклад в становление профессионального театрального и музыкального образования, подготовку национальных кадров Бурятии, Хакасии, Алтая и других регионов страны. Б.П. Сальмонтом было выполнено около двух тысяч слуховых нотных записей (с 1930 г. осуществлялись также записи на фонограф) инструментальных и вокальных образцов творчества бурят, монголов, баргутов, алтайцев, хакасов, тувинцев, китайцев, башкир, татар, чувашей, казахов, уйгуров, русских, украинцев, цыган и других народов; зафиксированы танцы и пляски; собраны сведения о музыкальных инструментах народов Сибири; скомплектованы вещевые и фотоколлекции; сконструированы усовершенствованные версии русских гуслей, хакасского чатхана, бурятского хура; опубликованы в периодической печати статьи, посвященные традиционной музыкальной культуре народов СССР и задачам культурного строительства.

Обширный архив и ценные вещевые коллекции, сформированные ансамблем, оказались разрозненными, рассредоточенными по разным учреждениям (музеи и архивы Бурятии, Алтая, Хакасии, Санкт-Петербурга, Москвы), часть материалов была утрачена или обезличена. В настоящее время исследователями проводится большая работа по атрибуции, описанию и введению в научный обиход этих материалов.

В 1936 г. Б.П. Сальмонт писал Ф.Я. Кону: «Самым важным и самым решающим капиталом являются люди, которых мы втягивали в русло общественной художественно-массовой работы <…>. Отличные наши ученики, составляющие нашу гордость, разбросаны по стране». Исследователь был прав: этот «капитал» был сохранен и приумножен его последователями и учениками.

Архивные материалы

АРЭМ.Ф. 2.Оп. 1. Д. 487. Лл. 1-27. – Материалы I Областного слета председателей с/советов по художественной работе. 8 февр. 1934 г.
АРЭМ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 539. – Материалы (проекты, докладные записки, отчеты, описи этнографических вещей) о работе этнографического ансамбля Б. Сальмонта. 13 февр. – 9 дек.1935 г.
АРЭМ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 586. – Материалы фольклорно-музыкальной секции ГМЭ (планы, докладные записки и др.), 1936 г.
АРЭМ. Ф. 2. Оп. 3. Д. 209. – Сальмонт Борис Петрович, 13 сент. 1937 г.
АРЭМ. Ф. 2. Оп. 5. Д. 63. – Положения о Мастерской коллективного творчества (Маскотвор), о музыкально-инструктивной передвижке при Доме искусств в д. им. В.Д., о Государственной инструктивной мастерской самодеятельного искусства (ГИМСИ), о передвижной инструктивной Нацкультбазе (проекты рук. Б. Сальмонта). 1 сент. 1924 г. – 15 июля 1932 г.
АРЭМ. Ф. 2. Оп. 5. Д. 69. – Производственные планы и сметы Государственной инструктивной передвижки (ГИП), Государственной инструктивной мастерской самодеятельного искусства (ГИМСИ), Ленинградского этнографического ансамбля. 1 мая 1928 г. – 13 мая 1936 г.
АРЭМ. Ф. 2. Оп. 5. Д. 70. – Отчеты о работе мастерской коллективного творчества–— Фольклорно-музыкальной секции Государственного музея этнографии, 1924 г. 10 ноября 1936 г. 
АРЭМ. Ф. 2. Оп. 5. Д. 80. – Статьи т. Сальмонта по вопросам искусства и музыки бурят-монголов (машиннописный текст) для газет, 1928 г.
АРЭМ. Ф. 2. Оп. 5. Д. 84. – Песни и их мелодии, записанные Б. Сальмонтом (рукописный текст), 1925–1935 гг.
АРЭМ. Ф. 2. Оп. 5. Д. 87. – Дело Б. Сальмонта. Переписка, отзывы о его работе. 29 июня 1925 г. – 13 дек. 1936 г.
АРЭМ. Ф. 2. Оп. 5. Д. 88. – Статьи и заметки Б. Сальмонта и других лиц по истории этнографического ансамбля, опубликованные в периодической печати, 1934–1938 гг.
АРЭМ. Ф. 2. Оп. 5. Д. 89. – Историческая записка о деятельности Ленинградского этнографического ансамбля, 1936 г.
ЦВРК ИМБТ СО РАН. Инв. № 364. – Сальмонт Б. П. Материалы к изучению бурят-монгольского искусства (песни, музыка, танцы). Рукопись. Верхнеудинск, 1928. 


Библиография

  1. Колпецкая О. Буддийская танцевальная мистерия Цам (по материалам этнографического исследования Б. П. Сальмонта) // Музыкальная жизнь. 2011. – № 1. – С. 28–29.
  2. Мазурина В.Н. О деятельности этнографического ансамбля в Бурятии. 20-е годы XX в. (по материалам архивов Санкт-Петербурга и восточного собрания ГМИР) // Буддийская культура: история, источниковедение, языкознание и искусство: Пятые Доржиевские чтения / Отв. ред. А.О. Бороноев. – СПб.: Гиперион, 2013. – С. 301–307.
  3. Гаджиева А.А. Фольклорно-музыкальная секция Государственного музея этнографии (1936–1937) // Вопросы инструментоведения. Вып. 10: Сборник статей и материалов IX и X Международных инструментоведческих конгрессов «Благодатовские чтения». Санкт-Петербург, 1–2 июня 2015 г.; 5–7 декабря 2016 г. / Российский институт истории искусств; [редкол.: И.В. Мациевский (отв. ред.); Д.А. Булатова, А.Б. Никаноров, А.А. Тимошенко]. – СПб., 2017. – С. 63–69.


Коллекции

Ойроты (алтайцы), шорцы
5896. – Музыкальные инструменты и процесс их изготовления – материалы, используемые для изготовления, инструменты и приспособления. Включала 47 предметов, сохранилось 13. РСФСР, Ойротская АО, г. Ойрот-Тура, Шебалинский аймак с. Бешпельтир, Шарганта, Усть-Канский аймак Янконурский с/с, колхоз им. Гордиенко, совхоз Ябоган. Сбор 1936 г. Ойроты, шорцы

5897. – Детские игрушки, пуговицы, материалы для их изготовления – кость, раковины. Включала 50 предметов, сохранилось 18. РСФСР, Ойротская АО. Сбор 1936 г., регистрация 1980 г. Ойроты

5898. – Детские рисунки. Включала 142 предмета, сохранилось 114. РСФСР, Ойротская АО. Сбор 1936 г. Ойроты

На основании научной атрибуции были выявлены 2 предмета, вошедшие в состав сборных коллекций 6957 и 8761, зарегистрированных в 1954–1956 гг.

6957-24/3. Футляр. РСФСР, Ойротская АО, г. Ойрот-Тура. Сбор 1936 г. Ойроты

8761-7780. Инструмент звуковой ритуальный «гхандан», духовой: труба натуральная. Монгольская народная республика, аймак Сэлэнгэ, г. Алтанбулаг. 1926 г. Монголы. Изготовлен мастером (ламой) по имени Хунхур в начале сентября 1926 г. для Гусиноозерского дацана, куда не был принят из-за образовавшейся трещины. Дар Б.П. Сальмонта Центральному музею народоведения 5 мая 1928 г.

Фотоколлекции

№ 5895. – Музыканты и мастера музыкальных инструментов. Включала 50 негативов с фотоотпечатками, не сохранились. РСФСР, Ойротская АО. Сбор 1936 г. Ойроты

13550-1. Танец «Маха и Шобэ». В центре – двое танцующих, одетых в стилизованные костюмы и аутентичные маски персонажей буддийской мистерии Цам. Включает 1 негатив на стекле. Маски изготовлены на заказ мастером в г. Алтанбулаг (Монголия) в 1926 г. Танцоры – участницы «Мастерской коллективного творчества» Лидия Васильевна Субботина и Мария Максимовна Тулякова. Представление проходит в Мраморном зале Этнографического отдела РМ. Втор. пол. 1920-х гг.

Коллекции собирателя в «Коллекциях онлайн»

Режим работы Музея в новогодние праздники:

02–07.01.24 – Музей работает с 10.00 до 18.00 (касса до 17.00);
31.12.23, 01.01.24 и 08.01.24 – Музей закрыт.


Мы используем cookie (файлы с данными о прошлых посещениях сайта) для персонализации сервисов и удобства пользователей.
Продолжая просматривать данный сайт, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie и принимаете условия.